Дин Кунц. Ясновидящий





Чтобы скоротать время, проводимое в ожидании прихода благородного рыцаря (Вам, леди, которые почему-либо, выпали из моей памяти), а также Герде, которая никогда не выходит у меня из головы, посвящаю

КНИГА ПЕРВАЯ

ГОРЫ...

Глава 1

Сэндоу сидел в своем кабинете, где царил ужасающий беспорядок. Стол его завален был старинными фолиантами, страницы которых пожелтели, а местами даже потрескались от времени. Книг этих он не читал и не намеревался заняться этим в ближайшем будущем, поскольку знал их на память, слово в слово. Просто на рабочем столе Потрясателя Сэндоу всегда лежал ворох книг - отчасти для того, чтобы любой вошедший, еще стоя на пороге, понял, что хозяин пребывает в трудах, а отчасти просто потому, что Сэндоу приятен был запах старинной ветхой бумаги. Он навевал романтическое настроение, пробуждая воспоминания о давным-давно ушедших временах, о канувших в небытие тайнах, о погибших мирах...
Сэндоу помешивал ложечкой в чашке с шоколадом. Это был довольно редкий для здешних широт напиток, да и ложечка под стать ему диковинная - с ручкой в виде злобной оскаленной волчьей морды. Не прерывая своего занятия, он глядел в окно на спящую деревушку Фердайн, мало-помалу выступавшую из утреннего тумана. Каменные домики еще не подавали признаков жизни. Лишь кое-где слегка курились, выдыхая вчерашнее тепло, каминные трубы, над другими крышами вовсе не было видно дыма. И только под застрехами уже копошились в своих гнездах полусонные птахи, щебеча по-утреннему. Словом, зрелище пока не слишком впечатляло, но Потрясатель Сэндоу, человек неприхотливый и безмерно терпеливый, остался вполне доволен.
Вскоре тут могут произойти грандиозные события. Сейчас же самое время запастись терпением и собраться с силами, дабы достойно противостоять испытаниям, которые богам угодно будет ему ниспослать...
На востоке в тумане уже образовался просвет, сквозь который явственно проступали силуэты Бани-бальских гор, чем-то похожих на солдат, марширующих к Фердайну со стороны моря. Солнечный свет окрашивал их в странные зеленоватые тона. Чудилось, будто изумрудные пики вонзаются в самое небо. И неудивительно, ведь горы эти были вторыми по высоте во всем полушарии...
К востоку же от Фердайна лежал Заоблачный хребет - единственный, чьи циклопические вершины могли посрамить Банибалы. Эти сверхъестественной высоты горы до половины скрывал густейший туман. Там, в молочно-белой его пелене, покоились горестные останки тех сорвиголов из Фердайна, кто отважился бросить вызов этим исполинам, чтобы узреть с высоты восточные земли. Подвиг сей удался лишь двум экспедициям, одна из которых благоразумно прошла несколько сот миль на юг, где горный хребет был чуть менее впечатляющим.
Потрясатель Сэндоу наслаждался волшебной красой великих Банибальских гор, которые утреннее солнце окрашивало в самые причудливые цвета, когда по крыше затопотали тяжеленные сапожищи Мэйса. Сэндоу весь подобрался и прислушался. Здоровяк Мэйс опрометью бежал к слуховому окну и чуть ли не кубарем скатился по чердачной лестнице. Затем он протопотал по коридору третьего этажа, вот заскрипела лестница, ведущая с третьего этажа на второй, потом та же участь постигла следующий лестничный марш - и огромный кулак Мэйса с такой силой забарабанил в дверь кабинета, что, казалось, она вот-вот слетит с петель.
- Будет, будет! - отозвался Потрясатель Сэндоу. - Входи, Мэйс!
Дверь открылась, и в кабинет вошел молодой великан. Буйства Мэйса как не бывало - на лице его застыло выражение благоговейного почтения. Он окинул взором заваленный книгами рабочий стол и груды причудливого имущества Сэндоу, прекрасно отдавая себе отчет в том, что ему никогда не постичь истинного предназначения сих экзотических устройств. Мэйс не был Потрясателем, и ему не суждено было когда-либо им стать.
- Ты что, язык проглотил? - спросил Сэндоу, безуспешно силясь скрыть улыбку - ах как трудно быть серьезным и суровым поутру, да еще в обществе такого комичного добряка, как Мэйс!
- Нет, господин. - Мэйс помотал огромной кудлатой головой, отчего длинные его волосы пришли в еще больший беспорядок. - Он тут, при мне...
- Тогда говори скорее, на каком именно участке Банибал находятся сейчас люди генерала?
Мэйс оторопел. Он даже потряс головой, словно пытаясь заставить ее лучше соображать.
- Но откуда вам-то известно об их приближении? - спросил он.
- Мое волшебство тут ни при чем, - ответил Потрясатель. - Мэйс, мальчик мой, я понял все, как только услышал топот твоих кованых сапожищ по ступеням. Справедливо полагаю, ты не затем покинул свой сторожевой пост, чтобы поведать мне о восходе солнца и пробуждении пташек...
- Еще бы, конечно же нет!
Мэйс поспешно подошел к самому столу Сэндоу, располагавшемуся в эркере, присел на корточки - впрочем, и в таком положении он возвышался над сидящим Потрясателем - и указал в окошко на расположенный милях в трех к югу перевал, именуемый Клеткой:
- Они во-он там, Потрясатель, и, похоже, их там сотни...
- А-а-а, теперь и я вижу, - сказал Потрясатель. - Однако они что-то слишком уж пестро одеты, особенно если учитывать их миссию. А ты какого мнения?
- Будь я их противником, нанес бы по этому отряду сокрушительный удар, прежде чем они успели бы спуститься в долину.
Сэндоу нахмурился и принялся поглаживать лоб, как всегда делал, когда размышлял. Бледное и изможденное лицо его сделалось серьезным.
- Да, это не делает им чести как солдатам. Мы не станем следовать их примеру при выборе облачения...
- Стало быть, вы принимаете вызов? - спросил Мэйс, настороженно глядя в лицо господина.
- Полагаю, да, - ответил Потрясатель. - Кое-что надобно приобретать - в основном это касается знаний и опыта, но не только...
Тут дверь кабинета снова открылась, и вошел Грегор.
- Досточтимый учитель! - Голос юноши звучал полунасмешливо-полусерьезно. - Опасаюсь, что завтрашний день сулит великую печаль - придется нам возносить молитвы за душу новопреставленного. Я проснулся оттого, что по крыше словно слон протопал, и даже не сразу понял, что это наш обожаемый Мэйс... Хрупкие стропила, похоже, не выдержали и... Ах, ты здесь, Мэйс? От души благодарю богов за то, что крыша осталась цела!
Мэйс заворчал и поднялся, голова его почти уперлась в потолок.
- Ежели бы я и в самом деле собрался проломить крышу, можешь быть уверен, рассчитал бы все наперед, чтобы пролететь аккурат через твою спальню и прихватить по дороге тебя!
Грегор с улыбкой подошел поближе к окну и принялся созерцать цепочку солдат, спускающихся по склону.
Потрясатель Сэндоу с любовью глядел на мальчика. Он любил и Мэйса, и Грегора, словно родных сыновей, и все же на долю Грегора приходилось чуть больше любви... Как ни ужасно, но именно так оно и было. Мэйс, несомненно, миляга, но все же он никоим образом не Потрясатель. Иное дело хрупкий, светловолосый Грегор. Этот настоящий... Никакой отец и никакой отчим не смог бы управить своими привязанностями в том случае, если только один из сыновей верно следует по его стопам...
- Пестрая команда, а? - хмыкнул Грегор.
- Я всю эту команду в два счета пострелял бы, будь у меня достаточно стрел и добрый лук, - сказал Мэйс.
- А вот я бы на твоем месте так не горячился, - остудил его пыл Грегор. - Это же наши старые друзья.
- Полно, полно! - Потрясатель Сэндоу предостерегающе поднял руки. - Ваша братская перебранка однажды закончится потасовкой, но сегодняшний день для этого явно неподходящий. Нам многое предстоит сделать.
Понятливый Мэйс тотчас же направился готовить столы для гостей, а Грегор пошел в спальню, дабы облачиться во что-нибудь более презентабельное, нежели ночная сорочка.
В течение следующего часа Потрясатель Сэндоу терпеливо наблюдал за войсками, входящими в узкую долину, где и располагался Фердайн. Яркие знамена развевались на ветру. Их несли на высоких шестах четверо молодых людей, облаченных в малиновые мундиры. "Какие дураки, - подумал он. - Дураки, тупицы, недоучки..."
Но с помощью его чар некоторые из них, возможно, и смогут преодолеть Заоблачный хребет. Может быть, кое-кому из них и суждено увидеть таинственные земли, лежащие к востоку от гор, куда прежде проникли лишь две экспедиции. Может быть... Впрочем, ставок на это он делать не намеревался.

Глава 2

За два часа до полудня пехотинцы уже стояли у ворот дома Потрясателя Сэндоу. Все обитатели улицы потихоньку наблюдали за ними, благоразумно скрываясь за занавесками или притаившись в темных коридорах. В причудливой униформе солдат соседствовали самые яркие цвета - желтый, синий и красный, при этом на ногах у них красовались зеленые ботфорты, на плечах - снежно-белые плащи, но все это великолепие было заляпано грязью, а людям явно требовался отдых. О том, чтобы переправить лошадей через Банибалы, нечего было и думать, без них же переход крайне усложнялся - слишком большое расстояние следовало пройти пешком. Солдаты обливались потом, лица их почернели от дорожной пыли, да и одежда порядком перепачкалась, а пышные рукава, во многих местах изорванные в клочья, свисали живописными лохмотьями.
С солдатами пришли и два офицера - капитан и главнокомандующий; первый был молод, а второй - почти ровесник самого Потрясателя. Они отделились от отряда и направились прямиком к дверям дома Сэндоу. Не успел железный дверной молоток в третий раз стукнуть по дощечке, как Мэйс широко распахнул двери, глядя на гостей с высоты своего двухметрового роста.
- Потрясатель ожидает вас. Входите.
Офицеры помешкали, недоуменно переглядываясь, потом смущенно вошли, косясь на огромную фигуру молодого ученика.. Трудно было судить, что произвело на них более сильное впечатление - вид гиганта Мэйса или же сообщение о том, что Потрясатель их ожидает. Однако, когда Мэйс пригласил их в кабинет и усадил, попросив подождать Потрясателя, они стали вертеться словно ужи на сковородке, и даже эль, поданный им в керамических кружках, едва пригубили.
Минуту спустя вошел Потрясатель в сопровождении Грегора. Одеты оба были весьма эффектно. Ученик облачился в серое одеяние, весьма напоминавшее монашескую рясу. На шее у него красовалась массивная серебряная цепь, другая такая же обвивала талию. Однако одежда его призвана была не столько поразить воображение гостей, сколько оттенить великолепие загадочного и роскошного наряда самого Потрясателя. Сэндоу щеголял в балахоне столь непроницаемо-черного цвета, что ткань на складках отливала металлической синевой. Седые его волосы и совершенно черная борода живописно ниспадали на отложной воротник, расшитый древними магическими знаками, которые приводили в священный трепет непосвященных. На руках Потрясателя поблескивали шелковые перчатки цвета свежепролитой крови.
Оба офицера дружно встали и поклонились, а когда Потрясатель знаком пригласил их вновь присесть, вздохнули с явным облегчением.
- Прошу, как можно меньше формальностей, - сказал старик. - Тем паче что я лицо сугубо неофициальное.
- Мы искренне благодарны вам и за гостеприимство, и за добрый эль, - почтительно произнес главнокомандующий. - Меня зовут Солвон Рихтер, а это капитан Йэн Бельмондо - он служит под моим началом в войске генерала Дарка вот уже несколько месяцев.
Потрясатель в свою очередь представил Мэйса и Грегора, в полном соответствии с ритуалами, уместными в подобной ситуации.
- Ну, а теперь, - произнес Потрясатель, - поведайте, какого рода дело привело вас ко мне?
- Простите за то, что тороплю события, - сказал Рихтер, - но сперва мне необходимо узнать, отчего наш визит не стал для вас неожиданностью. Ваш ученик, Мэйс, сказал нам, что вы нас ожидали.
- Я, как вам известно, Потрясатель, - улыбнулся Сэндоу. - А Потрясателям многое ведомо.
- Но мне с трудом верится в то, что вам дано знать о происходящем по ту сторону Банибал! - воскликнул молодой Бельмондо.
- Однако временами возможно и такое, - принялся объяснять Потрясатель Сэндоу. - Ведь я упражняюсь ежедневно, таким образом наращивая свою силу. Так вот, ваш отряд я заметил два дня тому назад, то есть еще до того, как вы достигли предгорий Банибал.
Старик Рихтер одобрительно закивал.
- Несомненно, генерал избрал из всех Потрясателей достойнейшего, - констатировал он.
- Итак, если вы не желаете еще по кружечке эля, то можно перейти к делу, - сказал Сэндоу. - Чего же надобно от меня досточтимому генералу?
- Но если вы смогли увидеть нас двое суток назад с западной стороны Банибал, - вступил в разговор Бельмондо, - то несомненно знаете, с какой целью мы прибыли сюда!
Потрясатель понимающе улыбнулся:
- Как вам известно, сила Потрясателя одновременно в чем-то неизмеримо велика, а в чем-то весьма ограничена. Да, я видел направляющееся сюда войско, уловил и кое-что лежащее на поверхности сознания солдат - в частности, что вскоре мы предпримем попытку пересечь Заоблачный хребет. Но этим, увы, дело и ограничилось. Мне не удалось уловить деталей, подобно подслеповатому человеку, который без спасительных очков хотя и может увидеть книжную, страницу, но не способен сфокусировать взгляд, чтобы прочесть написанное.
Рихтер поднес к губам кружку и сделал добрый глоток.
- Мы полагаемся на вашу абсолютную честность, добрый Потрясатель, и на ваше молчание, равно как и на молчание ваших учеников...
- Это я могу вам обещать, - заверил его Потрясатель Сэндоу.
- Прекрасно. Сюда, в Фердайн, так же как и в другие поселения, отрезанные Банибалами от просторов континента, новости доходят медленно. Не сомневаюсь, что вы еще не слышали о пограничных инцидентах между Дарклендом и соседней Орагонией. Орагония испытывает незыблемость наших границ, и хотя на большее пока не отваживается, уже несколько десятков наших отрядов полегло в схватках...
- Странно, - пожал плечами Потрясатель Сэндоу, - ведь Орагония и по природным, и по людским ресурсам уступает Даркленду и несомненно проиграла бы войну, если, конечно, намеревается-таки ее развязать...
- Слушайте дальше, - продолжил Рихтер. - Наши шпионы в Орагонии докладывают о странных событиях, происходящих там в последние месяцы. На улицах вражеской столицы в предрассветные часы они заметили некие колесные устройства, которые двигались сами собой, без помощи лошадей...
Воцарилась гнетущая тишина, нарушаемая лишь шарканьем по полу огромных подошв Мэйса. Наконец юноша не выдержал:
- Не может быть! Легенды о самодвижущихся колесницах - это байки для детей!
- А вот шпионы наши иного мнения, - возразил главнокомандующий. - Однако и это еще не все. Они докладывают, что во дворце у Джерри Мэтабейна, короля Орагонии, имеется летающая машина, чудом пережившая Небытие. Мы располагаем тремя независимыми друг от друга свидетельствами - трое шпионов в один голос утверждают, что видели, как машина эта кружит над дворцовыми бастионами, а частенько облетает и весь холм, на котором стоит дворец Джерри. Машина невелика - выдержит разве что двоих, она овальной формы, очень гладкая и на солнце сверкает, словно отполированное серебро, а по небу летает, издавая легкое жужжание.
Взгляд Потрясателя Сэндоу устремился на книги, лежащие на его рабочем столе, и в памяти всплыли отрывки, которые прежде он считал чистейшим вымыслом. Книги эти также пережили Великое Небытие - это было наследие забытых веков, тех самых, когда не воздвиглись еще высочайшие горы там, где прежде простирались равнины, когда не переменились еще очертания океанов и джунгли буйно зеленели там, где теперь царствовало бесплодие пустынь, а сочные луга не ушли еще на дно морей... Итак, если с тех времен сохранились книги, почему бы не сохраниться и еще чему-нибудь? Вполне возможно, что летающие машины и безлошадные колесницы, о которых поведал Рихтер, вовсе не порождение легенд, а реальность! Старый Потрясатель ощутил во всем теле от будоражащего предчувствия дрожь - ничего подобного он не испытывал по крайней мере лет двадцать...
- И генерал хочет, чтобы мы сопровождали ваш отряд и пересекли вместе с вами Заоблачный хребет, дабы по ту сторону его поискать подобные чудеса?
Рихтер склонил голову:
- Нам известно, что экспедиции из Орагонии пересекли Заоблачный хребет в том его месте, которое зовется Грозовым перевалом, и, углубившись в неизведанные земли миль на двести, обнаружили земли, где все эти диковинки лежали нетронутые. Мы же намереваемся пересечь горы здесь, в районе водопада Шатога, а потом идти на север. Если орагонцы и впрямь затевают на севере широкомасштабную военную операцию, то мы вскоре нападем на их след. На первый взгляд у нашего плана множество изъянов, но у нас есть скальные голуби-крикуны, а это замечательные птички! Мы существенно сузим круг поисков, прибегнув к воздушной разведке...
- И к моей магии, - докончил за него Потрясатель. - Ведь именно так вы планируете без особых проблем обнаружить кладезь древних механизмов?
- Вы должны идти с нами! - страстно воскликнул Бельмондо. - Если в вашем сердце живет любовь к родному Даркленду, если вам не чужда национальная гордость...
- Мне чуждо и то, и другое, - бесстрастно ответил Потрясатель. - Видимо, боги милостивы к вам, коль скоро вы руководствуетесь в жизни столь поверхностными понятиями. Но спешу успокоить вас: я принимаю ваше предложение. И пересеку вместе с вами Заоблачный хребет, но только из тех соображений, что генерал милосердный и добрый правитель, а Джерри Мэтабейн диктатор и тиран. Потрясателям в Орагонии, насколько мне известно, и не снилась такая свобода, как тут, в Даркленде. Король содержит их там в комфортабельном рабстве, и я вовсе не желаю видеть Джерри своим господином.
Капитана Бельмондо, казалось, потрясло столь откровенное презрение к патриотизму, но главнокомандующий явно был мудрее.
- Если ваши интересы совпадают с интересами Даркленда, - сказал он, - то меня не волнуют истинные мотивы ваших поступков. Будете ли вы готовы выступить рано поутру? Моим людям нужно отдохнуть, ведь переход предстоит весьма утомительный.
- На рассвете? Прекрасно, - кивнул Потрясатель. - Но сперва позвольте сделать несколько замечаний. Нам тотчас же бросились в глаза весьма причудливые костюмы, в которых изволят щеголять ваши солдаты. Как нам представляется, костюмы эти чересчур пышны для лазания по скалам и слишком пестры для путешествий по неведомым землям - слишком уж они яркие и приметные...
Рихтер откровенно смутился:
- Н-ну, это наша парадная форма. Генерал пожелал, чтобы мы прибыли сюда именно в таком облачении сразу по двум причинам. Во-первых, нам предстояло перейти Банибалы по довольно легко проходимому перевалу, для чего вовсе не требовалось особого снаряжения, и поэтому имелась возможность вступить в поселок при параде. Во-вторых, таким образом генерал решил усыпить бдительность орагонских шпионов, ежели таковые есть в столице Даркленда. Их нисколько не должен был насторожить такой откровенный маневр отряда, а вот выступление войска, экипированного для восхождения на Заоблачный хребет, напротив, тотчас же привлекло бы их внимание. Все необходимое снаряжение и походную форму мы везем в тележках, а кое-что солдаты несут за плечами в рюкзаках.
- Но ведь Заоблачный хребет непреодолим! - впервые за все время разговора подал голос Грегор. - Посылал ли генерал малый отряд пехотинцев, чтобы хотя бы попытаться...
- В этом не было надобности, - ответил Бельмондо. - Мы ведь все банибальцы - вы, должно быть, знаете, что это означает.
- Разумеется, - улыбнулся Потрясатель Сэндоу, не скрывая восхищения. - Поговаривают, будто ваши навыки скалолазания выше всяческих похвал и по отвесной стене вам взобраться ничуть не труднее, чем обычному смертному пройти по улочкам Фердайна...
- Угу, - кивнул Рихтер. - Правда, улочки Фердайна - сущее наказание. Они словно специально созданы для умалишенных да коз...
И кабинет Сэндоу впервые за все время визита огласился громким смехом - настал конец досадной напряженности, и все встало на свои места.
Чуть позднее, после непринужденного разговора и пары кружек ароматного эля, Рихтер и молодой Бельмондо удалились, дабы проследить за тем, как расквартировывают солдат в двух самых просторных гостиницах Фердайна. Перед уходом они условились, что будут на рассвете поджидать Потрясателя у ворот его дома, откуда и направятся к горам, лежащим на востоке.
- Я по-прежнему против вашего участия в экспедиции, - сказал Грегор, когда они остались одни. - Вы в преклонных летах, и, хотя все еще бодры и ловки, подобный переход будет для вас нелегок...
- Однако ты, невзирая на некоторые успехи в учении, все еще не можешь заменить меня, - сказал мальчику Потрясатель. - К тому же учти: когда состаришься, то сам не прочь будешь рискнуть руками и ногами ради того лишь, чтобы переменить обстановку. Да что там, ты головы не пожалеешь, если впереди замаячит нечто более увлекательное, чем сидение тут, в Фердайне, занятия комнатной магией и каждодневное любование восходом!
- Не переживай, - прогудел Мэйс. - Если хозяину придется нелегко, я просто понесу его - мне это раз плюнуть.
- Уверен, тебе это раз плюнуть, Мэйс, - улыбнулся Сэндоу. - Хотя, надо признаться, это не слишком достойный способ передвижения для уважающего себя Потрясателя. - И, потянув за шнурки своего черного одеяния, прибавил:
- Пора вылезать из этих идиотских костюмов. Здесь не на кого больше производить впечатление...

Глава 3

Сэндоу сам не знал, отчего так чутко спит, - то ли явление это чисто возрастное, то ли так необычно проявляют себя его сверхъестественные способности. По утрам, стоило первому робкому лучику пробиться сквозь тяжелые шторы его спальни, он тотчас пробуждался и немедленно вставал. По ночам же, когда Мэйс или Грегор на цыпочках направлялись в ванную, Потрясатель всякий раз просыпался. Это было сущее проклятие. Однако этой ночью оно обернулось благословением.
Когда Сэндоу открыл глаза, было совершенно темно. Он лежал, не шевелясь и чутко прислушиваясь - кто-то шел по коридору второго этажа. Потом скрипнули двери комнаты Мэйса, а вскоре распахнулась дверь и в собственную его спальню. Рывком сев в постели, Потрясатель увидел мерцание. Казалось, во тьме мигает крошечное и неверное пламя свечи. Вот Сэндоу различил темный мужской силуэт - это явно был незнакомец. Прежде чем Потрясатель успел раскрыть рот, чтобы окликнуть его, непрошеный гость швырнул то, что держал в руках, прямо в изножье постели Сэндоу, и выскользнул в коридор.
Сэндоу выпрыгнул из постели, схватил один из башмаков, которые ставил обычно под ночной столик, и быстро затушил пламя. Затем, стремительно сунув ноги в башмаки, метнулся к дверям - и в этот самый миг чуть было не оглох от ужасающего грохота. Сэндоу успел заметить, как из-под двери, ведущей в спальню Грегора, вырвалось пламя. Саму же дверь сорвало с петель и швырнуло через весь коридор к противоположной стене. Коридор тотчас же наполнился клубами едкого дыма. Потрясатель судорожно закашлялся.
- Грегор! - выкрикнул он, но не услышал ответа.
Зато за его спиной раздался тяжелый топот Мэйса. Это было слабым, но все же утешением: этот, по крайней мере, жив-здоров, а вот другой... Сердце Сэндоу сжалось от ужаса.
Мэйс тем временем пулей влетел в самое пекло, окликая юношу по имени. Он готов был к тому, что найдет лишь горестные останки своего сводного брата... Однако, когда задыхающийся Сэндоу пробрался сквозь дым к дверям, оттуда вынырнул торжествующий Мэйс, едва видимый в сизых клубах.
- Его там нет! - сказал гигант. - Его вообще не было в спальне, когда это случилось!
- Хвала богам! - искренне вырвалось у Потрясателя, который вовсе не отличался религиозностью.
На лестнице, ведущей с первого этажа на второй, уже слышались торопливые шаги, - и вот появился Грегор. Волосы юноши были взлохмачены, глаза расширены от ужаса, а из свежей раны на лбу сочилась алая кровь.
- Вы целы? - первым делом спросил он.
- Да, - ответил Потрясатель. - А вот ты ранен...
- Там был человек, - взволнованно заговорил Грегор. - Ночью я проснулся и понял, что не прочь перекусить, вот и отправился вниз, на кухню. Как раз прикончил сандвич и дожевывал добрый ломоть пирога, когда грохнуло. Я тотчас бросился к лестнице - и нос к носу с кем-то столкнулся. Я даже понять не успел, кто это - вы, Мэйс или кто-то еще, как он шарахнул меня по лбу чем-то - может, даже черенком ножа - и выскочил на улицу. Я не стал гнаться за ним...
Потрясатель внимательно обследовал рану, оказавшуюся пустяковой.
- Давайте-ка отворим окна - тут совершенно нечем дышать, - сказал он. - Потом спустимся в кухню, выпьем по кружечке эля и потолкуем. А у меня в комнате есть одна штука, которая может представлять интерес.
- Трубочка со светящимся содержимым?
- Да, Мэйс. Я, правда, успел заметить лишь какое-то мерцание, а форму не разглядел, не было времени.
- Полагаете, такая же взорвалась в спальне Грегора? - спросил великан.
- Похоже на то. Мэйс глубоко вздохнул:
- Точно такую же зашвырнули и ко мне в комнату. От стука я проснулся, зажег свет и поднял ее с пола. Поначалу я не понял, что это, но заметил обгоревший фитилек - до самой трубочки оставалось не более дюйма. Чистейшая случайность - негодный фитиль. Но если бы не это, бомба разорвалась бы прямо у меня в руках!

Глава 4

- Трубочка под завязку начинена порохом, и, когда фитилек догорает, пламя проникает в крошечное отверстие на пробке, в результате чего происходит направленный взрыв, - рассуждал Сэндоу, сидя в кухне за столом вместе с обоими приемными сыновьями.
Все попивали эль, а на столе подле них лежали две неразорвавшиеся трубочки.
- Но ведь искусство получать порох давным-давно утрачено! То и дело кто-либо объявляет, будто овладел этим секретом, но ничего путного еще ни у кого не вышло. Ведь даже древние орудия, созданные еще до Великого Небытия и чудом дошедшие до нас, нельзя использовать - их просто нечем заряжать!
- Это так, Грегор, - согласился Сэндоу. - Но я убежден в том, что эти жуткие штуки, равно как и та, которая неминуемо должна была тебя прикончить, ежели бы не твой неуемный аппетит, родом не из нашего Даркленда. Они попали сюда прямиком из Орагонии, куда в свою очередь кто-то приволок их из тех самых таинственных восточных районов, расположенных позади Заоблачного хребта.
- Шпионы! - рявкнул Мэйс и с размаху стукнул огромным кулаком по столешнице, отчего трубочки подпрыгнули.
- Сомневаюсь, чтобы эти штуки могли взорваться от сотрясения при ударе, - спокойно сказал Грегор, - но если тебе так уж невтерпеж проверить, прошу, сделай это подальше от дома. - Потом он обратился к учителю:
- Вам не кажется, что наш друг-горилла недалек от истины? Вполне вероятно, орагонские шпионы прибыли сюда именно для того, чтобы помешать нам присоединиться к экспедиции...
- Все говорит в пользу этой гипотезы, - поддержал юношу Потрясатель Сэндоу. - Теперь нам известно, что среди банибальцев главнокомандующего Рихтера скрывается изменник, а потому нам следует быть много внимательнее, чем прежде. Но кто-то должен оповестить главнокомандующего о случившемся.
- Это сделаю я! - воскликнул Грегор, порывисто вскакивая из-за стола.
Но Мэйс сграбастал его и легко, словно пушинку, швырнул в кресло.
- Оставайся-ка лучше здесь, с учителем, - сказал он. - Я сам схожу и повидаюсь с главнокомандующим Рихтером, а если на пути или в гостинице мне встретится кто-то подозрительный, я разделаюсь с ним по-свойски. Наш душегуб вряд ли еще раз явится сюда - он либо понимает, что впредь мы будем настороже, либо считает нас мертвыми, что ничуть не хуже.
Грегор начал было возражать, но Потрясатель принял сторону молодого великана, положив тем самым конец спору. Втайне старик не мог нарадоваться на своих молодцов. Мало того, что Грегор был настоящим Потрясателем, чьи силы только еще просыпались, юноша обладал к тому же и бесстрашием, и истинной отвагой. А ведь Сэндоу прекрасно знал, что Потрясатели в большинстве своем - сухари и отшельники, коим совершенно чужды такие добродетели, как элементарная храбрость. Грегор же был совершенно не таков. А Мэйс... Да, и это щедрый дар судьбы. Нечасто встретишь такого гиганта, в котором физическая сила и быстрота реакции счастливо сочетаются со смекалкой и умом. Спору нет, Мэйс порой кажется увальнем, но под этой маской кроется человек расчетливый и очень сообразительный.
- Тогда иди, - сказал Потрясатель. - Каждая минута промедления может стоить жизни и самому Рихтеру, и кому-то из его людей. Убийца, особенно если он поймет, что здесь потерпел неудачу, скорее всего попытается нанести урон войску, чтобы вынудить главнокомандующего послать за подкреплением.
Мэйс встал и направился к дверям, на ходу пристегивая к поясу ножны с устрашающим кинжалом. Миг - и его уже нет...
Не напрасно главнокомандующий Рихтер шутил накануне, что здешние улочки хороши лишь для коз да идиотов. Дело именно так и обстояло, более того: две дороги были даже перегорожены, чтобы кто-нибудь не вздумал, чего доброго, предпринять попытку проехать по ним на телеге, запряженной лошадью. Лошадь неминуемо споткнулась бы на крутейшем склоне и опрокинула повозку еще на середине спуска. Именно одна из этих дорог и вела к постоялому двору Стентона. С вершины холма, где стоял сейчас Мэйс в тени сосновой рощицы, дорога эта казалась идеальным местом, где может скрываться злоумышленник.
Всякий отваживающийся спуститься по этой дороге должен был знать одну маленькую хитрость - следовало идти как можно медленнее, в противном случае неосмотрительный пешеход рисковал пулей слететь вниз и с размаху врезаться прямо в стену гостиницы, переломав при этом руки, ноги или все кости разом. В эти предутренние часы дело обстояло еще хуже - булыжная мостовая покрылась росой. Камни и сами по себе были довольно скользкими, напоминая пузырчатое стекло или лед, теперь же по ним было скатиться легче легкого, словно по ледяной горке. Все это великолепие освещал единственный укрепленный на шесте факел, по обе стороны которого метались смутные тени - поистине, тут могла бы скрыться целая армия, не то что одинокий убийца...
Мэйс безмолвно обругал себя за трусость и решительно начал спускаться. Ведь даже если злоумышленник и заподозрил, что кто-либо из обитателей дома Сэндоу остался в живых и что этот некто направляется к Рихтеру, дабы предупредить его об опасности, вряд ли он станет поджидать его именно здесь...
И Мэйс действительно добрался до тяжелых деревянных ворот гостиницы, никого не встретив на пути. Он часто дышал, но внешне оставался совершенно спокоен. Юноша легко открыл массивную дверь черного хода и вошел в полутемный коридор, миновав кухню и кладовую. Вестибюль скупо освещали масляные лампы. Мэйс направился прямо туда и остановился у конторки. С минуту поколебавшись, он взял журнал регистрации посетителей, быстро пролистав страницы, отыскал имя главнокомандующего Рихтера и номер его комнаты, а потом положил журнал на прежнее место.
Лестницу освещали мерцающие свечи в стеклянных стаканчиках, открытых сверху, дабы обеспечить доступ воздуха. Мэйс быстро отыскал комнату главнокомандующего и негромко, но настойчиво постучал.
Дверь со скрипом отворилась, и показалось пышущее здоровьем лицо Бельмондо. Капитан явно был изумлен неожиданным явлением гостя в столь неурочный час.
- Рихтер здесь? - спросил Мэйс. Он не хотел слишком долго стоять под дверью, опасаясь попасться на глаза преступнику.
- Да, - кивнул Бельмондо. - Но он спит. Чего тебе надо?
- Я хочу повидать его. Немедленно.
- Уж и не знаю... - забормотал Бельмондо. Но Мэйс решительно отстранил молодого капитана и прошел в комнату, затем не менее решительно притворил за собой дверь, изумив Бельмондо еще пуще.
- Не надо зажигать света, - предупредил он. - Разбудите поскорее главнокомандующего!
- Но это против правил! - возразил капитан.
- Орагонские шпионы, полагаю, вовсе не намерены придерживаться ваших правил, а среди ваших солдат как минимум один из них!
Мэйса выводила из себя военная дисциплинированность молодого капитана, ведь в доме Потрясателя порядки были совсем иные.
- Так ты говоришь - шпионы? - недоверчиво переспросил Бельмондо.
- Послушай, да разбуди же ты меня, в конце концов! - раздался вдруг голос главнокомандующего. - Тогда мне, по крайней мере, не придется делать вид, будто я сплю, и исподтишка подслушивать ваш разговор.
Мэйс утробно хохотнул, а вот Бельмондо, похоже, не усмотрел в словах главнокомандующего ровным счетом ничего смешного. Он был по-прежнему крайне смущен.
- Зажги свет! - приказал капитану Рихтер.
- Нет! - твердо возразил Мэйс. - Лучше нам поговорить в темноте. Нельзя допустить, чтобы кто-нибудь с улицы заметил огонь в вашем окне или из коридора полоску света из-под двери...
- Звучит устрашающе... - пробормотал Рихтер.
- На самом деле все так и есть. - И в полной темноте, почти не видя собеседника, Мэйс в красках живописал Рихтеру все, что случилось в доме Потрясателя. Изложив затем все соображения Сэндоу по поводу динамитных шашек, он прибавил:
- Как полагает учитель, злоумышленник может прийти сюда и сделать тут свое черное дело, особенно когда поймет, что первая его попытка потерпела крах.
- Возможно, он и не подозревает о провале, - предположил Рихтер, - полагая, что Потрясатель мертв.
- Наверняка он прислушивался, ожидая трех взрывов одного за другим, - возразил Мэйс. - Услышал же он лишь один, и рисковать не станет. Впрочем, если хотите вверить жизни своих людей воле судеб, то можете оставить слова мои без внимания...
- И не подумаю, - ответил Рихтер. Внимательно слушая молодого великана, он торопливо одевался - посему с самого начала не оставалось сомнений, что он отнесся к его сообщению со всей серьезностью. Бельмондо же путался в складках своей ночной сорочки и в неожиданно нахлынувших сообщениях о неведомых изменниках и шпионах. Он метался по комнате, пытаясь всем видом своим изобразить полнейшую готовность действовать, но то и дело ронял вещи и чуть было не упал, угодив ногой мимо штанины.
- Потрясатель предлагает вам разделить ваших людей на три группы, приставив к каждой троих сторожей, причем как минимум троих, чтобы в случае, если одним из них окажется преступник, ему не удалось бы беспрепятственно умертвить спящих.
- Сержант Кроулер расположился на втором этаже. Он, как никто другой, сумеет распорядиться по этой части. Кстати, он поможет нам увидеть все в чуть более светлых тонах...
- Великолепно.
И они покинули комнату - Мэйс и Рихтер шли впереди, а Бельмондо едва поспевал за ними, на ходу застегивая рубашку. Он был в одном сапоге, второй впопыхах оставил в комнате. На втором этаже они прошли в дальний конец скупо освещенного коридора и тихонько постучали в двери последней комнаты. Им отворил низкорослый мужчина с квадратной челюстью. Он протер глаза, ошарашенно поглядел на пришедших и спросил:
- Что стряслось, командир Рихтер?
- Впусти нас и закрой дверь! - шепнул главнокомандующий.
Мужчины один за другим проскользнули в темную комнату, и Мэйс вновь слово в слово повторил свой рассказ о таинственном убийце и динамитных шашках.
- Черт подери! Хотел бы я сам отыскать мерзавца, затесавшегося среди моих ребят! Разорвал бы этого выродка пополам, а половинки сбросил бы в пропасть с Грозового перевала! Клянусь небом!
Сержант впал в ярость и потрясал напоминающими кувалды кулаками. Сперва Мэйсу сержант Кроулер показался толстяком, но теперь юноша видел, что он крепко сбит. Сейчас, когда кулаки его были сжаты, под кожей рук явственно вырисовывались бицепсы толщиной с добрые корабельные канаты, а когда сержант стискивал зубы, на шее отчетливо проступали тугие мускулы. "Да, - рассудил про себя Мэйс, - этот человек и вправду способен разорвать противника пополам..."
- Он наверняка умен и не позволит запросто изобличить себя, - сказал главнокомандующий Рихтер. - Самое большое, на что мы можем сейчас рассчитывать, - это уберечь людей. Путешествие нам и без того предстоит многотрудное и опасное, а теперь, когда нам известно, что в наших рядах враг, оно сильно усложняется. Впрочем, если нам не удастся его тотчас отыскать, то следует пуститься в путь как можно скорее.
Сержант Кроулер сунул руки в рукава мундира - все остальное он уже успел на себя натянуть.
- Надо пойти и растолкать ребят. Чем скорее все соберутся вместе, тем спокойнее будет у меня на душе.
С каждой стороны коридора располагалось по десять комнат. В первых четырех по каждой стороне солдаты, спящие по двое, послушно принялись одеваться, спросонья не понимая, чему обязаны столь ранним пробуждением. Однако в остальных шести комнатах по каждой стороне коридора, где отдыхали двадцать четыре человека, командиров поджидали весьма неприятные сюрпризы.
- Командир! - сдавленно вскрикнул Кроулер, приоткрыв двери в пятую комнату. - Скорей сюда!
В голосе квадратного человека было нечто такое, что заставило всех незамедлительно поспешить на его зов.
- Что там? - спросил Рихтер, глядя на трясущегося бледного Кроулера.
- Там... Там мертвецы!
На кроватях лежали навзничь два трупа, устремив в потолок расширенные от ужаса незрячие глаза. В мерцающем свете лампы, прихваченной Кроулером, кровь, которой залито было все вокруг, казалась черной...
- У обоих перерезано горло, - сказал Кроулер. - Какой-то вонючий подонок перерезал им, сонным, глотки от уха до уха!
Голос сержанта был ужасен. Ручищи его так стиснули спинку стула, что ни в чем не повинное дерево затрещало.
- В другие комнаты, скорее! - приказал Рихтер. И они разделились, чтобы ускорить процедуру, ибо предстояло проверить еще целых одиннадцать номеров. В каждом из них они обнаружили по два безжизненных тела, спокойно лежащих на кроватях, залитых кровью, - ею забрызганы были и пол, и стены...
Когда все четверо вновь встретились в коридоре, молодой Бельмондо трясся словно в лихорадке - ему было совсем худо. Остальных же обуревала злоба. Нервы у них оказались покрепче, чем у молодого капитана, посему падать в обморок от этого жуткого зрелища они не собирались. В душах Рихтера и Мэйса бушевала холодная ярость, с виду никак не проявляющаяся, но сулящая неминуемую гибель тому, на кого была направлена. Сержант Кроулер, вспыльчивый по натуре и привыкший действовать, крушил мебель, не находя иного выхода своей злости. Внушал опасения цвет его лица - оно сделалось темно-пурпурным.
- Но почему он не перебил всех на этаже? - спросил Рихтер.
- Возможно, мы спугнули его, - ответил Кроулер. - Убийца наверняка обладает острым слухом - такова уж у него профессия...
- Надо поскорее разбудить солдат на третьем этаже, - сказал главнокомандующий. - Мы тотчас выясним, кто из них ночью покидал свой номер - сосед его наверняка знает об этом и расскажет нам...
- Вовсе не обязательно, - возразил Мэйс. - Мне теперь совершенно очевидно, что убийц было двое. Вполне естественно предположить, что они занимали один номер и оба поклянутся в том, что никуда не выходили.
- С чего это ты решил, что их было двое? - спросил сержант Кроулер.
- Потому что все убитые спокойно лежат в постелях, - объяснил Мэйс. - Убийца-одиночка не мог зарезать свою жертву, при этом не разбудив соседа. Я убежден, что в каждую комнату одновременно входили двое и одновременно наносили удары. Пара, похоже, прекрасно сработалась.
Уже через полчаса все уцелевшие солдаты собрались в вестибюле гостиницы, и каждый присягнул, что сосед его никуда не выходил. Рихтера разъярило столь очевидное предательство, но делать было нечего - пришлось разделить всех уцелевших, коих набралось семьдесят шесть человек, на две группы. Одна прикорнула прямо в вестибюле, другая - в столовой. Сержант Кроулер и двое солдат, выбранных наугад, караулил вестибюль. Еще трое стояли на страже в столовой.
- Поблагодарите вашего учителя за предупреждение, - сказал Рихтер. - И еще скажите, что нам с ним необходимо поговорить. Хотелось бы, чтобы Потрясатель прочитал мысли каждого из наших солдат, одного за другим, и если это ему удастся, то негодяи тотчас же будут обнаружены.
- Я все ему передам, и тотчас же, - пообещал Мэйс. - Но сперва мне хотелось бы перемолвиться с вами с глазу на глаз.
Рихтер удивленно вздернул брови, но послушно услал прочь Бельмондо и последовал за Мэйсом в буфетную. Там, за мешками с мукой и ящиками с сушеными фруктами, старый офицер вопросительно взглянул на гиганта:
- Что тебя беспокоит?
- Если отвергнуть версию, что мы спугнули убийцу, и именно поэтому он не закончил своего черного дела на этаже, возникает и другая вероятность.
- Какая же?
Шепот старого командира прозвучал в тесной комнатке пугающе громко:
- Возможно, убийцы сами были расквартированы на втором этаже! Согласитесь, если бы из всех солдат с этого этажа уцелели лишь двое, это могло навести на размышления даже полного идиота.
- Проклятье! - выбранился Рихтер, казня себя за глупость.
- А есть ли среди тех, кто сейчас стоит на страже, кто-нибудь со второго этажа?
- Один... Я сейчас же уберу его!
Мэйс собирался было уже открыть дверь, но тонкие пальцы главнокомандующего легли вдруг на его мускулистое плечо.
- И еще кое-что, Мэйс, - сказал Рихтер. - Ты изображаешь из себя этакого увальня-полудурка, и делаешь это очень убедительно. Но теперь, когда мне известно, что это всего лишь маска, надеюсь, ты будешь держать меня в курсе всего, что станет тебе известно? Ты понял меня?
Мэйс кивнул:
- Мне надо поторапливаться - я должен как можно скорее сообщить учителю, что предстоит прочесть мысли солдат, а к такому делу нужно хорошенько приготовиться.
Назад он возвращался менее опасной дорогой, избегая крутых подъемов и пользуясь лесенками там, где они были. А далеко на востоке, над величественными пиками Банибал, бархатную черноту ночного неба то и дело разрывали ярко-оранжевые молнии. Воздух напитался запахом дождя, словно сама природа вознамерилась смыть с лица земли вероломно пролитую кровь...

Глава 5

Ночной ураган бушевал над домом Потрясателя Сэндоу. Ширь небесную раскалывали оглушительные удары грома, сотрясая стекла в окнах кабинета Сэндоу. То и дело вспыхивали ослепительные молнии, освещая комнату странным мерцающим синим светом - и в свете этом лица людей, собравшихся там, казались высеченными из камня. Дождь неумолчно барабанил по стеклам, словно аккомпанируя таинственным заклинаниям, которые произносил Потрясатель.
Внимание всех присутствующих сконцентрировалось на огромном круглом дубовом столе. В самом центре столешницы располагался квадрат из отполированного до зеркального блеска серебра; свет, исходивший от него, озарял комнату. Свечи давным-давно задули, а светильники никто и не думал зажигать, однако серебряный квадрат светился изнутри мягким белым светом, выхватывая из тьмы лица Сэндоу и Грегора, сидящих за столом.
Позади них, почтительно примолкнув, стояли Рихтер и Бельмондо - зачарованные и немного испуганные, они даже дышать старались потише.
Подле двери привалился спиной к стене Мэйс. Великана более интересовала реакция на происходящее двоих офицеров, нежели само таинство. Ведь ему приходилось наблюдать эти ритуалы столько раз, что зрелище это некоторым образом ему приелось.
Тут раздался страшный удар грома. Казалось, содрогнулась сама земля, словно с небес по деревушке Фердайн с размаху ударил огромный молот. Рихтер и Бельмондо от неожиданности даже подпрыгнули, но Потрясатель и его ученик, спокойные и невозмутимые, продолжали творить свои заклинания.
- Жду не дождусь, когда можно будет зажечь свет, - шепнул Бельмондо Рихтеру, но главнокомандующий, казалось, его и не слышал.
- Подойдите-ка поближе, командир Рихтер, - сказал вдруг Потрясатель. - Кое-что вырисовывается.
Оба офицера как по команде шагнули к столу, вглядываясь в мерцающий серебряный квадрат. На нем медленно появлялись два лица, но черт различить было еще нельзя - просто двое солдат из отряда Рихтера, счастливо избегнувшие кинжала убийцы.
- И это все? - спросил Рихтер, даже не пытаясь скрыть глубокого разочарования.
- Я работаю в полную силу, - ответил Потрясатель. - Но эти двое очень, очень странные...
Никто не проронил ни слова - в этот напряженный момент все благоговейно внимали словам Потрясателя.
Вдруг по окнам забарабанили градины величиной с лесной орех.. Они стучали по крыше, и чудилось, будто сказочные гномы отплясывают какой-то диковинный танец.
- Я почему-то никак не могу уловить черт их личностей. Хоть и удалось проникнуть в их сознание, что-то препятствует мне...
Лица в серебристом квадрате по-прежнему были расплывчаты и туманны - темные круги вместо глаз, на месте ртов щели, темные шапки волос...
- А это что еще такое? - спросил Рихтер, указывая на тонкие линии, которые неожиданно проявились как бы поверх туманных изображений.
- Проволока? - предположил Грегор. - Медная проволока?
Он недоуменно взглянул на учителя, затем снова перевел взгляд на изображения.
Теперь поверх туманных лиц явственно проглядывала проволочная сетка, на которой кое-где виднелись странные пластиковые прямоугольнички - это были транзисторы, однако никто из присутствующих просто не мог знать, что это такое.
Потрясатель напрягся, но добился лишь того, что проволочная сетка стала видна еще отчетливее, а лица двоих убийц, словно отступили еще дальше в туман.
- В этих двоих есть.., есть что-то.., нечеловеческое, - с трудом выговорил Сэндоу.
- Нечеловеческое? - переспросил Бельмондо, разглядывая странные образы.
- Их разум необыкновенно холоден.., и вместе с тем столь же необыкновенно изощрен...
- Так, стало быть, это демоны? - спросил Бельмондо. В голосе его зазвучали истерические нотки.
- Возможно, и не демоны, но некто.., нечто, чему пока нельзя подобрать имени, - ответил Потрясатель.
Тут над серебристым зеркалом поднялось туманное облачко, скрывшее изображение, - и вот оно померкло. Теперь в серебряном квадрате в центре круглого дубового стола отражались лишь взволнованные лица собравшихся вокруг людей.
Потрясатель Сэндоу устало откинулся на спинку кресла. Плечи его обмякли. Мэйс тотчас же подошел к буфету и налил в стаканчик персикового бренди, потом вложил этот стаканчик в тонкие пальцы старого мага. Сэндоу жадно приник губами к стаканчику, и вскоре на сером изможденном лице его вновь появился слабый румянец.
- Вы слывете самым могущественным Потрясателем во всем Даркленде, - задумчиво произнес Рихтер, - но даже вы оказались неспособны понять, с кем мы имеем дело. Значит, нам противостоят не люди, а демоны. Интересно, каким образом орагонцам удалось привлечь их на свою сторону? Ведь известно, что демоны обитают в недрах земли, а вовсе не на ее поверхности!
- Слово "демон" произнес ваш капитан, а вовсе не я, - поправил его Сэндоу. - Я сказал лишь, что убийцы в чем-то отличны от обычных людей.
- Кто же это тогда, ежели не демоны?
- С тем же успехом это могут быть и ангелы...
- Не верится, что эту жуткую резню учинили духи небесные!
- Я лишь предложил возможный вариант, - сказал Сэндоу, - в доказательство того, что возможны и другие...
- И что вы предлагаете? - спросил главнокомандующий.
- Ровным счетом ничего. Я лишь изложил свои соображения, а право решать, как поступать дальше, оставляю за вами. Это ваша прерогатива, иначе мне пришлось бы принять командование над вашим отрядом. А я не только не желаю этого, но и не могу взять на себя подобную ответственность.
Прошло немало времени, прежде чем Рихтер, наконец, заговорил:
- Мы выступаем завтра поутру, как и предполагали. Если бы мы возвратились в столицу Даркленда, то потеряли бы уйму времени, а этого допустить нельзя. К тому же там в наши ряды могли бы проникнуть очередные шпионы Орагонии, что еще хуже...
- Ну, тогда надо поспать, - сказал Сэндоу. - Эта ночь выдалась на редкость беспокойной, особенно если учесть, какое испытание всем нам предстоит.
Накинув промасленные кожаные плащи, офицеры удалились. Потрясатель, стоя в дверях, задумчиво глядел, как спешат они к гостинице под дождем и градом.
- Нам предстоит нелегкий переход, - промолвил Грегор. - Немногим суждено будет пересечь Заоблачный хребет...
- Вероятно, ты прав, - согласился с ним учитель. - Но главнокомандующий куда более человечен, чем кажется на первый взгляд. И вместе с тем он никогда не смирится с поражением. Счастливое сочетание - он, как никто другой, подходит для подобного предприятия.
- Да уж, Бельмондо угробил бы всех, - откликнулся Грегор.
- Меня изумляет терпимость Рихтера к этому слюнтяю, - заметил Потрясатель. - Эти двое - полные противоположности друг другу.
- О боги! - раздался громовой голос Мэйса. - Неужели мы вот так и будем торчать тут и обсуждать достоинства и недостатки солдат? У нас остается-то всего часа два, чтобы вздремнуть!
Грегор хихикнул:
- Считай, что полтора, Мэйс! Насколько я тебя знаю, после всех этих треволнений ты за завтраком съешь вдвое больше обычного, а времени это займет немало.
- Я могу употребить и твой завтрак, дружок, - парировал Мэйс. - А если ты пустишься в путь натощак, то первым же порывом ветра тебя просто сдует с седла!
- Будет, будет! - прервал дружескую перебранку Потрясатель. - Быстро в постели - и спать! Учтите, в пути отдыхать вволю нам не придется.

Глава 6

Кратчайший путь через небольшую долину до отрогов Заоблачного хребта имел протяженность около семи миль. А поскольку на первом этапе восхождения, составлявшем около трех тысяч футов по проторенным горным тропам, вполне можно было использовать лошадей, главнокомандующий Рихтер нанял конюхов, которые должны были в пути ухаживать за животными и кормить их, а затем отвести назад, в Фердайн. Банибальским горцам предстояло самим определить момент, когда восхождение станет животным не под силу, и оттуда двигаться вперед уже пешком.
И вот осенним утром, полускрытые клубами густого тумана, семьдесят шесть уцелевших солдат двинулись в путь, а с ними, разумеется, сержант Кроулер, главнокомандующий капитан, Потрясатель Сэндоу и двое его учеников. Всего в отряде насчитывалось восемьдесят два человека, да еще четверо фердайнских конюхов, которым предстояло вернуться. Конские подковы гулко постукивали по покрытым росой булыжникам мостовых, скрипела упряжь, и в рассветной тишине звуки эти казались оглушительно-громкими.
Минут через двадцать экспедиция достигла берегов ледяной реки Шатоги, которую благополучно преодолела, хотя, лошади жалобно ржали, переступая тонкими ногами в холодной воде. Оказавшись на противоположном берегу, отряд направился на юг. Густые сосновые рощицы постепенно сменялись голыми скалами, путь становился все труднее и труднее.
Часа через четыре после восхода Рихтер дал команду сделать привал. Лошадей напоили и накормили овсом, а еще битыми яблоками - излюбленным лошадиным лакомством. Потрясатель послал Мэйса переговорить с главнокомандующим - надо было сопоставить наблюдения, которые Рихтер и Потрясатель вели на первом этапе пути. Сэндоу ровным счетом ничего подозрительного не заметил и справедливо сомневался, что главнокомандующий разглядел нечто ускользнувшее от пристального ока мага, хотя Рихтер несомненно был умен.
Грегор же получил задание присматривать в дороге за ритуальными приспособлениями Потрясателя, которые сложены были в переметные сумы, притороченные к седлам.
Сэндоу прохаживался вдоль шеренги солдат, с одобрением отметив, что все они сменили пышные яркие одеяния на незамысловатые походные костюмы - кожаные бриджи, заправленные в высокие сапоги, рубашки с длинными рукавами из грубой холстины и мягкие теплые шерстяные шарфы. Из рюкзака у каждого виднелась тщательно сложенная теплая куртка из промасленной кожи. Да, теперь они и впрямь выглядели опытными скалолазами.
- Ведь вы и есть Потрясатель Сэндоу, а?
Светловолосый и голубоглазый человек неожиданно преградил Потрясателю путь. Было ему чуть за тридцать. Сэндоу, глядя на его льняные волосы и светлую кожу, подумал, что они подошли бы человеку гибкому и стройному. Однако собеседник его был вовсе не таков - под обтягивающей плечи рубашкой вырисовывались мощные мускулы, а в небесно-голубых глазах ясно читался характер.
- Да, это я, - признался Сэндоу. - Но, увы, к прискорбию моему, не могу похвастаться осведомленностью насчет вашего имени.
- О, прошу меня извинить...
Человек хмыкнул, но улыбка, озарившая его лицо, явно призванная изобразить сердечность, куда больше походила на комическую театральную маску. Блеснув крупными белыми зубами, он представился:
- Меня зовут Фремлин, я ответствен здесь за птиц - за тех самых скальных голубей, которые станут нашими глазами в горах.
- Слыхал я, будто голубятники - люди таинственные и мрачные и умеют разговаривать со своими питомцами.
- Разумеется, мы с ними беседуем, но только не прибегая к словам, - ответил Фремлин. - Однако остальное - чистейший вымысел.
- А птицы ваши где-то поблизости?
- В двух шагах, господин. Желаете взглянуть на этих таинственных горных духов?
- С превеликим удовольствием, - ответил Потрясатель.
И это была не просто вежливость - Сэндоу всегда мечтал поближе познакомиться со странными пернатыми существами, которых издревле использовали во время войны в качестве разведчиков, засылая в тыл противника.
Фремлин направился к мощному гнедому жеребцу, груженному двумя сплетенными из лозы клетками, заботливо привязанными к седлу, чтобы избежать лишней тряски. В каждой клетке сидело по две птицы - каждая величиной с два мужских кулака. Сквозь прутья на людей глядели черные глаза, блестящие и необыкновенно умные. Потрясателю почудилось, будто птицы с любопытством изучают его. Более всего они походили на воронов, только с макушки вниз, к оранжевому клюву, сбегала малиновая полоска перьев да на груди красовались по два белых пятнышка.
- Не правда ли, красавчики? - спросил Фремлин с нескрываемой гордостью за своих питомцев.
- Выше всяческих похвал. И наверняка весьма ценные помощники. Когда мы пересечем Заоблачный хребет, нам особенно важно будет знать, что ждет нас впереди...
Фремлин тотчас перестал улыбаться, и, хотя сумел сдержаться, все же было видно, как он напрягся.
- Да, они ценные помощники, однако Потрясателю не чета. Ведь вы легко можете прочесть мысли любого и наверняка сумеете увидеть, что ждет нас впереди, лучше любого голубя.
- Возможно, - пожал плечами Потрясатель. - Но для этого требуются сложные ритуалы да и немало энергии. Боюсь, у нас не всегда найдется достаточно времени, или сил моих на это не хватит...
- Смею надеяться, вы позволите моим питомцам первыми отрапортовать обо всем, что они увидят. Это гордые создания, причем понимают куда больше, нежели полагают непосвященные. Если их запереть в клетках и заставить глядеть на то, как Потрясатель выполняет их работу, они зачахнут и заболеют.
- Этого можете не опасаться, - успокоил Фремлина Потрясатель. - Не забывайте и еще кое о чем: даже если у меня будут и время, и силы, власть моя далеко не беспредельна. Порой у меня просто-напросто ничего не получается.
Голубятник не скрывал облегчения:
- Стало быть, вы такой же, как и все прочие Потрясатели... Я много слышал о вас и опасался, что вы прямо-таки всемогущи...
Потрясатель Сэндоу наклонился к одной из клеток и коснулся пальцем прутьев.
- Что скажете, приятели?
Птицы затанцевали на жердочке, приблизились к Потрясателю и, склонив головы, принялись придирчиво рассматривать его то одним, то другим глазом. Но не отвечали.
- А я надеялся послушать их...
- В первую же встречу? - изумился Фремлин. - Что вы! Прежде они должны привыкнуть к вам. Но и тогда, когда станут вам доверять и заговорят, вы ничего не поймете - ведь вы не знаете их языка.
- Слыхал я, - сказал Сэндоу, - что не только голубятник овладевает птичьим наречием, но и питомцы его обучаются человеческому языку.
- Так оно на самом деле и есть, но они мало говорят по-человечьи. Клювы их не приспособлены для этого, хотя голуби далеко не попугаи и все говорят к месту, а порой обнаруживают даже чувство юмора.
- В седла! - скомандовал Рихтер. - Все в седла!
- Надеюсь, позднее мы повидаемся, и я смогу послушать ваших птичек, - сказал Потрясатель, прощаясь с Фремлином, и направился к своему коню.
- Все упаковано на совесть, - доложил учителю Грегор, который уже сидел в седле.
Мэйс, ехавший позади Сэндоу, сказал:
- Главнокомандующий Рихтер не видел и не слышал ровным счетом ничего подозрительного, как мы и полагали.
- Да, как мы и полагали... - эхом откликнулся Потрясатель.
Покачиваясь, он размышлял о новом своем знакомце, голубятнике. А вдруг именно он один из убийц? Странный человек! Прикидывается застенчивым и робким, притом тщательно скрывает свою физическую силу, напускает на себя вид беспечного мальчишки... Неужели птицы - всего лишь предлог и руки его обагрит новая кровь?
Ну, а остальные? Почему бы не предположить, что двое убийц - это Рихтер и Бельмондо? Нет, это не лезло ни в какие ворота. Если двадцать четыре трупа в гостинице их рук дело, то главнокомандующему логично было бы ухватиться за этот предлог, чтобы возвратиться назад. Но Рихтеру, казалось, трагедия лишь прибавила решимости двигаться вперед.
И все же... Если допустить, что убийцы именно эти двое офицеров, что это сулит экспедиции? В любой точке пути они могут расправиться с отрядом, возможно даже, в самом конце путешествия. Чего они этим добьются? Вынудят генерала Дарка спешно снаряжать вторую экспедицию, теряя драгоценное время. Как ни крути, а эти двое все еще оставались у Потрясателя под подозрением.
А сержант Кроулер? Если верить Мэйсу, то он искренне и глубоко опечалился, увидев, что стряслось в гостинице. Но разве шпиону не полагается быть еще и хорошим актером? Ладно, допустим, один из убийц - сержант, кто же тогда его напарник? Увы, и у сержанта не было убедительного алиби... Хоть он и спал в комнате один, но сообщником его мог быть кто угодно из рядовых. Но все рядовые спали по двое, и каждый присягнул, что сосед его никуда не выходил... Впрочем, не исключено, что шпионов трое: сержант и двое рядовых...
Тут Потрясатель приказал себе не ломать больше головы - бесплодные раздумья такого рода могли привести разве что к умопомешательству. Не хватало еще видеть демонов и убийц за каждым углом... Демонов? Спору нет, в магическом зеркале ему предстало зрелище в высшей степени странное. Кто же эти существа, которых видел он у себя дома в предрассветные часы?
Над головами у людей громыхнуло. Серые тучи стремительно неслись на запад, похоже было, что ночная гроза замыслила возвратиться. Неужели в ночи снова прольется кровь?
И Потрясатель решил ночью вместе с Грегором втайне от всех повторить ритуал чтения мыслей. Надо использовать любую возможность предотвратить трагедию, воспрепятствовать хладнокровным убийцам...

Глава 7

К четырем часам пополудни отряд достиг самой середины водопада Шатога. Яростный белопенный поток, падающий сверху, ударялся о мощный скальный выступ и, разбиваясь, стремился к истоку реки Шатоги, в трех тысячах футах внизу. Запрокинув головы, люди глядели на стену шипящей и пенящейся воды высотой еще в три тысячи футов. Именно это расстояние и предстояло им преодолеть методами традиционного скалолазания - лошади тут были совершенно бесполезны. Но даже преодолев эти три тысячи футов, они окажутся лишь в самом, начале пути к тому самому перевалу, по которому и намеревались они пересечь Заоблачный хребет...
Эта затея казалась немыслимой. Невыполнимой.
Но об этом никто не хотел думать.
Участники экспедиции стояли под холодными струями дождя, глядя, как конюхи ведут лошадей в поводу вниз по склону, чтобы привязать животных на ночь в том месте, откуда поутру они пустятся в обратный путь, в Фердайн. Когда последняя лошадь скрылась вдали., людям волей-неволей пришлось остаться лицом к лицу с суровой реальностью - отвесными каменными стенами, по которым и предстояло им подняться.
В тысяче футов вверху виднелась скальная расщелина, приблизительно футов восемнадцать глубиной и около сотни длиной. Над этой расщелиной нависал гранитный карниз, обещавший защиту от ночной непогоды. Главнокомандующий Рихтер, невзирая на сгущающиеся сумерки, приказал отряду подняться и расположиться на ночлег в расщелине.
Водопаду Шатога было уже много веков от роду. Поток все глубже и глубже вгрызался в скалы, образовав каньон глубиной футов двадцать пять, на дне которого шипела и пенилась темная вода. Скальные стены кое-где растрескались от постоянной вибрации. Поток ревел столь оглушительно, что разговаривать тут было совершенно невозможно, а команды приходилось отдавать, надрываясь от крика.
Первыми стали взбираться по отвесной скале шестеро солдат. С их промасленных курток потоками струилась вода, и уже нельзя было понять, что это - струи дождя или брызги водопада. Тут туман перемешивался с водяной пылью, и, поднявшись на несколько сот футов, группа отважных первопроходцев скрылась из виду. Некоторое время слышно еще было, как они вбивают крюки в скалу, чтобы подготовить дорогу для тех, кто пойдет следом, но вот и звуки ударов стихли...
Их товарищи, стоящие внизу, напряженно ждали - не покажутся ли внезапно камнем падающие вниз тела, не исчезнут ли в беснующейся внизу пучине, не разобьются ли вдребезги о камни...
Но вот все с облегчением вздохнули, увидев спущенную сверху веревку, к концу которой привязан был красный шарф. Это значило, что все шестеро благополучно добрались до скальной расщелины.
Люди, неискушенные в скалолазании - Потрясатель, Грегор и Мэйс, - поднимались, заботливо поддерживаемые со всех сторон горцами, и вскоре очутились в убежище. У каждого за спиной был рюкзак, но основную часть поклажи поднимали на отдельной веревке, предусмотрительно спущенной шестерыми первопроходцами. Невзирая на то, что и сам Потрясатель, и оба его приемных сына пребывали в безопасности, Сэндоу не успокоился до тех самых пор, пока драгоценные его реликвии не были подняты и переданы ему из рук в руки.
Здесь, в глубокой расщелине, шум водопада звучал приглушенно, и вновь можно было побеседовать, хотя все равно приходилось повышать голос. Когда, оберегаемые предпоследней группой скалолазов, наверх поднялись главнокомандующий Рихтер и Бельмондо, старый вояка позволил себе улыбнуться и перекинуться парой слов с Сэндоу.
- Пока все идет даже лучше, чем я ожидал, - признался он.
- И никто не погиб. Но эта расщелина как нельзя более подходящее место для очередного злодейства...
- О, на пути нашем таких мест будет предостаточно! - мрачно заявил командующий. - И демоны не преминут воспользоваться удобным случаем. Хорошо, хорошо - пусть не демоны. Кстати, недурно было бы вам подсказать мне подходящее название для этих подонков! Подле меня целый день толчется молодой Бельмондо, и я волей-неволей начинаю говорить его словами.
Потрясатель собрался было спросить старика, как затесался этот трусоватый офицер в отряд бравых банибальских горцев, но вздрогнул, заслышав вдруг приглушенные крики. Мгновение - и все смолкло.
- Командир! - подал голос Барристер, рядовой, который сейчас наблюдал за подъемом и помогал лидеру каждой группы ступить в расщелину. Это был рослый молодой человек, возможно, не слишком умный, но прекрасный скалолаз и исполнительный солдат.
- Что стряслось? Кто кричал? - спросил Рихтер, вместе с Потрясателем и остальными бросаясь к краю пропасти.
- Последняя команда... Они.., они...
- Что - они? Что с ними? Говори, парень!
- Я помогал им подниматься, - забормотал Барристер, нервно проводя ладонью по лицу, словно надеясь пробудиться и обнаружить, что просто видел дурной сон. - И вот, прежде чем я успел что-либо понять, из скальной стены вместе с камнем вылетел крюк... Знаете, все они висели на этом крюке - так все вместе и полетели вниз...
- Их было там семеро, - сказал Рихтер. Он повернулся к Потрясателю и вполголоса прибавил:
- Подонок расправился еще с семью солдатами и, возможно, подонок этот - Барристер...
Сэндоу взглянул на юношу, который, припав к краю обрыва, напряженно вглядывался в туман. Пальцы его побелели, да и все тело, казалось, свело судорогой.
- Он совершенно не похож на хладнокровного убийцу. Может, это все-таки несчастный случай?
- Не исключено, - согласился Рихтер. - Ближайшие к водопаду скалы могли растрескаться изнутри из-за постоянной вибрации, но тогда крюк вырвался бы гораздо раньше, а не во время подъема последней группы...
- Командир! - вновь раздался голос Барристера. Юноша перегнулся через край обрыва, рискуя свалиться. Казалось, он разглядел что-то внизу.
- Ну, что на сей раз? - спросил Рихтер.
- Там, внизу... Кто-то поднимается! - выкрикнул Барристер.
На лице его отразилось величайшее облегчение и искренняя радость, если, разумеется, все это не было искусным лицедейством.
"Нельзя подозревать всех и каждого, - подумал Потрясатель, - ведь это кратчайший путь к нервному срыву".
Футах в пятнадцати внизу показались голова и плечи скалолаза, едва различимые в густом тумане. Он осторожно передвигался вверх от крюка к крюку, не желая рисковать теперь, когда страховочной веревки уже не было. Командующий не мог разглядеть лица уцелевшего скалолаза, но незамедлительно приказал спустить вниз крепкую веревку с петлей на конце.
Все напряженно следили за тем, как скалолаз, держась одной рукой за крюк и поставив на другой правую ногу, схватил брошенную веревку. Совершив настоящий акробатический трюк, он умудрился при-, стегнуть петлю к карабину, закрепленному у него на поясе, - теперь он уже не боялся поскользнуться.
У наблюдателей вырвался вздох облегчения. Через какую-нибудь минуту скалолаз достиг расщелины и во весь рост растянулся на камнях, усталый до изнеможения, но невредимый.
- Картье! - Рихтер опустился на колени подле распростертого скалолаза. - Что случилось? Где остальные?
Картье потребовалось некоторое время, чтобы отдышаться. Когда мертвенная бледность на лице его сменилась слабым румянцем, он с трудом сел, держась за плечо командира, и огляделся. Лицо его выражало одновременно и бессильную злобу, и искреннее горе.
- Всем крышка... Погибли все до единого. Упали вниз. Те, кто не разбился, утонул...
- Но что произошло? - настойчиво тормошил его Рихтер.
Картье затряс головой, словно отгоняя навязчивые видения.
- Я шел последним. Когда это случилось, я держался за только что вбитый крюк - это меня и спасло. Я услышал, как закричал Беннингс - он возглавлял нашу группу. Потом вскрикнул кто-то еще, и я тотчас понял, что происходит. Тут мимо меня пролетел Беннингс. Никогда не забуду его лица... Еще один солдат пытался удержаться, но тоже сорвался. Надо мной оставались двое, Кокс и Виллард. Я услышал, как сорвался Кокс, и понял, что сейчас упадет и Виллард... Он просто не мог удержать тех, кто уже падал. Хвала богам, я не растерялся - выхватил нож и перерезал веревку, связывавшую меня с Виллардом. В тот же миг он полетел в пропасть. Они летели мимо меня, словно камни, все, все...
- Уложите-ка его и укройте хорошенько, - приказал Рихтер. - Миска горячего супа должна его успокоить.
Когда дрожащего Картье увели, Потрясатель наклонился к старому офицеру:
- Чувствую, что ваши подозрения побуждают вас исключить возможность несчастного случая.
- Я не могу этого исключить, многоуважаемый Потрясатель. Но кое-что заставляет меня всерьез усомниться. - И Рихтер многозначительно взглянул на обрывок веревки, снятый с Картье вместе с его рюкзаком.
- Позвольте поинтересоваться - почему?
- А вот из-за этого.
- Но ведь, по его словам, он перерезал веревку, а про то, что она оборвалась, не говорил...
- Однако возможно, - настаивал Рихтер, - что Картье дождался, когда Беннингс, идущий первым, выпустил из рук основную веревку, и она провисла. В этот момент Картье мог схватиться за веревку и натянуть ее. Ну, а почувствовав, что Беннингс, сойдя с крюка, вновь взялся за основную веревку, мог со всей силы дернуть за нее и вырвать крюк, на котором она держалась, из скалы. Веревка, как известно любому мало-мальски толковому скалолазу, способна выдержать огромный вес, но если резко дернуть за нее, якорный крюк вырывается в пяти случаях из десяти. Это очень большой риск.
- Думаете, Картье мог такое сделать? И не исключаете, что он перерезал свою связку еще до этого?
- Не исключаю. Я считаю подобный трюк маловероятным, но возможным. Надо быть полным идиотом, чтобы так рискнуть, даже предварительно перерезав шнур, удерживающий тебя в связке. Ведь он шел последним, и хотя бы один из шести падающих, а может, и не один, вполне мог свалиться прямо на него, и тогда... Нет, все же это скорее всего просто несчастный случай. Надо быть безумцем, чтобы намеренно сделать такое...
- Вполне возможно, нам противостоят именно безумцы, - сказал вдруг Потрясатель.
Рихтер словно сразу состарился на пару десятков лет.
- Похоже на то, очень похоже...
Он произнес эти слова с великой неохотой, ведь всякий разумный человек, руководствующийся в своих действиях логикой, досадует, если противник его попирает все ее нормы. Это очень осложняет борьбу...
- Нас осталось семьдесят, - тем временем вслух размышлял Потрясатель.
- И все же я не могу допросить с пристрастием каждого, тем самым дав понять, что всех подозреваю. Я сблизился с этими людьми, Потрясатель. Многих из тех, кого зарезали вчера, я знал как родных... Да и на этой злополучной веревке... Парнишка по имени Виллард - мой племянник, сын моей старшей и самой любимой сестры. Какое счастье, что ее уже нет в живых, да упокоят боги ее душу! Генерал - единственный, кому мне предстоит доложить о его гибели...
- Может, нынче ночью удвоить стражу? - предложил Потрясатель.
- Да я уже и сам решил отдать такой приказ. Ну, а поскольку самое ценное, что у нас есть, - это вы, предлагаю, Сэндоу, чтобы при вас по очереди дежурили ваши мальчики.
Потрясатель кивнул, соглашаясь, а потом долго глядел вслед Рихтеру. Командующий подходил к ближайшим друзьям только что погибших солдат и о чем-то подолгу беседовал с ними. Поистине это был прирожденный командир - умение вести за собой сочеталось в нем с добротой и сердечностью. Да, за таким командиром солдаты пойдут хоть на край света, хоть в пасть самого дьявола... Потрясателю уже приходилось видеть подобных людей, но случалось это нечасто.
А вдруг это лишь искусное лицедейство, и убийца - сам Рихтер? И Потрясатель клятвенно пообещал себе, что если и вправду окажется так, то злодей умрет ужасной смертью... К учителю подошел Грегор:
- Я воспользовался суматохой, чтобы обследовать расщелину. В северной ее части, в самой глубине, обнаружил узкую скальную тропку, ведущую в небольшую пещерку - она невелика, размером с чулан. Света оттуда не будет видно, и заклинаний никто не услышит. Там вполне можно провести новый сеанс чтения мыслей.
- После ужина, - только и сказал Потрясатель.
- И, смею надеяться, прежде, чем убийцы доберутся до очередной жертвы... - откликнулся Грегор.
В сгустившейся темноте, под рев водопада и раскаты грома, озаряемые вспышками молний, Потрясатель и двое его учеников осторожно пробирались по потаенной тропе. Они несли с собой ритуальные приспособления, тщательно пряча их под кожаными плащами. Один за другим вошли они под свод естественного тоннеля и вскоре оказались в пещерке, обнаруженной Грегором. Мэйс зажег свечу, поставил ее на камень и встал на страже у входа.
Грегор положил на пол в самом центре пещерки серебряный квадрат - точь-в-точь такой же, как вправленный в дубовую столешницу в доме Сэндоу. На зеркальной поверхности тотчас замерцало отражение пламени свечи. Потом юноша достал из небольшой оловянной коробочки тонкую палочку благовония и бережно зажег ее. Из очередного ларчика он извлек два кольца с крупными сапфирами - одно надел себе на палец, другое протянул учителю.
- Не понимаю, - пробормотал Мэйс, - к чему такая таинственность?
- Мускулов у тебя в избытке, но ты не маг, - ответил Грегор. - Тобою управляют духи земли, покровители лесов - но вовсе не те духи, которые покровительствуют Потрясателю.
- Пусть так, но не пойму пока, кто покровительствует тебе, о великий Потрясатель!
Оба юноши улыбались, не в силах совладать с собой.
- Мы должны совершить ритуал втайне, Мэйс, из опасения, что враги наши могут нам помешать, а именно это они, вполне возможно, проделали прошлой ночью у нас дома. Они прознали, что главнокомандующий Рихтер собирается прибегнуть к нашей помощи, и воспротивились. Не исключаю, что они и сами маги. Если же о нынешнем нашем опыте никто не будет даже подозревать, то, возможно, нам удастся увидеть наконец лица убийц.
- Тогда начинайте, учитель: счет времени, возможно, идет на минуты... Нас могут в любой момент хватиться!
И под сводами пещеры зазвучал высокий голос Потрясателя, выпевавший ритмичные заклинания, ему вторил более низкий и приглушенный голос Грегора.
- Есть! - воскликнул Мэйс, подавшись вперед и вглядываясь в серебряную пластину.
На ней снова виден был смутный абрис двух лиц, словно подернутый туманной пленкой. Черт все еще нельзя было рассмотреть.
- Сосредоточьтесь! - выдохнул Грегор.
Потрясатель с учеником удвоили усилия, но голоса их по-прежнему звучали глухо - они боялись привлечь внимание тех, кто отдыхал в расщелине.
Лица на серебряном квадрате постепенно вырисовывались все четче, но черт, как и накануне, разглядеть было нельзя. И вот на глазах троих изумленных людей эти призрачные лица стала обволакивать проволочная сеть, испещренная прямоугольничками транзисторов. Она расползалась по щекам, по лбам, обрисовывая полушария мозга...
Потрясатель откинулся назад и слегка расслабился.
- В точности то же, что и вчера...
- Тогда надо поскорее убираться отсюда, покуда никто ничего не заподозрил. Мы ведь в тупике - тут легче легкого с нами расправиться.
- Погоди-ка, Мэйс, - прервал ученика Потрясатель. - Нам надо предпринять еще одну попытку - последнюю. Ведь кое-кого из отряда мы уже знаем, их и следует проверить. Если хотя бы один из них окажется искомым призраком в проволочной сетке - значит, дело сделано. Иными словами, вместо того чтобы двигаться от общего к частному, пойдем от частного к общему.
- Я ничего не понял, - признался Мэйс. - Но действуйте побыстрее, умоляю!
- Сперва проверим Рихтера и Бельмондо, - сказал Грегору Потрясатель.
Произнеся эти имена, он вновь сосредоточился. На лбу его ученика выступили капельки пота, но учитель оставался невозмутимым.
- Что-то появляется... - прошептал Мэйс. На серебряной пластине и впрямь появились лица Рихтера и Бельмондо, они делались все отчетливее - и вдруг словно под кожей у обоих замерцала проволочная сетка!
Грегор ахнул - он был и потрясен и удовлетворен одновременно:
- Это они!
Потрясатель ослабил волевое усилие, и верхний слой молекул телепатической пластины померк, превратившись в обыкновенное зеркало. Пластина тотчас же перестала светиться изнутри, теперь в ней отражалась лишь мерцающая свеча да слезы расплавленного воска, сбегавшие по серому камню, на котором она стояла.
- Что же нам теперь предпринять? - спросил Грегор. - Надо что-то делать, притом быстро, покуда они не совершили очередного злодейства!
- Но сперва я хотел бы провести контрольный опыт, - сказал Потрясатель.
Его определенно что-то беспокоило. Белки его темных глаз налились кровью - отчасти от дневной усталости, но в основном из-за напряжения, неизбежно сопровождавшего подобные эксперименты. Сэндоу поморгал и прикрыл глаза ладонями.
- Контрольный опыт? - переспросил Грегор.
- Я не исключаю, что злодеи, у которых хватило сил воспрепятствовать мне во время первого нашего опыта, не дав себя обнаружить, могут создавать некое поле, мешающее мне читать мысли других людей.
- А кого мы станем проверять на сей раз? - спросил Грегор.
- Мэйса, - печально улыбнулся Сэндоу. - Если мы не можем быть уверены ни в ком из членов отряда, то уж Мэйс определенно наш человек...
И снова два Потрясателя - старый и молодой - склонились над серебристой пластиной, лежащей прямо на камнях. Вновь зазвучали распевные заклинания, и магический металл слабо засветился изнутри. На пластине стало вырисовываться лицо Мэйса - широкое, грубоватое, с шапкой непокорных кудрей, но под кожей явственно проглядывало хитросплетение проводов и транзисторов!
Картинка тотчас пропала, и Грегор немедленно заявил:
- Вот пакость-то! Если они способны противостоять даже Потрясателю, нам никогда их не обнаружить! Хоть ты лопни! Это же подло, нечестно!
- Неужто ты ждешь честности там, где явно замешано предательство? - спросил Потрясатель. - В таких играх всякий придерживается собственных правил. Если речь идет о шпионаже, то тут не щадят никого - ни жрецов, ни Потрясателей, и не делают им никаких послаблений.
- Кто-то идет! - воскликнул Мэйс. Он метнулся к входу в пещерку, стремительно выхватывая из ножен на поясе остро отточенный кинжал. При своем гигантском росте двигаться он умел, словно юркое и ловкое животное. Даже Потрясателя Сэндоу эта его стремительность нередко заставала врасплох.
В мерцании свечи все увидели фигуру главнокомандующего Рихтера собственной персоной - в руках он сжимал два кинжала, причем столь длинных, что они походили скорее на два небольших меча. Он оглядел всех троих заговорщиков, явно раздумывая, что ему делать дальше. Наконец сердитым и твердым голосом он спросил:
- Что здесь происходит?
- Чтение мыслей, - спокойно ответил Потрясатель. - Мы намеревались проделать это втайне от злодеев, чтобы они не смогли нам помешать. Впрочем, застать их врасплох нам все равно не удалось...
- Очередной провал?
- Именно так, - ответил Грегор.
- Я полагал, что.., что, возможно, убийцы - это вы трое, - упавшим голосом произнес Рихтер, опуская оружие.
Мэйс тотчас же вложил в ножны свой кинжал.
- Стало быть, и меня вы подозревали, - заключил Рихтер.
- В делах такого рода бдительность не помешает, - согласился Потрясатель.
Мэйс хихикнул. Похоже было, что он единственный видел в происходящем нечто комическое.
- Однако и вы подозревали нас, - сказал он. - Посему можно считать, что мы квиты...
- Один из солдат доложил мне о вашем подозрительном поведении, - объяснил командующий. - Отправившись к вам, я никого не обнаружил. Исчезнуть из расщелины можно либо прыгнув в пропасть, либо иным, куда более будничным образом. Заподозрить наличие пещеры в глубине расщелины было вполне естественно, и вскоре я отыскал ее.
Потрясатель поднялся на ноги, а Грегор принялся собирать магические приспособления.
- Лучше нам вернуться к остальным, - сказал Сэндоу.
- А где ваши мантии? - поинтересовался Рихтер. - Я искренне полагал, что в делах такого рода парадная мантия Потрясателя имеет не последнее значение...
- О, многое из того, что Потрясатели обычно почитают значительным, на деле не более чем пережиток, - ответил Сэндоу. - Даже магическая пластина не так уж необходима. Ее вполне может заменить прозрачный водоем или же обыкновенное зеркало. Да и многие традиционные заклинания можно сократить, однако даже мне они необходимы, чтобы настроиться на нужный лад.
- Но ведь магия - искусство, требующее...
Потрясатель поднял руку, и Рихтер умолк.
- Допускаю, что я еретик и вольнодумец, - сказал он, - но все равно не верю, будто всякий Потрясатель непременно связан с миром духов и общается с его обитателями. По-моему, Потрясатели обладают своего рода даром, который распределяет между людьми сама природа - это как цвет волос или глаз, как необычная острота зрения или слуха, как шестое чувство... Но в своих предположениях я пошел еще дальше. Мне представляется, что в период Великого Небытия произошло нечто такое, о чем до нас не дошло никаких свидетельств, и именно это событие послужило причиной рождения в семьях обычных людей будущих Потрясателей.
- Уверен, многие Потрясатели, дай им волю, спалили бы вас на костре за подобную ересь! - воскликнул главнокомандующий Рихтер.
- Ни секунды не сомневаюсь, - улыбнулся Сэндоу. - Именно поэтому я поселился в деревушке Фердайн, веду уединенный образ жизни, никогда не посещаю конгрессов и помпезных сборищ Потрясателей, не переписываюсь с собратьями по искусству. Но в один прекрасный день моя теория получит подтверждение - это произойдет тогда, когда мы больше узнаем о Великом Небытии и поймем, наконец, что происходило в те темные века.
- И, надо полагать, именно это побудило вас принять участие в нашей экспедиции? - поинтересовался главнокомандующий.
- Возможно, - сдержанно улыбнулся Потрясатель. - И я желал бы дожить до того времени, когда моя теория принесет плоды.
- И я от всего сердца вам этого желаю, - искренне произнес Рихтер. - Как, впрочем, и каждому из нас...

Глава 8

Ревущий ярдах в ста внизу водопад Шатога остался позади и немного справа - первый этап восхождения на Заоблачный хребет был преодолен. В воздухе уже не висела водяная пыль, да и оглушительный шум низвергающейся с высокого уступа воды не оглушал более людей. Здесь дул свежий ветер, и видимость стала куда лучше.
Но не все обстояло столь радужно - температура воздуха впервые понизилась до нуля, а порой, особенно в вечерние часы, ударял легкий морозец. На скалах отчетливо проглядывала тонкая пленка инея. От людского дыхания в воздух поднимались клубы белого пара. А ведь по мере подъема непременно будет холодать, и это, пожалуй, еще опаснее тумана и ревущего водопада.
Некоторое время подъем был обманчиво легок - на этом участке пути отсутствовали отвесные скалы, и люди двигались по гладкому склону. Они шли в связках по шесть человек в порядке, определенном самим главнокомандующим, хотя вероятность оступиться тут была вовсе невелика. Барристера, который накануне руководил подъемом, закончившимся столь фатально, поместили в середину связки из восьми человек, как и Картье, единственного уцелевшего.
Невзирая на намерение главнокомандующего разделить троих неопытных скалолазов, дав им в спутники надежных людей из числа банибальских горцев, Мэйс отвоевал себе право оставаться подле учителя Сэндоу. Спорить с ним, оперируя доводами общечеловеческой логики, оказалось совершенно бессмысленно, - юноша натянул на лицо маску придурка и старательно делал вид, будто ничего не понимает. Даже сам Потрясатель нерешительно намекнул, что вовсе нет надобности в неусыпном присмотре за ним, однако юный великан остался непоколебим. Когда же спор разрешился в пользу Мэйса, один из рядовых в сердцах обозвал его тупицей и помесью осла со слоном.
Мэйс вовсе не был тупицей, но ради пользы дела согласен был подвергнуть сомнению свои умственные способности.
Около полудня путь им преградил узкий каньон, со склонами, усеянными разбитыми булыжниками. Отряду предстояло спуститься на семьсот футов, затем подняться по противоположному склону. Уже с первого взгляда стало ясно, что спуститься будет довольно легко, а вот подняться... На противоположной стороне провала виднелся нависающий над пропастью скальный карниз, и, чтобы его преодолеть, предстояло сперва проползти футов пятьдесят чуть ли не вниз головой.
Главнокомандующий Рихтер приказал сделать привал и перекусить, что вызвало в рядах горцев бурю неподдельного восторга. Офицер, заведующий походной кухней, - горец по имени Даборот, извлек из мешков с припасами ломти копченой говядины, круги сыра и караваи хлеба. В восьми кастрюлях сварен был вкуснейший кофе, и вскоре образовалась очередь - солдаты по одному подходили, чтобы получить порцию этой незамысловатой, но питательной снеди.
Рихтер взял свою миску и кружку и подсел к Потрясателю и его приемным сыновьям.
- Мы не намереваемся все вместе спускаться, а затем подниматься, - сказал офицер. - Этот карниз - крепкий орешек даже для лучших скалолазов, вам же троим его ни за что не преодолеть.
- Значит, молитва моя услышана, - сказал Мэйс. Юноша произнес эти слова с величайшей серьезностью и даже торжественностью.
- Но при помощи какого волшебства мы окажемся наверху? - спросил Грегор.
Рот юноши был до отказа набит хлебом и сыром, посему говорил он немного невнятно.
- Прошу любить и жаловать - будущий великий Потрясатель! - язвительно произнес Мэйс. - Обратите особое внимание на его прекрасную дикцию и изысканные манеры! Но ближе к делу. Как мы попадем отсюда наверх?
- Я сам пойду вперед с группой лучших скалолазов. Мне приходилось одолевать препятствия и посложнее. Мы прихватим с собой веревку, которую и поднимем наверх, конец ее оставив внизу. Перевалив карниз, мы надежно закрепим ее. Останется лишь вскарабкаться по ней на высоту трехсот футов...
- Но ведь не думаете же вы, в самом деле, что человек столь почтенного возраста, как Потрясатель Сэндоу, сможет преодолеть по веревке триста футов при помощи одних только рук! - воскликнул Грегор, смахивая с колен хлебные крошки.
- А я этого и не предлагал, - сказал главнокомандующий Рихтер. - Я и сам вряд ли отважился бы на такое. Это ведь совсем не то, что подъем в гору - тут надо обладать силой, причем недюжинной.
- Ну, тогда как же? - заинтересовался Мэйс.
- Во главе отряда пойдет человек по имени Зито Таниша - коудонский цыган, великолепный акробат. Собственно говоря, Зито и изобрел этот способ преодоления препятствий. Он поднимется по противоположному склону - это ему раз плюнуть, но прежде чем подняться, привяжет к концу нашей веревки другую. Обе веревки тонкие, но крепкие, и узлы будут невелики, но очень прочны. По обе стороны ущелья эти узлы потом зальют расплавленным воском, чтобы веревка не скользила. Таким образом у нас получится длиннейшая веревочная петля, протянутая через весь каньон. Затем сержант Кроулер выдернет якорный крюк на этой стороне, чтобы закрепить на петле лебедку - ее уже собирают. Она будет установлена на небольшой платформе, на которую в качестве противовеса встанут четверо солдат.
А на другой стороне ущелья мы тем временем соберем вторую лебедку, точно такую же - все приспособления мы прихватим с собой. Ну, а когда все будет готово, человеку достаточно будет крепко ухватиться за нижнюю веревку, и при помощи двух лебедок его перетянут на другую сторону. Одна команда солдат будет тянуть за верхнюю веревку, другая - за нижнюю. На каждого человека уйдет не более трех минут. Так переправляться и куда быстрее, чем любым иным способом, и много безопаснее.
- Гениально! - восхищенно прошептал Мэйс.
- А ему можно доверять, ну, этому вашему Зито? - спросил вдруг Потрясатель.
- Но мы уже трижды переправлялись через ущелья таким образом! - воскликнул Рихтер.
- Но я ведь не об этом вас спрашиваю.
- Если не верить Зито, то нельзя доверять никому, - устало пожал плечами Рихтер. - Он в свое время дал мне свой платок, смоченный в крови, вам наверняка известно, что это означает у коудонских цыган...
- Вечную верность, - сказал Потрясатель. - Этой клятвы они никогда не нарушают. Что ж, приятно сознавать, что среди ваших людей есть хотя бы один, на кого не падает подозрение в измене...
Рихтер тем временем закончил трапезу и направился отдавать последние распоряжения. А десять минут спустя группа из семерых горцев под предводительством главнокомандующего стала спускаться по склону каньона.
- Одному из нас надо остаться при багаже, - твердо заявил Грегор. - Сказано же, что багаж переправят в последнюю очередь. Останусь я. Меня одного вполне смогут переправить и потом. Следом переправятся четверо солдат с лебедочной платформы, потом те двое, что будут крутить ворот, вскарабкаются по склону на манер Рихтера и его команды...
- Почему бы не остаться мне? - спросил Мэйс.
- Потому что тебе надо неотступно быть при учителе, здоровый ты болван! А я в сравнении с Потрясателем не представляю особой ценности. И давай на этом закончим спор.
- А знаешь, я с тобой согласен... - задумчиво проговорил Мэйс.
- Потому что прекрасно знаешь, что я прав. Вместо ответа великан положил огромную ладонь на плечо хрупкого юноши. Это было наивысшим выражением любви, какое он когда-либо себе позволял.
- Будь осторожен. До дна каньона далеко лететь, а шелковых подушечек там и в помине нет.
- Догадываюсь, - сказал Грегор. - И собираюсь быть очень осторожным.
Схватившись за веревку обеими огромными тол-стопалыми ручищами, Мэйс взглянул вниз, на усыпанное каменными осколками дно каньона, маячившее в семи сотнях футов внизу. Ему не велено было смотреть вниз, но искушение оказалось чересчур велико. И теперь он был рад, что ослушался: медленно проплывавшие под ним камни с этой точки выглядели просто потрясающе. Все в нем словно пело от восторга.
Он испытывал именно восторг, а вовсе не страх.
Мэйс даже понятия не имел о том, что такое страх. За всю жизнь ему не довелось испытать потрясения, заставившего бы его похолодеть от ужаса, и это невзирая на то, что он был помощником мага и явился свидетелем великого множества поистине ужасающих экспериментов. Казалось, он родился на свет напрочь лишенным способности чего бы то ни было бояться, и неспособность эта непостижимым образом трансформировалась в лишние сантиметры роста и лишние фунты мышц.
Однажды Потрясатель растолковал Мэйсу, отчего тот так бесстрашен.
- Послушай, Мэйс, - сказал тогда Сэндоу, - ты никуда не годный маг. В тебе отсутствуют, вернее, почти отсутствуют качества, необходимые для того, чтобы сделаться Потрясателем. Впрочем, та ничтожная малость, которой все же одарила тебя природа, помогает тебе бегать быстрее прочих людей, стремительнее реагировать на опасность, лучше соображать и воспринимать то, чего другие почувствовать не способны. Но на этом действие твоей магической силы заканчивается. Она никогда не разовьется в нечто большее - ты не сможешь читать мысли, предсказывать будущее. Такова уж твоя доля, и это таит в себе опасность. Волшебники с невеликой силой вроде тебя чувствуют превосходство над людьми обыкновенными, будучи уверены, что в сложных ситуациях окажутся на должной высоте, что, впрочем, соответствует истине. Но такие волшебники не умеют бояться, и в один прекрасный день именно эта неспособность может коварно их подвести. Великий же маг, обладая мудростью, понимает всю ценность страха. Истинный маг много дальновиднее и знает, что страх в определенных ситуациях весьма и весьма ценен. Посему тебе следует совершать над собой усилие, пытаясь познать страх, научиться бояться тогда, когда того требует ситуация. Если уж от природы тебе этого качества не дано, ты обязан его в себе культивировать.
Однако Мэйс до сих пор так и не научился бояться. Искусственно культивировать в себе страх казалось ему делом чересчур хлопотным. И вот, любуясь пейзажем, он плыл высоко над землей, наслаждаясь чувством полета, а те, кто крутил лебедку, старались вовсю, лишь бы юноша поскорее очутился на твердой земле...
"Ну что ж, - думал Сэндоу, - я прожил недурную жизнь. Шестьдесят лет вставало надо мной солнце, шестьдесят лет оно опускалось за горизонт, и почти две трети своей жизни мне довелось наблюдать это великолепие. Шестьдесят лет слушал я раскаты грома, любовался сполохами молний, шестьдесят лет ни в чем не знал я нужды и даже ни разу не был серьезно ранен. И если суждено мне умереть теперь, да будет так. Но об одном, только об одном молю я богов: если сорвусь в пропасть, пусть сердце мое остановится прежде, чем тело достигнет ее дна..."
Великий Потрясатель, преодолевая опасный путь, не мог похвалиться беспечным бесстрашием своего приемного сына. Он частенько советовал Мэйсу научиться бояться, и не в его правилах было давать советы, которым он не следовал бы сам. И сейчас он очень боялся.
Нет, ужаса он не испытывал. Всякий настоящий волшебник знал, где пролегает та грань, за которой страх перестает приносить пользу, становясь обузой. И теперь, висящий на веревке над пропастью и слегка покачиваемый ветром, Сэндоу ожидал смерти как истинный философ: всецело полагаясь на судьбу, он не желал лишь быть застигнутым ею врасплох.
Одинокая белокрылая птица подлетела к нему совсем близко, ее синие глазки с любопытством оглядели его.
"Возможно, мне суждено прожить еще лет сорок, - думал Сэндоу. - Мы, Потрясатели, обычно доживаем до весьма преклонных лет, если ничто внезапно не оборвет нашу жизнь. И вот я здесь, плыву над бездной на тонкой веревке - и ради чего? Для чего рискую я этими бесценными десятилетиями здесь, в этих холодных горах?"
Он легко мог ответить на эти вопросы, ибо готов был рискнуть жизнью ради знания - единственного, что являлось для истинных Потрясателей непреодолимым искушением. Да, у него было множество женщин, но ни одна из них не сумела заставить его переменить свой жизненный уклад. Не нашлось ни одной, чьи прелести заставили бы его позабыть обо всем на свете. Деньги? Но он всегда был очень и очень богат. Нет, только в погоне за знанием мог он рискнуть всем на свете...
Интерес его к эпохе Великого Небытия и к природе Потрясателей и Колебателей, которых давным-давно уже звали просто Потрясателями, зародился еще в раннем детстве - когда он узнал, что мать, производя его на свет, рассталась с жизнью. Он убил ее, конечно, не при помощи топора или удавки, но смерть матери была на его совести. Позднее он обнаружил, что матери всех будущих Потрясателей умирали родами, испытывая муки и боль, много превосходящие те, что выпадают на долю всех прочих рожениц. Теперь, по прошествии многих лет, он полагал, что разгадал эту загадку. Такой ребенок рождался на свет, уже наделенный магической силой. Возможно, во время родов, все еще соединенный пуповиной с материнским телом, он умел передать матери все то, что чувствовал: собственную боль, собственный ужас, - и эти отчетливые образы, тем самым многократно усиливая обычные родовые боли, и вызывали кровоизлияние в мозг у роженицы. Это было единственным удобоваримым объяснением.
Сорок лет спустя он отважился заговорить об этой своей теории с другими Потрясателями. О, если бы Сэндоу знал, что за этим последует, он и рта бы не раскрыл, - и уж ни за что на свете не сделает этого вновь! Сперва его высмеяли, потом обвинили в тупости, затем в ереси... Мать Потрясателя умирает, говорили одни, ибо за великий свой подвиг - рождение столь даровитого дитяти - вознаграждается райским блаженством. Некоторые же придерживались иного мнения, утверждая, будто безвременная смерть женщины - результат мщения злых духов за то, что в мире появляется очередной святой. Однако у этих с виду противоречащих друг другу теорий было нечто общее - обе они оперировали лишь понятиями сверхъестественными, возлагая ответственность за гибель женщин на духов, демонов, ангелов, призраков... Науки словно не существовало для этих ретроградов. И стоило одному из Потрясателей предпринять попытку рассуждать логически, его тотчас подняли на смех...
Возможно, там, на востоке, по ту сторону великих гор, найдет он доказательства тому, во что свято верит уже давным-давно. А ради этого стоит рискнуть жизнью.
- Ну что, учитель, так и будете висеть или все же соблаговолите ступить на землю? - спросил Мэйс, хватаясь огромной рукой за веревку.
Потрясатель Сэндоу словно очнулся.
- Я грезил наяву, - сказал он. - Подтяните мои старые кости поближе к благословенной земле, и я с радостью соблаговолю ступить на нее! - И он ухватился за протянутую руку гиганта.
Мэйс внимательно наблюдал за каждым во время переправы. И дело тут было вовсе не в страхе за чьи-то жизни - просто он дождаться не мог, когда переправят их поклажу, а затем Грегора. Хотя великан и не терзался страхом за собственную жизнь, волнение за жизнь и здоровье учителя и названого брата было ему вовсе не чуждо.
Но вот переправились все, кроме двоих последних солдат и, разумеется, багажа и Грегора. Настала очередь рядового по имени Гастингс, довольно стройного и сильного мужчины лет тридцати. Он цепко ухватился за нижнюю веревку, оттолкнулся от края обрыва и повис в воздухе, но примерно через полминуты стало ясно, что с парнем творится неладное. Голова его поникла - он силился стряхнуть оцепенение, и на какое-то время ему это удалось, но...
...Левая рука его соскользнула с веревки, и он повис на правой.
- Быстрее! - скомандовал Рихтер солдатам, крутившим ворот. Они и так делали все возможное, понимая, что чем меньше их остается, тем большей опасности подвергаются переправляющиеся.
Гастингс тем временем преодолел уже треть расстояния, отделявшего его от остальных, - левая рука его молотила воздух, пытаясь уцепиться за веревку. Но казалось, у него неладно со зрением - пальцы только пару раз скользнули по спасительной веревке...
- Держись! - приложив руки рупором ко рту, крикнул главнокомандующий Рихтер. - Ты почти дома, мальчик! Минута - и ты здесь, слышишь?
Крик его эхом отдавался в мрачном ущелье.
Тут пальцы правой руки Гастингса разжались. Он падал долго, мучительно долго, пока не достиг дна провала.
Летел он камнем, молча, словно понимая, что никакие крики и размахивания руками его уже не спасут. В этом смирении перед лицом неизбежной и ужасной смерти было что-то устрашающее.
Тело его ударилось о камни и подпрыгнуло вверх, словно мячик, окровавленное и безжизненное, и, снова рухнув вниз, с размаху накололось на острый скальный шип. Все было кончено.

Глава 9

Следующим предстояло переправляться двадцатилетнему парню по имени Иммануили, настолько темнокожему, что сейчас видны были лишь белки его глаз да ослепительные зубы. Он без колебаний ухватился за веревку, которую только что выпустил бедолага Гастингс, и закачался над пустотой.
Примерно через минуту Мэйс, наблюдавший за переправой, обеспокоенно сказал:
- И с ним творится черт-те что... Поглядите!
Иммануили извивался в воздухе, тряся головой, словно пытаясь сбросить невидимые руки, сжимающие его череп и неудержимо тянущие его вниз, к острым камням на дне провала.
Он был уже на полпути к цели.
- Это очень сильный парень, - сказал Рихтер. - Что бы там ни было, он с этим сладит...
Именно в этот момент чернокожий Иммануили разжал разом обе руки и камнем полетел в темные глубины. Он падал вниз головой, и когда ударился о камни, во все стороны брызнула алая кровь - так брызжет сок из переспелого плода, срывающегося с ветки по осени...
- Это делает Потрясатель! - сказал Рихтер. - Один из ваших братьев, учитель Сэндоу.
- Я уже подумал об этом и позволил себе проверить ваших людей на сей предмет. Среди нас нет второго Потрясателя. И черная магия тут вовсе ни при чем.
- Что ж, поглядим, что станется с поклажей. Ведь у нее нет пальцев, которые злобная сила способна ослабить, нет и воли, которую можно сломить.
Главнокомандующий, насупившись, глядел, как солдаты на той стороне каньона привязывают к веревке первые тюки.
Все немного воодушевились, увидев, что с грузом ровным счетом ничего дурного не происходит. Тюки один за другим благополучно преодолели провал.
- Ну, теперь очередь вашего ученика, - сказал Рихтер. - Мы все будем молиться за него...
- Погодите, - сказал вдруг Мэйс. - Тут нужно нечто более существенное, нежели молитвы.
- Что же?
- Неудивительно, что при переправе груза ничего не произошло, - сказал гигант. - Убийцам вовсе ни к чему губить поклажу, ведь им тоже надо чем-то питаться. Они охотятся за живыми людьми, и я не уверен, что с Грегором не стрясется беды!
- Но мальчик не умеет лазать по скалам! - воскликнул главнокомандующий. - Если он вознамерится подняться наверх вместе с теми, кто сейчас крутит лебедку, то сорвется со скалы и потянет за собою остальных! У него нет шансов вскарабкаться по этой скале, которая по зубам лишь самым опытным из нас, даже если его будут поддерживать! Он переправится либо по веревке, либо никак!
- Тогда я проверю веревку, - сказал Мэйс. - Я переправлюсь на ту сторону, потом обратно.
- Что-о?! Рискнуть жизнью человека, который уже в безопасности? Ну нет, об этом и речи быть не может!
- Или я это сделаю, или все, один за другим, вернутся назад! - оскалился Мэйс.
Его внушительная фигура нависла над старым офицером, и тому тотчас же расхотелось спорить.
- Учитель Сэндоу, призовите его к порядку! - взмолился Рихтер, жалобно глядя на Потрясателя. Сэндоу лишь улыбнулся:
- Мэйс - волшебник самого низкого ранга из всех возможных. Реакция у него куда быстрее, нежели у людей обыкновенных, в этом он превосходит даже Грегора, который еще слабоват. Он, как никто другой, годится для того, чтобы проверить, что стряслось с этими двумя несчастными во время переправы, и у него недурные шансы вернуться живым. К тому же если уж Мэйсу что-то втемяшется в голову, то этого оттуда никакими средствами не выбьешь.
- Н-ну... - развел руками Рихтер.
- У нас очень мало времени, - поторопил его Мэйс. - Просигнальте тем, кто на той стороне: они должны быть в курсе моего намерения.
Солдат тотчас замахал разноцветными флажками, и спустя минуту Мэйс уже закачался над бездной, бесстрашно оттолкнувшись от скалы. Он благополучно преодолел пропасть, потом придирчиво осмотрел лебедку и о чем-то заговорил с Грегором. Минут через пять он уже скользил в обратном направлении, и снова ничего дурного не произошло.
- Похоже, это действительно были досадные случайности, - сказал он учителю. - Никакого колдовства, я ровным счетом ничего не почувствовал ни на пути туда, ни обратно. Грегор говорит, что прекрасно себя чувствует, хотя и собирается глотнуть бренди, прежде чем пуститься в путь, - исключительно для успокоения нервов.
- Вон он! - указал Рихтер. - Только что оторвался от скалы.
Глаза всех устремились на Грегора, который висел над пропастью на веревке, словно осенний паучок на тонкой паутинке - его слегка покачивало ветром. К величайшему облегчению наблюдателей, он медленно, но неуклонно двигался вперед.
- Глядите! О боги, опять!
Голос Бельмондо звенел от волнения - говорить так невозмутимый и опытный скалолаз просто не мог.
И действительно, преодолев лишь треть пути, Грегор безвольно разжал одну руку. Он мужественно боролся, пытаясь вновь уцепиться за веревку, и ему в конце концов это удалось. Но глядя на безвольно повисшую голову и обмякшие плечи юноши, все понимали, что долго он не продержится.
- Поставьте на ворот еще двоих! - приказал Мэйс Рихтеру, словно и вправду имел право командовать. - Им придется несладко, ведь предстоит тянуть нас обоих.
- Ты не можешь! Этого нельзя! - забормотал Бельмондо. - Веревка не выдержит двоих! Колесо лебедки расколется!
Мэйс лишь улыбнулся, но в улыбке этой не было дружелюбия.
- Пусть у тебя не болит голова - это дело только мое. - Гигант потрепал молодого офицера по щеке и, повернувшись к Рихтеру, крикнул:
- Ну же! - И даже не позаботившись проверить, последовал ли старый офицер его указаниям, шагнул в пропасть, ухватившись за верхнюю веревку, которая, в отличие от нижней, двигающейся на восток, перемещалась в противоположном направлении. Теперь Мэйс двигался прямо навстречу Грегору.
- У него ничего не получится... - пробормотал Рихтер. - Я не из тех, кто видит мир в мрачных красках, но сейчас у меня нет повода для оптимизма...
- Повода для оптимизма я тоже не нахожу, - признался Сэндоу. - Впрочем, чем черт не шутит... Ведь вы, в отличие от меня, плохо знаете Мэйса, а если бы знали его лучше, то настроены были бы более оптимистично.
Тем временем Мэйс, раздосадованный тем, что движется слишком медленно, принялся продвигаться по веревке при помощи своих могучих рук. Перед тем как пуститься в путь, он предусмотрительно надел перчатки, чтобы натянутая веревка не жгла ему ладони. Нижняя веревка, движущаяся ему навстречу, то и дело со свистом скользила по его кожаной куртке, но он, казалось, этого даже не замечал.
Но вот пальцы левой руки Грегора бессильно разжались, и юноша повис над пропастью глубиной в семьсот футов на одной правой руке.
Мэйс находился от него в каких-нибудь пятидесяти футах. Теперь он действовал осмотрительнее, стараясь не задевать нижней веревки, ибо малейший толчок мог оказаться для Грегора смертоносным.
Грегор тем временем угрожающе раскачивался над пропастью, все еще силясь ухватиться за веревку второй рукой. Сдаваться он не намеревался, это было видно. Однако не оставляло сомнений и другое: у юноши внезапно нарушилась координация движений, и все его попытки удержаться явно были обречены на неудачу.
- Держись! - крикнул Мэйс, ободряя брата.
Теперь их разделяли футов тридцать. Широкое лицо великана покрылось испариной и натужно покраснело. Невзирая на необыкновенную физическую силу, юному силачу приходилось несладко.
Грегор тупо посмотрел на названого брата. Он был словно пьяный, который вот-вот впадет в полную прострацию. Мышцы лица его обмякли, веки полуопустились, нижняя челюсть отвисла, и изо рта вырывались клубы пара, похожие на зловещих белых змей... Грегор последним усилием воли пытался стряхнуть оцепенение, но тщетно...
Между ним и Мэйсом оставалось пятнадцать футов.
Ладони Мэйса даже в перчатках жгло словно огнем.
Десять футов.
Тут Мэйс увидел, что происходит с пальцами правой руки Грегора, - они постепенно слабели, разжимались...
Еще миг - и ученик чародея сорвется. Конец был близок и казался неминуемым.
Великан соображал быстро, а действовал и того быстрее. Тело Мэйса тоже раскачивал ветер, и, когда оно достигло нижней точки дуги, он покрепче вцепился в верхнюю веревку, сделал невероятный бросок, железными своими пальцами ухватил Грегора за пояс и стиснул его, словно клещами.
В тот же миг Грегор окончательно потерял сознание и выпустил веревку, за которую цеплялся из последних сил. Если бы не вовремя подоспевший великан, мгновение спустя юноша был бы мертв.
А ручища Мэйса перехватила нижнюю веревку так, что она обмоталась вокруг его локтя, и если бы не толстая кожаная куртка, руку бы напрочь оторвало. Однако даже силачу Мэйсу могло оказаться не по силам в столь немыслимом положении добраться до восточного края каньона. Они с Грегором были всего-навсего на полпути к спасительной тверди...
И все-таки Мэйс надеялся на успех, хотя бедняга и вынужден был двигаться спиной вперед. Он решил не рисковать и не стал глядеть через плечо - любое лишнее движение могло оказаться роковым для них обоих. Мэйс теперь мог видеть лишь шестерых солдат, отчаянно крутивших ворот лебедки на западном краю пропасти.
Гиганту казалось, что он летел с верхней веревки на нижнюю целую вечность, но все длилось каких-нибудь пару секунд. Вроде бы худшее осталось позади, но вскоре Мэйс понял, что раненько обрадовался. Его подстерегало новое испытание.
На восточном краю пропасти творилось нечто ужасное. Резкий рывок за верхнюю веревку и двойной вес, внезапно перенесенный на нижнюю, оказались чересчур тяжким испытанием как для четверых горцев, вертевших ворот, так и для самой лебедки. Устройство затрещало и заскользило к краю пропасти. Один из горцев потерял равновесие и упал, ударившись головой о стойку лебедки. Видимо, он тотчас же лишился чувств, и тело его, подкатившись к самому краю провала, камнем полетело вниз...
- Все прекрасно, - сквозь сжатые зубы бормотал Мэйс. - Все просто изумительно...
Трое уцелевших солдат вступили в неравную схватку с вышедшим из-под контроля механизмом. А платформа угрожающе раскачивалась, словно палуба корабля, угодившего в сильнейший шторм. Еще двое солдат метнулись к лебедке и вскочили на платформу, но все было тщетно - механизм неуклонно скользил к бездне.
Веревка, на которой висели Мэйс и Грегор, замедлила движение, а потом и совсем остановилась. Великан почувствовал, что боль в локте ослабла.
Теперь спасение обоих юношей всецело зависело лишь от двоих горцев, из последних сил продолжавших крутить ворот, но движение веревок изрядно замедлилось. Гигант, цепко держа Грегора за пояс, с виду спокойно пережидал вынужденную паузу.
Ни разу великана не посетила мысль: "Я могу умереть!" Его терзали опасения совсем иного рода: "Грегор может погибнуть!"
Все затаили дыхание. Мэйс не слышал ни звука с восточной стороны каньона, а от западного был уже слишком далеко и расслышать хриплого дыхания мужественных горцев, борющихся с механизмом, просто не мог.
Но вскоре он ощутил боль в левой руке - нижняя веревка, обмотанная вокруг его локтя, вновь натянулась и врезалась в плоть. Даже толстая кожаная куртка уже не помогала. Тупая боль быстро распространилась от локтя к плечу и к запястью. Ладонь и пальцы уже совершенно онемели, и это пугало его куда сильнее, чем боль. Он мог вынести любую боль, но если рука онемеет окончательно, то им обоим конец.
Пошевелить левой рукой, чтобы размять онемевшие мышцы, он не отваживался - любой толчок, даже самый ничтожный, означал бы конец их смертельно опасного путешествия, и таинственные заклинания всех Потрясателей мира оказались бы бессильны воскресить их...
Он уже слышал надсадный треск лебедочного колеса, из чего заключил, что восточный край каньона, похоже, не так далеко.
Ах как хотелось ему обернуться! Но делать этого было нельзя. А тем временем пальцы правой руки Мэйса, крепко держащей Грегора за пояс, точно пронзило мириадами острейших игл. Вскоре они тоже начали неметь.
- Уже очень скоро, Грегор. Осталось совсем чуть-чуть... - лихорадочно шептал великан, хотя бесчувственный Грегор явно не мог его слышать.
Если им суждено погибнуть, думал Мэйс, последняя мысль его будет о том, что он не оправдал надежд учителя. Потрясатель Сэндоу так много сделал для маленького сироты по имени Мэйс за все эти двадцать лет! Какая низость с его стороны отплатить за все это черной неблагодарностью!
Вдруг он ощутил нечто странное, словно потерял вес. "Это конец, - подумал он, - мы падаем..." Отчаянным усилием заставив свое онемевшее тело двигаться, он забарахтался - и тут понял, что его подхватили двое могучих банибальцев. Он просто-напросто не ощутил их крепких ладоней на своих плечах, которые уже ничего не чувствовали от неимоверного напряжения...
Повиснув на руках спасителей, Мэйс наконец позволил себе лишиться чувств.

Глава 10

Спустя пять минут Мэйс пришел в себя и тотчас громко присягнул в верности всем известным богам, от самых могущественных до самых ничтожных, затем объявил собравшимся, что спасением своим они с Грегором всецело обязаны милости воздушных духов. Он объяснил, что феи - покровительницы воздуха милосердны к тем, кто, подобно им с Грегором, живет праведно подле мудрого учителя в крошечной горной деревушке Фердайн, вдали от искушений большого мира.
Главнокомандующий Рихтер задумчиво пробормотал себе под нос:
- Вот уж не думал, что этот верзила-варвар настолько религиозен!
- В последний раз мне пришлось видеть его таким шесть лет тому назад - когда он зажигал поминальную свечу в память об умершем друге...
Потрясателю Сэндоу не удалось скрыть улыбки - уголки тонких губ его предательски вздрагивали.
- Тогда с какой стати он... - начал было Рихтер, но как раз в этот момент с ними поравнялись пятеро солдат.
Один из них разглагольствовал:
- Подумать только! Как мог простофиля-великан выдумать такое, да что там, не только выдумать, но и воплотить в жизнь! Видимо, это просто счастливая случайность, наверное, духи воздуха и впрямь покровительствуют этому бегемоту!
Приятели его разразились хохотом.
- Я, кажется, все понял, - сказал главнокомандующий Рихтер. Он взглянул на Мэйса с нескрываемым восхищением. - Парень играет роль простака гораздо лучше, чем я до сих пор думал. Или же играет роль толкового человека столь блистательно, что заставил меня позабыть о том, каков он на самом деле...
- Мэйс непростой парень, - согласился Потрясатель. - Но скажите лучше, как бы нам выяснить причину двух трагедий? Сомневаюсь, что это просто несчастные случаи. Двое разбились и неминуемо погиб бы третий, если бы помощь не подоспела вовремя. Это, согласитесь, не слишком-то походит на случайность.
Главнокомандующий кивнул, всматриваясь в даль, где солдаты разбирали лебедку и упаковывали ее по частям.
- Когда вон те пятеро будут здесь, мы их как следует расспросим. Возможно, им что-то известно. Не исключено также, что предполагаемые убийцы среди них и сумеют вскоре сузить круг наших поисков...
- Надо поговорить и с Грегором, - напомнил офицеру Потрясатель.
- Разумеется. Когда мальчик очнется, он, возможно, прольет свет на это таинственное происшествие...
Обнаружить причину странного самочувствия двоих погибших и юного Грегора оказалось довольно легко, однако найти злодея или злодеев, к этому причастных, как и прежде, не удалось. Агенты Орагонии сработали умело, ловко и скрытно - на злополучной бутылке с бренди не было ни этикетки, ни тем более имени владельца...
Гастингс, Иммануили и Грегор, прежде чем пуститься в опасный путь, отхлебнули из этой бутылки, когда же впоследствии содержимое ее сперва осторожно понюхали, а затем попробовали на язык, выяснилось, что к бренди примешана солидная порция сонного зелья.
Но никто не смог припомнить, откуда взялась злосчастная бутылка. Видимо, кто-то вручил ее Гастингсу с наказом отхлебнуть перед тем, как пускаться в опасный путь по веревке, ибо все знали о паническом страхе Гастингса перед такого рода переправой, хотя это было единственное, чего страшился в жизни отважный горец. Иммануили же, ставший свидетелем ужасной гибели товарища, счел необходимым сделать из бутылки добрый глоток, прежде чем решиться на опасную переправу. Ну, а Грегор, которому пришлось лицезреть сразу две смерти, по-настоящему нуждался в успокоении расходившихся нервов, потому что его прямо-таки била крупная дрожь. Но Гастингс никому не сказал, кто осчастливил его заветной бутылочкой. И никто из солдат не назвался ее владельцем, что, впрочем, было вполне естественным. Более того, никто припомнить не мог, у кого и когда видел ее...
Итак, отряд лишился еще двоих, а расследование таинственных преступлений так и не сдвинулось с мертвой точки.
- Мы не можем снять подозрение даже с тех пятерых, что оставались на западной скале, - сказал Потрясателю Рихтер. - Это вполне мог быть как один из них, так и любой из нас...
- Похоже, вот-вот пойдет снег, - заметил Потрясатель, указывая на низкие свинцовые тучи, плывущие над их головами.
Порой переключиться мыслями с одной напасти на другую благотворно для человека - Потрясатель знал эту истину и не раз проверил на себе. Только так можно освободиться от навязчивых мыслей о недавней трагедии...
Рихтер оглядел небо:
- Похоже, вы правы, а это означает, что надо трогаться в путь. По крайней мере часа два мы вполне сможем двигаться вперед, а потом встанем лагерем на ночлег. - Его передернуло от отвращения. - Как жаль, что ни один из нас не может безбоязненно повернуться спиной к другому! Это изнуряет много больше, чем самые тяжкие испытания в пути...
Образовав связки, путники двинулись вперед. Склон был крут, но не так, чтобы слишком.
И тут повалил снег...
Зимой жители Фердайна оказываются отрезанными от мира снежными завалами, поэтому весной, летом и осенью до самых заморозков трудятся в поте лица, пытаясь обеспечить себя всем необходимым, чтобы пережить суровую зиму. Амбары свои они доверху наполняют съестными припасами и сушеным мхом для скотины, который собирают на болотах по ту сторону Банибал. Торговцы рачительно заботятся о сохранности своих запасов - на исходе зимы, распродавая поиздержавшимся крестьянам продукты, можно озолотиться. А ведь всегда находятся оптимисты, которым не удается дотянуть до весны на припасенных с осени хлебах...
В Фердайне к середине зимы улицы становились совершенно непроходимыми. Некоторые домики заметало снегом по самые кровли, однако заботливые хозяева расчищали в снегу тропинки, по которым можно было добраться до главных улиц. Вооруженные люди, обутые в специальные снегоступы, отважно разгуливали по деревне на уровне крыш, пугая волков, - далеко не все серые хищники по осени уходили из окрестностей деревни на склоны Банибал. Замешкавшиеся волки рыскали по деревне, подстерегая зазевавшихся крестьян или скотину. Звери надсадно выли от голода, дрожали от мороза, глаза у них краснели и слезились... В такое время детям не дозволялось выходить на двор; лишь в самом начале зимы, когда снег только начинал падать, они вволю резвились, прекрасно зная, сколько долгих вечеров придется им коротать под домашним арестом. Уже к январю волки и пронизывающие ветра загоняли в тепло жилищ всех, кроме разве что самых выносливых и сильных мужчин...
Фердайнские крестьяне уже успели привыкнуть к такому укладу жизни. Более того, невзирая на шуточки касательно бесконечных зим и чахлых весен, они даже ждали, когда, наконец, наступят холода. В сравнении с бушующей снаружи непогодой тепло и уют жилища ценились особенно высоко. Это было время чтения и раздумий, забвения бренных забот и блаженного отдохновения. Время домашних развлечений, сладких пирогов, чей упоительный аромат, доносящийся с кухни, пропитывал насквозь весь дом, и горячего шоколада, который делался еще слаще, если пьешь его под теплым стеганым одеялом... Когда же начинались оттепели, неизменно сопровождающиеся распутицей и слякотью, жители деревни впадали в меланхолию, невзирая на клятвенные заверения, будто ждут весны как ясна солнышка...
Но любой житель Фердайна, думал Сэндоу, оцепенел бы от ужаса, узрев буйство стихии здесь, на склонах Заоблачного хребта. Примерно через полчаса после того, как он предсказал снегопад, в воздухе заплясали первые снежинки. Поначалу зрелище даже радовало глаз, но вскоре снег повалил валом и стало трудно дышать.
Они разбили лагерь у подножия отвесной скалы, на которую поутру им предстояло подняться. Из вещмешков спешно извлекли куски парусины, и солдаты принялись вбивать в стылую землю колья, на которые предстояло натянуть ткань, дабы укрыться от пронизывающего ветра. Впрочем, даже там, где среди безжалостного камня обнаруживались островки земли, она оказывалась настолько промерзшей, что вбивать в нее колья было нисколько не легче, чем в гранитную скалу. Словом, работенка выдалась не из легких, и горцы бранились на чем свет стоит.
Но даже после того как натянуты были парусиновые полотнища, неугомонный ветер умудрялся проникать под одежду усталых путников, сбившихся в кучу. Ветер свирепствовал, швыряя в лица людей крошечные острые льдинки. Горцы, повернувшись к ветру спинами, жадно ели горячий суп, впивались крепкими зубами в ломти копченой говядины и шумно отхлебывали кофе, а некоторые тайком прикладывались к заветным бутылочкам с ромом и бренди. Разговаривать было не о чем да и ни к чему, и все, за исключением дозорных, забрались в теплые спальные мешки, обмотали головы шерстяными шарфами и потуже стянули капюшоны кожаных курток.
А ветер пел им заунывную колыбельную.
Холод усыплял все чувства.
Вскоре все уже мирно спали.
Рассвело очень рано, и солдаты, проснувшись, приуныли: непогода разыгралась пуще прежнего. Ветер выл и стонал над их головами, словно неприкаянная душа, он забирался за шиворот, сшибал с ног...
Поневоле чудилось, будто ветер и снегопад воевали на стороне ненавистной Орагонии.
Теперь было уже не до того, чтобы пытаться обнаружить орагонских агентов. Теперь самым опасным противником стала стихия. Казалось, войне этой не будет конца и выиграть ее невозможно...
Наутро начался поединок с ледяной стеной высотой восемьсот футов. Обойти ее было никак нельзя - справа от безжалостного исполина простиралась бескрайняя и бездонная пропасть, слева щерилась не менее страшная бездна. Стоило одолеть ледовую стену, и следующие пятьсот футов подъема будут много легче, - все знали это, но никто из горцев не позволял себе всецело положиться на милость судьбы, понимая, что надежды могут во мгновение ока рассыпаться в прах...
Разделившись на маленькие - не более трех-четырех человек - группы, чтобы в случае несчастья уменьшить потери, горцы начали подъем. Девятой по счету группе во время подъема не повезло - коварный порыв ветра невероятной силы сделал свое черное дело. Те, кто был уже на самом верху, изо всех сил уцепились за вбитые в лед якорные крюки, а людей, стоящих у подножия, сшибло с ног, и они кубарем катились по снегу до тех пор, пока не уцепились кто за что попало. Однако тем, кто висел на жалкой веревке футах в трехстах от подножия, пришлось всего хуже...
Горец, шедший вторым в связке, сорвался со скалы и полетел вниз. Тонкая веревка была крепка, однако никто не мог сказать наверняка, сколь долго смогут остальные сражаться с ветром, удерживая вес сорвавшегося товарища. Отчаянная эта схватка, ко всеобщему горю, долго не продлилась. Нога последнего скалолаза сорвалась с крюка, и он упал, а от резкого рывка из ледяной глыбы вырвался якорный крюк. Двое уцелевших солдат еще некоторое время цеплялись за скалу, но яростный порыв ветра подхватил их и швырнул прямо в бездонный провал, а клубящиеся облака вскоре скрыли несчастных от взоров товарищей. Вот и отчаянные крики стихли...
Оставалось всего шестьдесят четыре солдата, не считая трех офицеров, Потрясателя и его мальчиков. Вскоре обнаружить убийц будет совсем легко, ибо в живых не останется никого, кроме них и их последних жертв. Рихтер согласился с Потрясателем, утверждавшим, будто гибель четверых горцев вовсе не дело рук убийц, а следствие чистейшей случайности. Оба мужчины выразили надежду, что среди четверых несчастных оказались двое злодеев. Впрочем, ни один из них в глубине души не верил в такую удачу...
Теперь им предстояло преодолеть пятисотфутовую каменную стену, и хотя на некоторое время они оказались защищены от порывов яростного урагана, свист его и вой прямо-таки оглушали.
Эта мука мученическая длилась до самого вечера.
Они брели по колено в снегу, а порой люди проваливались даже по пояс.
Куртки и бриджи горцев покрылись ледяной коркой. Рихтер вовремя посоветовал Сэндоу, Мэйсу и Грегору не пытаться сколупывать эту корку, ибо она защищала от пронизывающего ветра. Пусть ледяной панцирь и мешал двигаться, сковывая движения, но о комфорте на некоторое время следовало забыть: на кон была поставлена жизнь.
К тому времени все участники экспедиции натянули на лица плотные вязаные шерстяные маски с прорезями для глаз и рта. Но невзирая на эту предосторожность, глаза то и дело приходилось плот но зажмуривать. Стало так холодно, что слезы тотчас замерзали, даже под шерстяными масками. Да и дышать приходилось буквально "через раз" - ледяной воздух грозил обжечь легкие. Сержант Кроулер сказал, что мороз свыше тридцати градусов, и нежная легочная ткань может не выдержать и начать кровоточить. Затрудненное дыхание неизбежно заставило людей двигаться медленнее, но Рихтер упрямо отказывался делать привал, покуда не отыщется хоть какое-нибудь убежище.
- Под открытым небом, - растолковывал бывалый офицер Мэйсу, - все мы за ночь замерзнем насмерть!
Он поручил Мэйсу осматривать окрестности в поисках какой-никакой пещерки - зорким глазам юного великана он доверял куда больше, нежели своим собственным, хотя и прославился зрением острым, словно у орла.
Но, невзирая на маски и капюшоны, глаза надсадно щипало.
Даже две пары перчаток не могли уберечь пальцы от холода, руки все время приходилось растирать и хлопать ими по бедрам.
Было уже примерно полшестого вечера и начинало темнеть, когда злая судьба настигла молодого капитана Бельмондо.
Десять минут назад он заступил на вахту в качестве первопроходца, в чьи обязанности входило отыскивать под снегом опасные провалы. В здешних широтах между двумя утесами частенько образовывались крепко спрессованные ветром снежные мостики, которые трудно, а подчас и невозможно было разглядеть. Такие "снежные обманки" сулили скалолазу неминуемую и страшную гибель, ибо под ними могла таиться пропасть.
Бельмондо шел осторожно - можно сказать, даже трусливо-осторожно. Как только он переместился во главу колонны, движение резко замедлилось. Он и шагу вперед не делал, не ощупав предварительно места, куда ему предстояло поставить ногу. Именно поэтому произошедшее несколько секунд спустя потрясло всех.
Внезапно капитан начал проваливаться, и только тут все поняли, что он оказался в самой середине злополучного снежного моста. Он успел обернуться к Рихтеру и протянуть руки в немой мольбе. Старик рванулся было к нему, но тонкий наст с хрустом подался - и молодой человек рухнул вниз. На лице Бельмондо написан был такой ужас, что он не смог даже закричать...
Главнокомандующий Рихтер тотчас приказал всем опуститься на четвереньки. Люди спешно обрезали связывающие их веревки, потому что в такой ситуации нельзя было предугадать, кому через несколько мгновений суждено последовать за молодым капитаном. В любое мгновение хрупкий мостик мог рухнуть, увлекая за собою людей.
Рихтер и Кроулер на четвереньках подползли к зияющей в снегу дыре, куда рухнул Бельмондо. Заглянув в нее, они тотчас увидели изуродованное тело, распростершееся на обледеневших камнях, и мгновенно поняли, что произошло. Когда образовалась "снежная обманка", неугомонный ветер обрабатывал ее снизу, превращая снег в ледяную корку. Бельмондо, ощупав "землю", почувствовал твердь, которую принял за камень. Его, разумеется, учили распознавать "ледяные обманки" - при постукивании они издавали характерный звук, - но, видимо, он так и не превзошел этой премудрости или же его подвела память... Но что бы там ни было, это стоило ему жизни.
- Надеюсь, края "обманки" достаточно крепки, чтобы по ним можно было спуститься, - сказал Кроулер.
Но Рихтер ему не ответил.
- Господин главнокомандующий! Рихтер безмолвно смотрел в отверстие.
- Господин главнокомандующий, люди... Рихтер по-прежнему молча глядел на окровавленное тело.
Потом он медленно стянул с лица вязаную маску и зарыдал. Морщинистые щеки его мгновенно покрывались ледяной соленой коркой...

Глава 11

Потрясатель Сэндоу сидел подле главнокомандующего Рихтера. Мужчины расположились поодаль от прочих банибальцев, которые пребывали совершенно в ином расположении духа, если не торжествуя победу, то во всяком случае испытывая облегчение оттого, что остроглазому Мэйсу удалось-таки разглядеть небольшую пещерку, где они могли скоротать ночь. В пещере стоял такой же, как и снаружи, холод, но ветер по крайней мере сюда не задувал и можно было наконец вздохнуть, пусть и не полной грудью, но без риска обжечь ноющие легкие. Рихтер же словно оцепенел. Он был раздавлен, уничтожен - казалось, в один миг постарел лет на десять и нисколько не походил более на того бравого офицера, который повел отряд в опасный поход несколько дней тому назад...
Уже около часа, с тех самых пор как отряд расположился в промерзшем каменном мешке, Потрясатель безуспешно пытался пробить броню холодной отчужденности главнокомандующего, разговорить его. Сэндоу справедливо полагал, что без помощи этого мужественного и мудрого человека им никогда не победить Заоблачный хребет. Люди шли за ним, невзирая на слухи о подстерегающих на пути многочисленных опасностях. Даже теперь, когда опасения одно за другим оправдывались, солдаты оставались верны Рихтеру. Горцы презрели опасность, забыли о злодеях, затесавшихся в их ряды, повинуясь одному слову главнокомандующего. Никто среди них, кроме старого Рихтера, не обладал таким непререкаемым авторитетом - ни Кроулер, ни Мэйс, ни даже сам Потрясатель. Однако сейчас Потрясателю казалось, будто он обращается к гранитной скале, немой и глухой.
Оставалось последнее средство, и Сэндоу прибег к нему.
- Командир, - с неумолимой жестокостью в голосе отчеканил он, - сожалею, что вы бросили ваших людей на произвол судьбы и вас нисколько не волнует, выживут они или умрут. Сожалею также, что до сих пор считал вас достойным офицером. Я не могу более тратить на вас время, так как должен помочь Кроулеру многое уладить, ибо вы, без сомнения, выбываете из игры.
Это было поистине жестоко - и это сработало. Потрясатель втайне был уверен, что главнокомандующий относится к своим солдатам словно к родным и для него веление долга, возможно, превыше веления богов.
- Останьтесь! - Рихтер схватил Потрясателя за рукав и силком усадил на место.
- У меня мало времени, и я не стану попусту его терять, утешая дряхлую старуху, в которую вы обратились! - отрезал Потрясатель Сэндоу, втайне на чем свет стоит кляня себя за вынужденную жестокость, хотя и понимал, что более ему ничего не остается.
- Я уже в полном порядке, - сказал Рихтер, - и вновь принимаю командование, но посидите со мною еще немного. Поймите, мне необходимо, чтобы вы мне доверяли, чтобы были во мне уверены - иначе все пропало...
Потрясатель снова уселся на камень. Лицо его было непроницаемо и холодно.
- Когда около трех месяцев назад я покидал столицу Даркленда, генерал Дарк дал мне поручение особого рода. Мы с генералом близко знакомы, более сорока лет, еще с тех самых пор, когда он вел освободительные войны в Южной Орагонии. Так вот он доверил мне своего единственного сына. У генерала четыре супруги, но все, кроме одной, рожали ему лишь здоровеньких и прелестных дочек. Генерал сказал, что только мне он может препоручить своего сына, чтобы я сделал из мальчишки настоящего мужчину. И я согласился - согласился по многим причинам, из которых желание угодить моему давнему другу было вовсе не самой главной...
- Я вас не вполне понимаю, если только не...
- Именно так, - кивнул главнокомандующий Рихтер. - Йэн Бельмондо - имя вымышленное. Погибший капитан не кто иной, как Джеми Дарк, единственный сын генерала, которому мы с вами обязаны свободой, коей наслаждаемся...
Потрясатель с грустью покачал головой. В пещере тут и там мерцали свечи, отбрасывая на стены темные пляшущие тени.
- Но парень был отчаянно труслив...
- Генерал не желал признаваться в этом даже себе самому, - сказал Рихтер, - хотя в глубине души прекрасно это знал. Возможно, он надеялся, будто мне удастся совершить то, что до меня не сумел никто, - сделать мальчика отважным. Так Джеми поступил под мое начало, разумеется - под вымышленным именем. Планировалось, что сын генерала будет в моем войске рядовым, но он заставил отца пожаловать ему звание младшего офицера.
- И теперь вас ждут крупные неприятности? - спросил Потрясатель.
- Нет, - покачал головой Рихтер. - Для этого мы с генералом слишком близкие друзья. Он все поймет. Но представьте себе, каково мне будет объявить генералу о гибели сына, ведь теперь, возможно, некому будет унаследовать его трон - вряд ли он сможет произвести на свет еще одного сына, да к тому же и успеет вырастить его, чтобы передать бразды правления в крепкие руки. Это дурное предзнаменование для всего Даркленда, не только для генерала...
- Да, ситуация складывается непростая, - согласился Потрясатель. - Но придется пережить и это национальное бедствие, как переживали мы прежде другие. Надо принять во внимание и то, что парню, возможно, так и не суждено было стать мужчиной, а это для страны равносильно его смерти...
- Возможно, - согласился главнокомандующий. - Но моему горю есть и другая причина...
Потрясатель терпеливо ждал. Свеча постепенно догорала, и пещера погружалась во мрак, но вот кто-то зажег новую, и теплый оранжевый свет вновь озарил оживленные людские лица. Один из солдат шутил, остальные смеялись.
- Джеми был сыном женщины по имени Минальва, черноволосой красавицы с огромными глазами, длинными густыми кудрями и высокой полной грудью. Смех ее походил на птичье пение, а голос - на ласковый шепот летнего ветерка. Мы с генералом оба были влюблены в нее. Может, мне и стоило ему воспротивиться... Генерал никогда и не подозревал об истинных моих чувствах, но я уверен: знай он обо всем - непременно отдал бы мне эту женщину. Однако я трепетно обожал генерала, преклонялся перед ним - как, впрочем, преклоняюсь и по сей день - за то, что он освободил всех нас от ига орагонских тиранов, а потому не мог ни в чем ему отказать. Так я потерял любимую женщину. Через некоторое время выяснилось: она отвечает мне взаимностью и отчаянно по мне тоскует. Любовь затмила разум, и произошло неизбежное. Она понесла от меня. На свет появился мальчик, и ему дано было имя Джеми Дарк. Истинный отец ребенка сделал все для того, чтобы генерал посчитал его своим. Я желал не только скрыть свое преступление, но и лелеял надежду, что мой мальчик в один прекрасный день сделается правителем Даркленда, ибо более щедрого наследства я дать ему не мог. Однако ребенок вырос трусом - боги жестоко покарали меня за мое преступление... Теперь, как вы понимаете, меня терзает не только вина перед моим другом генералом, но и скорбь по родному сыну. Отныне мне предстоит жить не только под бременем моего страшного греха, но и с сознанием вины в смерти Джеми...
- Порой мы терзаемся и виним себя в несчастьях, которые явно не в наших силах было предотвратить. Смирение - вот все, что нам остается...
- Пожалуй, вы правы, но чтобы постичь смирение, требуется время. Не согласитесь ли провести эту ночь подле меня, чтобы помочь мне прийти к желанному смирению?
Потрясатель кивнул, соглашаясь. Банибальцы, свернувшись калачиками в своих спальных мешках, уже сладко спали, насытившись теплой похлебкой, сухарями и сушеной говядиной.
А снаружи выл и ревел ураган, словно стая жаждущих крови хищников, и снег валил не переставая...

Глава 12

Перевала они достигли поздним вечером следующего дня.
Прежде чем расположиться на ночлег, отряд спустился на пару тысяч футов по западным отрогам Заоблачного хребта. Даже стоя на перевале, оставив деревушку Фердайн далеко внизу, участникам экспедиции не удалось увидеть вершин циклопических гор - их окутывали облака, и создавалось жутковатое впечатление, будто они упираются в самое небо. Вскоре они обнаружили скальный карниз, под которым вполне можно было укрыться от ветра и непрерывно падающего снега, сильно затруднявшего передвижение.
Мороз свирепствовал на перевале вовсю - был сорок один градус ниже нуля, и люди ежечасно рисковали сильно обморозиться. Главнокомандующий предпочел бы спуститься туда, где температура была градусов на двадцать - тридцать выше, но его солдаты так измучились во время неравной битвы с ненастьем и морозом, что просто не могли идти дальше. Рихтер не желал рисковать и, увидев скальный карниз, решил остановиться под ним и сжечь все запасы топлива без остатка в надежде на то, что следующую ночь они смогут скоротать уже без спасительного тепла костров.
Горцы развели огонь, выставив дежурных, в обязанности которых входило всю ночь подбрасывать в костер топливо. Затем во всю длину карниза натянули парусину, прихватив ее сверху и снизу, и защитились таким образом от пронизывающего ветра. Этот щит также немного помогал сохранить тепло, но ночка все равно обещала быть суровой.
Главнокомандующий Рихтер остановился подле Потрясателя и мальчиков, которые, прижавшись друг к дружке, поглощали обильный ужин, приготовленный умелым Даборотом.
- Этот ужин отчего-то очень напоминает мне последнюю трапезу приговоренного перед казнью, - сказал Потрясатель.
- Трепетно надеюсь, что это не так, - возразил главнокомандующий. - Как самочувствие? Солдаты в один голос жалуются на безмерную усталость. Завтра мы вполне можем спуститься с гор, если, конечно, не станем впадать в отчаяние.
- Вконец обессилевших мне придется нести на ручках, - ухмыльнулся Мэйс. - Я никогда не впадаю в отчаяние.
- К сожалению, мы напрочь лишены этой твоей идиотской жизнерадостности, особенно в столь трудные времена, - заявил Грегор, улыбаясь своему названому брату.
- Я намерен отдать приказ, чтобы люди нынче ночью спали группами по пять-шесть человек, - сказал главнокомандующий. - Каждый залезет в свой спальный мешок, а дежурные обернут по пять-шесть мешков холстиной. Нам нужно постараться сберечь как можно больше тепла, чтобы пережить эту ночь.
- Нам и троим вместе будет совсем недурственно, - заявил Мэйс.
- Я подозревал, что вы не захотите коротать эту ночь с кем-либо из ребят, - кивнул Рихтер. - Что ж, будь по-вашему. Надеюсь, мои солдаты в этих "коконах" переночуют более или менее безопасно, ведь в каждую пятерку или шестерку может затесаться пара убийц. Впрочем, даже если они вдвоем окажутся в пятерке, им все равно не сладить с добрыми горцами.
- Вам следует непременно разделить Картье и Барристера, - посоветовал Рихтеру Потрясатель. - И внимательно следите за Фремлином, голубятником.
- Так, стало быть, у вас есть подозрения...
- Никаких подозрений у меня нет, - прервал его Потрясатель. - Просто я вынужден никому не верить.
- Один черт... - пробормотал главнокомандующий.
Затем он направился проверять, как готовятся ко сну его люди. Возле каждой группы он останавливался, перекидывался парой слов с солдатами, порой даже улыбался, а иногда склонялся, осматривая обмороженные щеки и руки. При этом офицер, дружески беседуя с рядовыми, умудрялся не терять достоинства, приличествующего его званию. Подходя к солдату, удрученному и подавленному, Рихтер оставлял его воодушевленным и воспрянувшим духом.
Сам главнокомандующий смертельно устал, вымотался и выглядел ужасно: черты лица заострились, губы сделались серыми. Во взгляде его сквозила смертельная усталость, но губы улыбались, а руки крепко стискивали плечи солдат и протянутые ладони. Рядовые глядели на него с обожанием и искренней заботой. Провожая командира взглядами, горцы ощущали жгучий стыд за то, что позволили себе пасть духом, ведь если он, старик, так браво держится, то им, молодым, унывать - стыд и позор! Подвести старика теперь, когда он провел их через хребет, было бы равносильно святотатству. Главнокомандующий рисковал жизнью наравне с ними, а ведь он уже стар, и силы у него не те, что прежде. Он утомлен, выглядит нездоровым, но сохранил мужество. И солдаты брали себя в руки, усилием воли стряхивая с плеч давящий груз усталости.
- Похоже, он несет непосильное бремя, которое следовало бы распределить между всеми поровну, - сказал Грегор. - С каждым шагом старику все хуже...
- Однако, утешая солдат, он облегчает свою душевную боль, - добавил Потрясатель. - Командир не утратит сил до тех пор, покуда нужен своим ребятам. Он не свалится с ног, даже если тело откажется ему служить...
А ветер продолжал свирепствовать. И вот леденящий холод земли, проникнув сквозь холщовый кокон, потом сквозь спальный мешок, пробрался под одежду полусонного Грегора. Юноша подумал о Потрясателе Сэндоу, о Мэйсе и об их общем будущем. Но мысли о будущем неизбежно пробудили воспоминания о прошлом, и Грегор принялся блуждать по давным-давно пройденным дорогам, словно бесплотный дух, возвращаясь туда, где оставил дорогих его сердцу людей...
Мать его умерла родами, подобно матерям всех Потрясателей. Милое заплаканное лицо ее исказила страшная гримаса боли, которая не изгладилась и после смерти. Единственным на то время горем Грегора было именно то, что он не знал материнской ласки. Уже в самом раннем детстве не по летам развитой мальчик пытался заполнить эту зияющую пустоту в своей жизни, вновь и вновь перечитывая материнский дневник, который вела она день за днем. Тонкие, почти прозрачные странички шелестели, словно крылышки диковинного мотылька, и строчки просвечивали насквозь. Эти странички зачаровывали Грегора так, как сверстников его - первый в их жизни снегопад, красота восхода, волшебные сказки, которые читали им на ночь... Но юный Потрясатель оставил ровесников далеко позади, пережив этот жизненный этап к тому времени, как они только открывали для себя красоты мира. Его неудержимо влекло нечто куда более сложное. Стремительно постигнув науку чтения, он прочел дневник своей матери, - так мальчик познакомился с нею и полюбил ее...
...И, к несчастью, возненавидел отца. Джим считал мальчика виновником смерти жены, и ни разу в душе мужчины не вспыхнуло ни единой искры любви или нежности к ребенку. Вместо того чтобы видеть в мальчике прощальный дар любви супруги, он смотрел на Грегора как на проклятие.
Однажды он застал сына за странным занятием - мальчик сидел за столом, а прямо перед ним в воздухе парил карандаш. И Джим не выдержал. "Демон, - крикнул он сыну, - ты сущий демон! Ты колдун, который сгубил мать: все девять месяцев, что она носила тебя во чреве, она была обречена!" Не владея собой, отец зверски избил ребенка, но Грегору чудом удалось ускользнуть из дома через кухонную дверь. Джим погнался за ним, изрыгая пьяные проклятия. Весь городок сбежался поглазеть на это зрелище.
Если бы во время этой жуткой погони они ненароком не налетели на Потрясателя Сэндоу, Грегор неминуемо был бы убит. Мальчик от рождения был слабеньким, а теперь его тело сплошь покрывали синяки и кровоточащие раны, - а ведь папочка еще и не начинал с сыном серьезного разговора по душам!
Что именно произошло в тот злосчастный день, никто и по сию пору толком не знает, хотя в деревушке долго еще судачили о странном происшествии. То ли пьяный Джим, случайно оступившись, сверзился в пропасть с обрыва, то ли добрейший Сэндоу при помощи своей магии столкнул его туда...
С тех пор малыш зажил в просторном доме Потрясателя, окруженный старинными книгами и магическими приспособлениями. Мэйс к тому времени уже жил там, будучи шестью годами старше Грегора, которому сравнялось всего три года. Между мальчиками быстро возникли самые что ни на есть братские чувства, хотя они не приходились друг другу родственниками и были совсем не похожи.
И вот теперь они тут, в ледяных горах. А перед ними лежит загадочный восток. Грегор с самого начала их путешествия не очень-то надеялся, что им удастся дойти сюда живыми, хотя и не заикался об этом в присутствии Потрясателя Сэндоу. Его жизнь всецело принадлежала учителю, и юноша пошел бы за ним куда угодно. Грегора не слишком-то влекло таинственное знание, таящееся на востоке, но он вполне понимал нетерпение Сэндоу и отдал бы все, лишь бы помочь Потрясателю обрести желаемое.
Лежа подле названого отца и названого брата - лучших и самых драгоценных подарков судьбы, - Грегор вскоре задремал, свернувшись в комочек. Он старался сберечь жалкие крохи тепла, чтобы наутро сразиться с неумолимым Заоблачным хребтом...
Потрясатель Сэндоу глядел сквозь прорези вязаной маски на метель, на мерцающие огни костров, на странные тени и еще более причудливые сполохи пламени. Он намеревался всю эту ночь провести без сна, хотя и знал, что для человека его возраста это тяжкое испытание. Он надеялся, что Мэйс вовремя разбудит Грегора, чтобы тот додежурил до утра, но твердой уверенности в этом у Сэндоу не было. Великан вполне мог взвалить тяжкий груз ночного дежурства всецело на себя, а ведь днем ему понадобятся все его силы, чтобы выжить, ибо спуск по склонам Заоблачного хребта, скорее всего, окажется ничуть не менее опасным, чем восхождение. Нет, такого Сэндоу допустить не мог. А снег валил не переставая, и пламя плясало в ночи, и метались причудливые тени...
"Неужели я сглупил, - спрашивал себя Сэндоу уже в который раз. - Неужели завел дорогих своих мальчиков в ловушку, обрек на верную гибель? И ради чего?"
А ветер яростно ревел...
Холод пробирал Сэндоу до костей, хотя он и изнемогал под тяжестью одеял и спального мешка; и Потрясатель поежился.
Некоторое время он промучился над неразрешимой дилеммой, но затем стал думать о том, что таится позади Заоблачного хребта, в скрытых сейчас ночной мглой долинах, до сих пор не завоеванных ни Дарклендом, ни Орагонией. А далеко-далеко на востоке, на самом берегу моря, стояли в гаванях корабли саламантов. Саламанты, морской народ, живущий на тысячах и тысячах небольших островов, давным-давно были на "ты" с бушующим морем. Там, где не приставали корабли саламантов, путешественникам просто нечего было делать. Иными словами, они побывали везде, где только можно, однако никогда не заходили в глубь континента, довольствуясь прибрежными землями. Исконных моряков страшила земля, подобно тому, как многих пугает морской простор. А где-то там, на востоке, в самом сердце континента лежат таинственные, неисследованные земли. И где-то там - кладезь знания, пережившего Великое Небытие. Орагонцы уже побывали там - порукой тому динамит, странные летательные аппараты, безлошадные колесницы...
Однако Сэндоу влекли не сколько эти диковинки, сколько само Знание. В сравнении с Грегором ему не повезло - его мать не вела дневника, и от нее остались лишь воспоминания, которыми когда-то неохотно поделились с ним родственники. Образ ее не складывался, все время ускользал... Всю свою жизнь Сэндоу гнался за этим призраком. Скорее всего, ему так и не суждено угнаться за ним, но, вполне вероятно, он отыщет, наконец, ответ на всю жизнь мучивший его вопрос: откуда берутся Потрясатели, почему они такие, какие есть?.. Возможно, это отчасти снимет с его плеч тяжкий груз вины перед неведомой ему женщиной. Он был уверен: смерть его матери вовсе не наказание злых духов за рождение Потрясателя. Подобные суеверия казались ему полной дичью. И вот теперь... Теперь он получит, наконец, подтверждение своей теории о том, что дар Потрясателя - столь же естественный признак человека, как цвет волос или глаз...
Сэндоу слышал тихое сопение Мэйса.
Грегор уже сладко спал.
Дозорные сидели у костров, вслушиваясь в свист и вой ветра.
Но вот уснул и Потрясатель...
Под утро, когда заря еще только едва занималась, Мэйс пробудился. Нет, его разбудил вовсе не Грегор, который должен был караулить, а какой-то странный звук. Мэйс даже сперва не понял, что это такое. Леденящий холод и сонливость замедлили его реакцию. Он рывком сел, вслушиваясь.
- Ты тоже слышал? - спросил Грегор.
- Да. Что это было?
- Кто-то кричал, - прошептал юный Потрясатель.
И тут снова прозвучал крик - долгий, громкий, полный смертельного ужаса...

Глава 13

Парусиновые щиты натянуты были теперь по-иному - перпендикулярно стене пещеры, разделяя ее надвое. Это была идея Мэйса. Все люди, за исключением него самого, Грегора, Потрясателя Сэндоу, главнокомандующего Рихтера и коудонского цыгана по имени Зито Таниша, по настоянию юного великана располагались теперь с наветренной стороны парусинового щита. Они понуро стояли там, едва удерживаясь на ногах под яростными порывами ветра и щурясь от яркого блеска снега.
Сделано это было вовсе не для того, чтобы принести людям лишние страдания, напротив, Мэйс прежде всего думал об их благополучии. Для исполнения его замысла требовалось отделить тех, на кого падала хотя бы тень подозрения, от заведомо невиновных, которые и остались с подветренной стороны холстины. Мэйс вполне уверен был в Потрясателе и Грегоре. Главнокомандующий тоже не походил на убийцу, к тому же, и это теперь доподлинно известно, не его кинжал совершил то, что заставило Блодивара отчаянно закричать поутру. Рихтер поручился за Зито, ибо никто никогда не подвергал сомнению верность и преданность коудонца, вручившего кому-либо свой платок, смоченный в крови. И вот теперь солдаты жались в кучку на пронизывающем ветру, а те, кто был более или менее защищен от гнева стихии, мучились не меньше - нервы их натянулись до предела.
Пробудившись на заре, небольшого роста юркий человечек по имени Блодивар закричал от ужаса, обнаружив, что четверо товарищей, лежащих подле него в парусиновом коконе, вовсе не спят: горло у всех перерезано от уха до уха, и страшные раны зияют, словно чудовищные улыбки. Когда проснулся весь лагерь, обнаружилось страшное. Все пять парусиновых коконов пребывали в том же состоянии - были мертвы все, кроме одного. Печальный итог: двадцать два трупа, неизвестные убийцы пощадили только по одному солдату из каждой группы. Когда же подле костров нашли двоих дозорных, предательски заколотых, с кинжалами в спинах, стало ясно, как такое могло случиться.
Поступить так мог только законченный садист, и это усугубляло угнетенное состояние солдат. Теперь люди изнывали не только от боязни погибнуть - каждый покрывался холодным потом от мысли, что поутру может пробудиться в объятиях закоченевшего трупа своего товарища и, открыв глаза, увидеть маску смерти...
Хотя на первый взгляд казалось, будто злодеяние совершил безумец, Мэйс быстро понял, что это отнюдь не так. Психологическое оружие, которое применил злодей, было пострашнее кинжала. Солдаты впервые в открытую заговорили о возвращении в родной Даркленд, они уже готовы были отказаться от всего, завоеванного с таким трудом и такой ценой. Впервые взаимное недоверие и страх проявились открыто. Если отряд в таком состоянии пустится в путь, то вскоре вспыхнет самая настоящая резня.
Однако убийцы, вернее, один из них допустил оплошность. Он оставил крошечную зацепку...
- Зито, - сказал главнокомандующий Рихтер, - ты встанешь вон там и будешь держать в руках лук с натянутой тетивой. Отойди на восемь шагов вот от этого места. - И главнокомандующий начертил на снегу крест. - Мэйс будет стоять за спиною каждого, кого мы подвергнем испытанию, в пяти шагах от креста. Коль скоро кто-нибудь поведет себя подозрительно или же агрессивно, постарайся ранить его, но не смертельно. Если вдруг промахнешься - во что я, впрочем, не верю, - Мэйс сделает все, что нужно, своими средствами.
- Но для чего городить весь этот огород, командир? - спросил Зито.
Он выглядел весьма внушительно, словно так и явился на свет - с натянутым луком в руках.
Рихтер продемонстрировал маленький герб величиной не более ногтя:
- Вот такие штучки обычно прикреплены к кинжалу чуть ниже рукояти по обе стороны лезвия. Мэйс обнаружил это в ране одного из товарищей Блодивара. Наверное, когда убийца наносил удар, эта штука отскочила, а он этого и не заметил.
- Ах вот оно что... Стало быть, потому вы так хотели взглянуть на мой ножичек?
- И теперь ты вне подозрений, Зито. Сожалею, если оскорбил тебя недоверием.
- Да полно, командир! Но мне можете верить. Вы же сами все знаете...
Рихтер вместо ответа похлопал смуглого цыгана по спине, потом подал знак Грегору, юноша тотчас отдернул парусиновый полог и подозвал сержанта Кроулера.
- Ваш кинжал! - сказал Рихтер, протягивая руку.
- С чего это вдруг? - спросил Кроулер.
Глаза его настороженно перебегали с одного лица на другое. Он нервно облизывал губы.
Мэйс, стоявший у сержанта за спиной, сделал шаг вперед.
Зито Таниша поднял лук и прицелился прямо в грудь коренастому сержанту.
- Я приказываю! Извольте подчиниться! - повысил голос Рихтер.
- Но почему цыган целится в меня? Что все это значит? Вы же меня знаете - я преданно и верно служу бок о бок с вами вот уже десять лет...
- Зито, - ледяным тоном произнес Рихтер, - если он в течение десяти секунд не отдаст мне своего оружия, стреляй! Кроулер побледнел, потом медленно протянул Рихтеру свой кинжал.
Главнокомандующий быстро осмотрел оружие и тотчас возвратил его сержанту:
- Примите мои извинения, Кроулер. Убийца оставил метку, а теперь никому нельзя верить. Последнее время вы, надо сказать, тоже ведете себя как-то подозрительно...
Кроулер хмуро сунул кинжал в ножны и пробурчал: у - Только потому, что подозревал вас - и вообще всех подряд!
- Зови следующего! - приказал Рихтер Грегору. Юноша приглашал горцев одного за другим, - и каждый, без учета чинов и званий, подвергался проверке.
Но вот настала очередь солдата по имени Картье - того самого, единственно уцелевшего из семерых, сорвавшихся в пропасть при восхождении. Главнокомандующий сказал тогда, что лишь безумец может так рискнуть собой, именно этот довод отчасти и снял с Картье подозрения в злодействе. Картье отнюдь не был сумасшедшим, но, как оказалось, не был и человеком...
- Могу я взглянуть на твой кинжал? - уже в который раз задал Рихтер свой сакраментальный вопрос.
Из тех сорока человек, что дрогли на ветру по ту сторону парусины, благополучно прошли проверку тридцать два. Рихтер действовал уже чисто автоматически, а в душах проверяющих волнение постепенно сменялось отчаянием. Конечно, пока нельзя было исключить вероятности, что убийца - один из восьмерых, ждущих своей очереди на ветру, но надежда на это таяла с каждой минутой. Возможно, поразительно изобретательным убийцам все же неким непостижимым образом удалось благополучно пройти проверку. Главнокомандующий тоже заметно приуныл.
- Что? Мой кинжал? - недоуменно спросил Картье.
Как и все остальные, он не подозревал ни о предстоящей проверке, ни о том, в чем она будет состоять.
- Да, - кивнул Рихтер. Картье не шелохнулся.
- Это приказ, - возвысил голос главнокомандующий.
- Откуда мне знать, может, все вы тут... - забормотал рядовой.
- Зито! - скомандовал Рихтер и, сурово взглянув на Картье, прибавил:
- Если ты тотчас же не повинуешься, Зито тебя пристрелит.
Картье озирался, глаза его перебегали с Мэйса на цыгана, который отвечал ему ледяным взором. Смуглые руки крепче сжали грозное оружие. Картье невероятно походил теперь на крысу, загнанную в угол, - даже шипел сквозь стиснутые зубы.
Рихтер отступил на шаг.
- Тебе нечего опасаться, если ты не изменник и не убийца. Один взгляд на твой кинжал и...
В мгновение ока кинжал оказался в руках Картье. Он метнулся к главнокомандующему, словно бешеный пес. Лицо его было бесстрастно, зубы оскалены...
В морозном воздухе прозвенела тетива лука Зито. Стрела вонзилась прямо в шею злодея, и тот распростерся у ног Рихтера. Девственно белый снег заливала теперь алая кровь, и вскоре вокруг безжизненного тела растеклась дымящаяся лужица.
Рихтер склонился над телом, собираясь до него дотронуться, но отпрянул - из-под одежды поверженного Картье, расползающейся прямо на глазах, извиваясь, словно диковинные щупальца, устремились к нему сверкающие проводки. Они жадно тянулись к теплу человеческого тела, на глазах удлиняясь и звеня на ветру...
- Что это? - спросил Потрясатель, подаваясь вперед, чтобы лучше разглядеть.
Да и все солдаты с любопытством глазели на труп. Впрочем, нет, это уже был не труп... Люди шаг за шагом приближались к телу.
- Осторожнее! - воскликнул Мэйс, хватая Потрясателя за плечо. - Сдается мне, если эти щупальца проникнут в ваше тело, вы станете одним из этих.., этих...
По рядам пробежал испуганный ропот. Солдаты попятились.
Мэйс пнул тело носком своего тяжелого башмака - и едва успел отдернуть ногу: проволочные щупальца чуть было не обхватили его за щиколотку, томимые неутолимой жаждой живой плоти.
Теперь проволока обволакивала все тело Картье шевелящимся коконом. Страшное, невероятное зрелище...
Глаза Картье выкатились из орбит и исчезли. Теперь из глазниц тянулись живые, словно дышащие, медные щупальца...
Из ноздрей к губам быстро ползли, извиваясь, мерцающие проводки, походившие бы на кровь, если б не цвет.
Тянулись они и из полуоткрытого рта...
Губы Картье дрогнули, рот раскрылся шире, и из него вывалились какие-то тонкие трубочки и другие не менее странные приспособления.
Горло вдруг вспучилось, потом раскололось надвое, открывая взорам поблескивающее стекло...
- Демоны... - раздался чей-то испуганный шепот.
- Нет, - рассеянно произнес Потрясатель. - Это родом оттуда. - И он указал на восток. - Какое-то забытое изобретение, пережившее эпоху Великого Небытия.
- Но я знаю Картье с самого детства! - воскликнул один из солдат.
- Несомненно, он попал в руки орагонцев, и они при помощи неведомой ныне науки обратили его в это странное существо.
А лицо Картье тем временем распалось надвое.
Живая машина, все это время таившаяся у него внутри, из последних сил пыталась схватить новую жертву.
Крови больше не было видно.
Тогда проволочки начали переплетаться. Они теперь поглощали друг друга, так и не обретя желанной жертвы, и гибли в схватке...
Над трупом взвилось облачко дыма - механизм явно разладился. Человеческую кровь он, видимо, использовал в качестве смазки, и теперь, когда она покинула тело, составные части скрипели и скрежетали...
Что-то зажужжало, как потревоженный улей, потом раздался надсадный скрежет. Он доносился из горла Картье, словно адская машина пыталась использовать его голосовые связки с некоей неведомой целью. Но вот проволочки замерли в воздухе, а дым повалил столбом. Страшное существо, чем бы оно ни было, не подавало более признаков жизни.
Все стояли не шевелясь, завороженно глядя, как рассеивается дымок, слушая завывание ветра. Никто не мог прийти в себя от увиденного.
Но вот Рихтер, похоже, очнулся:
- Так вот что использует Орагония в войне с Дарклендом! Если Джерри Мэтабейн овладел сим демоническим оружием, то вскоре все те, кого вы любите: ваши жены, детишки - все, все вскоре станут существами без души, машинами! Все сотрется у них из памяти, исчезнут все чувства, и править ими будет лишь покорность малейшему мановению руки Джерри Мэтабейна!
- Нет! - вскрикнул в ужасе кто-то из солдат. Оружие, которое применил главнокомандующий, метко угодило в цель - все встрепенулись и, потрясенные до глубины души, исполнились решимости не допустить этого ужаса, не позволить обратить их любимых в бездушные механизмы. Страх потерять себя как личность - мощный стимул... Солдаты теперь еще решительнее, чем прежде, настроены были достичь таинственных восточных земель и овладеть таящимися там секретами.
- Однако мы не вполне еще свободны от этого проклятия, - отрезвил людей Рихтер. - Среди нас затаилось как минимум еще одно такое существо. Кто помнит, с кем в последнее время Картье чаще всего общался? Был ли у него задушевный приятель, с которым он частенько уединялся?
Горцы принялись перешептываться, переглядываться, затем из толпы донеслось многоголосое:
- Зито... Зито... Зито... Да, он якшался с Зито... Они с Зито были не-разлей-вода!
Коудонский цыган не сдвинулся с места, не выпустил лука из рук. У него была всего одна стрела, но и та торчала теперь в уродливом комке обугленных проводов, который прежде был телом Картье.
- Этого не может быть! - пробормотал Рихтер, оторопело глядя на смуглого Зито. - Ты же дал мне платок... Ты поклялся мне в вечной верности!
- И это сущая правда! - Зито выглядел не менее потрясенным внезапно обрушившимся на него обвинением, нежели старый офицер. - Ну да, я водил с ним дружбу. Но это вовсе не значит, что я и он... Я так же предан вам, командир, как и прежде, и я...
Он был футах в десяти от главнокомандующего, когда метко брошенный кинжал вонзился ему прямо в грудь. Все вздрогнули и обернулись - Мэйс медленно опускал руку.
- Еще минута - и он задушил бы вас, командир, а может, сделал чего и похуже... Поверьте мне, я ясно видел его лицо.
Взоры всех собравшихся устремились на Зито.
Цыган тупо глядел на кровь, потоком струящуюся по его рубашке. Его шатало, но пронзенное сердце все еще билось в груди...
Мэйс вновь заговорил. Голос его звучал уверенно, хотя умирающий Зито выглядел вполне естественно и не было ни малейших признаков, что в теле его скрыта адская машина.
- Вы велели ему легко ранить того, кто поведением своим вызовет подозрения. Однако стрела его пронзила Картье шею - это был заведомо смертельный выстрел. - Мэйс повернулся к Зито:
- Ты боялся, как бы то немногое, что еще оставалось в Картье человеческого, не заставило его тебя выдать, верно? Значит, тебе необходимо было его убрать, чтобы с последним вздохом из уст его не вырвалась правда!
- Это.., ложь! - прохрипел Зито.
На губах его запузырилась кровь. Он обвел товарищей молящим взором, и один из горцев, солдат по имени Хенкинс, помявшись, шагнул к раненому цыгану.
- Не смей! - отчаянно заорал Мэйс. Но было поздно. Стоило Хенкинсу коснуться коудонца, как тот оскалился, и сграбастал солдата. Хенкинс закричал и стал вырываться, но тщетно. Смуглое лицо коудонца раскололось надвое, и на волю вырвались медные щупальца, которые тотчас же проникли в плоть человека и принялись вершить там свое черное дело, неумолимо превращая его в существо, каким был сам Зито. Живая машина торжествующе завизжала, и визг этот напоминал голос цыгана.
Сразу четверо банибальцев метнули ножи. Два из них, не предназначенные для метания, пролетели мимо цели, однако два другие угодили прямо в спину Хенкинса и по рукоять вонзились в тело.
Хенкинс и цыган, крепко сплетенные, рухнули на снег и покатились по нему. А проволочный кокон уже алчно обволакивал их обоих, но насытиться не мог. Жадные проволочки топорщились во все стороны, извивались, искали новую жертву...
Через некоторое время машина была мертва, как и двое несчастных, у которых отняла она жизнь...

Глава 14

Парусину свернули и упрятали в тюки.
Нескольких солдат послали вперед, на поиски безопасной тропы, а остальные, найдя глубокую скальную впадину, опустили туда одно за другим двадцать четыре безжизненных тела и засыпали их снегом. Со временем тела окутает прочный ледяной саван - вполне подходящая могила для мужественных горцев.
До изуродованных останков Картье, Зито и Хенкинса никто так и не дотронулся...
По настоянию Даборота, солдаты поели, хотя никто не обнаруживал даже признаков аппетита. Завтрак состоял из куска хлеба, ломтя сыра, кружки горячего кофе и доброго глотка бренди. По причине, до конца не ясной, никто не пожелал даже притронуться к выглядящим соблазнительно ломтям копченой говядины...
Жуя ломоть черствого хлеба, главнокомандующий Рихтер не отрываясь глядел на снежную пелену, сквозь которую лежал их путь.
Молчание нарушил Потрясатель:
- Вечной верности не существует...
- Конечно, - откликнулся Рихтер.
- Ведь сам человек не вечен...
- Порой мне кажется, что я - исключение, - устало промолвил главнокомандующий. Чуть погодя Потрясатель сказал:
- Обстоятельства частенько испытывают верность на прочность.
Рихтер, думая о своем, ответил:
- Может статься, это древнее Знание нам не по зубам... Оно не для нас...
- А ежели не для нас, то, верно, для Джерри Мэтабейна? На свете нет ничего ценнее Знания!
- А как же любовь, семья, дети, свобода, мир?
- Но ведь всем этим может завладеть злодей, обладающий Знанием! - Потрясатель стоял на своем. - Владея Знанием, он в силах отнять твою женщину. Владея Знанием, он может уничтожить твою семью, оставив на месте твоего дома лишь пепел и головешки. Владея Знанием, он может обратить детей твоих в рабов, отнять твою свободу, а мир твой и покой потонут в кровавом месиве войны, которую разожжет злодей, движимый ненасытной жаждой крови!
- С вами я сделаюсь заправским пессимистом, - вздохнул главнокомандующий.
- Я тут ни при чем... Таков уж этот мир. И вереница людей двинулась вниз по склону - шаг в шаг, след в след, все ниже, ниже, к благословенному теплу, где можно будет спокойно провести ночь, не тяготясь более смутным ужасом. К вечеру они благополучно пересекли линию вечных снегов, скинули теплые куртки - и таинственное сердце континента распахнуло им свои объятия...

КНИГА ВТОРАЯ

ВОСТОК

Глава 15

Сорок два человека и четыре черных скальных голубя-крикуна - это были, увы, все, кому посчастливилось пересечь грозный Заоблачный хребет под предводительством главнокомандующего Рихтера. Выйдя из тумана, окутывающего отроги гор, они углубились в густые джунгли. Но прежде им пришлось более мили пройти по равнине, усеянной осколками камней странной формы, напоминавшими то разбитые урны, то осколки бутылок. И вот наконец они вошли под сень почти непроходимой чащи. Этот отрезок пути они постарались преодолеть как можно быстрее, так как командир Рихтер опасался, что эти безлюдные места могут патрулировать на своих странных летательных аппаратах. Орагонцы принимали дополнительные меры предосторожности после провала своих агентов - Зито Таниши и Картье, о котором, несомненно, уже знали. А на открытом пространстве сорок два человека и четыре птицы - прекрасные мишени.
Среди переплетенья лиан и причудливых узловатых корней, под сенью исполинских деревьев, окутанных голубоватой влажной дымкой, солдаты расположились на отдых и перекусили: на каждого пришлось немного шоколада, вяленого мяса, сухих фруктов, по кружке кофе и по глотку бренди.
Ужинать явно было еще рановато, но главнокомандующий во главу угла ставил безопасность своих людей, а вовсе не потребности их желудков. Предстоял нелегкий путь, и люди должны заранее набраться сил. Рихтер планировал пройти еще не одну милю, прежде чем располагаться на ночлег, пусть даже им придется двигаться до самой темноты. Впрочем, темнело тут очень рано, чему способствовала тень циклопических гор, лежащих на западе.
Однако спешил Рихтер вовсе не туда, где в двухстах милях к северу лежали те самые земли, откуда орагонцы черпали диковинные сокровища, чудом пережившие Великое Небытие, хотя главнокомандующий вовсе не собирался отказываться от порученной ему миссии. Нет, его гнал вперед страх за жизни вверенных ему людей, которые подвергались смертельной опасности, особенно под открытым небом. Он стремился как можно скорее завести их в зеленые дебри, где лианы сплетались с корнями деревьев и причудливыми цветами. Если летающий патруль обнаружит их следы на снегу в том месте, где они сошли с гор, то за ними пошлют погоню, а значит, следует забраться поглубже в чащу, чтобы уцелеть.
Теперь, когда Рихтер потерял больше половины отряда, когда мнимый наследник престола Даркленда и его родной сын был мертв, вознаградить главнокомандующего за все страдания, пусть хотя бы и отчасти, мог лишь успех его миссии. Но даже и успех не заставит умолкнуть звенящих в его ушах предсмертных криков его солдат. Не сотрет из его памяти ужасающих картин гибели людей, срывавшихся на его глазах с веревки в бездонный провал. Ничто не заставит его позабыть распростертых на снегу зарезанных, словно бараны, горцев - тех, кто был ему друзьями, почти что сыновьями... Все это навеки пребудет с ним. Ему же оставалось лишь смириться и идти вперед, только вперед...
Верно говорил Потрясатель Сэндоу: глядя на то, как устроен этот мир, легко впасть в глубочайший пессимизм. Впрочем, возможно, ему все-таки удастся вернуть себе былой оптимизм, который сейчас так ему необходим...
Потрясатель Сэндоу, подошедший незаметно, присел на прохладный мшистый ковер подле главнокомандующего и огляделся.
- Географический парадокс, не правда ли? - спросил он.
Рихтер уже заметил, что усталости и согбенности Сэндоу словно не бывало - Потрясатель на глазах помолодел на пару десятков лет. Пронизывающий холод горных высот остался позади, а впереди ждало манящее Знание, заставившее Сэндоу воспрянуть духом.
- Я как-то не заметил... - пробормотал главнокомандующий.
- Мы ведь только что пересекли линию вечных снегов и льдов. Заоблачный хребет - вот он, рукой подать! До него менее дня пути, притом спокойным шагом. И вопреки здравому смыслу мы попадаем в тропические джунгли - тут тебе и пальмы, и даже нечто очень напоминающее орхидеи! Я никогда не бывал на островах Саламанте, только видел картинки в старинных книгах, повествующих о тамошней флоре, но могу с уверенностью сказать: лес, в котором мы находимся, подозрительно напоминает экваториальные джунгли. Взгляните - сочная густая растительность, экзотические насекомые и животные. Если верить географии, столь близкое соседство пояса холода и тропиков невозможно.
- Но тем не менее это так, - вставил Рихтер.
- Да, и я всерьез намереваюсь выяснить, в чем тут дело.
- И что вам удалось обнаружить?
Над их головами перекликались пронзительными голосами странные яркие птицы, и еще какие-то невидимые создания шуршали и возились в зарослях.
Сэндоу осторожно раздвинул перистые листья папоротника и коснулся ладонью земли. Озадаченный Рихтер последовал его примеру.
- Она теплая... Но что в этом странного, ведь здесь тепло, даже жарко...
- И все же это странно, - сказал Сэндоу. - Особенно если отойти на каких-нибудь десять футов - там уже не растет ничего, кроме пары жалких кустиков папоротников-мутантов.
- И что с того? - вскинул брови Рихтер.
- Там земля холодная, почти ледяная, - сообщил Потрясатель. - Я тщательно промерил температуру в нескольких местах и обнаружил границу, где резко обрывается теплая зона и начинается холодная. Плавный переход напрочь отсутствует.
- И как вы это объясняете? - живо заинтересовался главнокомандующий.
"Что-то уж слишком живо", - подумал Сэндоу, глядя на мгновенно заблестевшие глаза Рихтера. Потрясатель прекрасно понимал, что творится сейчас в душе у старого офицера. Отчаявшись позабыть мертвых - хладнокровно зарезанных в гостинице Стентона, сгинувших в горах, - Рихтер неосознанно хватался за малейшую возможность хотя бы на время отвлечься от мрачных воспоминаний. Это был вполне традиционный способ борьбы с горем. Однако если такое лихорадочное возбуждение продлится еще день-два, то вполне может превратиться в острый психоз, что поставит под удар всех без исключения членов экспедиции. Рихтер непременно должен оставаться настороже, и ничто не должно угнетать его настолько, чтобы усыпить бдительность.
- Мне представляется, - заговорил Сэндоу, вновь возвратившись к заинтересовавшей его загадке, - что тут под землей присутствует некий источник тепла, поддерживающий жизнедеятельность тропических растений и животных, причем даже в зимние месяцы, однако верхушки деревьев мертвы и прихвачены морозцем.
- Полагаете, это искусственный источник тепла? - поинтересовался Рихтер.
- Возможно. Но не исключено, что он естественного происхождения. Впрочем, и то и другое в равной степени загадочно.
- Думаете, стоит раскопать этот ваш источник? - поинтересовался Рихтер, погружая пальцы во влажную черную почву.
- Даже будь это и реально, не стоило бы понапрасну тратить ни сил, ни времени, - ответил Сэндоу. - Просто я усмотрел в этом аномалию...
В этот момент к ним приблизился голубятник по имени Фремлин, и разговор двух пожилых людей угас сам собой. Он был явно возбужден: глаза блестели, тонкие, но сильные руки пребывали в постоянном движении, пальцы той дело нервно переплетались.
- В чем дело, Фремлин? - спросил главнокомандующий.
- Голуби, командир. Я давно поужинал, потом потолковал с ними и отдал им кое-какие распоряжения. Как думаете, можно их выпустить? Пора бы им поработать.
- Стало быть, нервничают птички, а?
- Ого, и еще как, командир! Они обругали меня самыми бранными словами, которым выучились у людей, за то, что я не пускаю их погулять.
- Хорошо, выпусти, - разрешил Рихтер.
- Спасибо, командир! - И Фремлин чуть ли не вприпрыжку направился к клеткам, где маялись черные изящные птицы, то и дело фыркая и воркуя друг с дружкой.
- Погодите-ка! - крикнул Сэндоу светловолосому мускулистому голубятнику. - Можно мне поглядеть?
Фремлин, обрадованный возможностью прихвастнуть, радостно закивал.
Подле клеток голубятник опустился на колени и заворковал совершенно по-голубиному. Потрясателю звуки эти напомнили тихое гудение ветра в дымоходе или далекое пение труб.
- Скольких вы намерены выпустить? - спросил он у Фремлина.
- Только двоих, - ответил голубятник. - Никогда не рискую всеми сразу - мало ли что. К тому же двоих будет вполне достаточно.
Он открыл дверцу левой плетеной клетки, и оттуда тотчас же выпрыгнули двое пернатых. Они топотали по земле своими трехпалыми лапками, взъерошивали перышки и встряхивались, словно привыкая к вновь обретенной свободе. Но вот, повинуясь некоему невидимому знаку своего покровителя, птицы взлетели и опустились на его запястья, а Фремлин, повернувшись лицом к чаще, что-то напоследок сказал питомцам. И голуби тотчас взмыли в небо. Они поднимались все выше, выше, к самым верхушкам пальм, пока не скрылись из виду.
Фремлин какое-то время задумчиво смотрел им вслед, потом возвратился ко второй клетке и заговорил с оставшимися птицами, успокаивая и утешая, словно извиняясь, что не отпустил полетать и их...
Вновь подойдя к Потрясателю, он сказал:
- Голуби терпеть не могут клеток. Да и я терзаюсь оттого, что приходится запирать их. Но покуда мы шли по горам, в клетках они были в большей безопасности, чем если бы летали в разреженном воздухе. Ну, а здесь... Кто знает, какие хищники таятся в ветвях? Словом, и здесь клетка необходима. Дома, в Даркленде, под защитой Банибальского хребта, я выпускаю их полетать над скалами, вдоль берега моря, и они совершенно счастливы.
- А что будут делать те две птицы, которых вы выпустили? - спросил Сэндоу.
- Командир хочет знать, как далеко на север простираются джунгли и сколько времени нам еще предстоит идти по лесу. Так вот голуби поднимутся над верхушками деревьев и полетят на север, если, конечно, это не слишком дальний путь. Не увидев этой высоты края джунглей, они взлетят еще выше, примерно оценят расстояние, которое предстоит преодолеть отряду, а после вернутся и обо всем доложат.
- Вы позволите мне остаться и послушать, как они станут вам докладывать? - попросил Потрясатель.
В самом начале их многотрудного путешествия Сэндоу довольно много времени провел в обществе голубятника, подле его питомцев, и втайне надеялся, что птицы ему доверяют.
- Думаю, да, - кивнул Фремлин. - Впрочем, увидим, когда мои детки вернутся. Я никогда не могу сказать заранее, как они поведут себя в присутствии незнакомца.
Птицы возвратились очень скоро - полет занял не более четверти часа.
- Это означает, - сказал Фремлин, - что ребятки вполне могли бы возвратиться и через пять минут. Но после столь долгого заточения они наверняка погуляли еще минут с десяток, просто чтобы размять крылышки.
А голуби тем временем снова грациозно опустились на руки своего покровителя, легкие, как пушинки, они были необыкновенно красивы - черные, блестящие, с яркими красно-оранжевыми клювами, которые то и дело приоткрывались, словно птицы и впрямь собирались заговорить.
- Станете ли вы говорить в присутствии Потрясателя? - вежливо поинтересовался голубятник.
Обе птицы скосили угольно-черные глазки на Сэндоу, пристально изучая его.
- Я друг вам, - на всякий случай сказал Потрясатель.
- Да-а-а-а... Да-а-а-а... - довольно внятно забормотали голуби в один голос. - Он добр-р-р-рый др-р-р-руг перр-р-рнатого нар-р-р-родца...
- Ну, тогда докладывайте, - распорядился Фремлин, нежно касаясь щекой черных перьев - так влюбленный юноша мог ласкать нежную девичью щечку.
И птицы снова забормотали, правда, уже на своем языке - порой в один голос, порой по очереди. Язык их состоял из самых разнообразных звуков, от пронзительных трелей до утробного воркования. Звучало все это очень музыкально.

X X X

Теперь Сэндоу понял, отчего этих птиц в народе зовут крикунами. Если чутко не прислушиваться к их голосам, то расслышишь лишь пронзительный крик, ничем не отличающийся от большинства птичьих голосов. Но если дать себе труд вслушаться внимательнее, то обнаружишь, что язык этих птиц не менее сложен, нежели тот, на котором говорит сам Сэндоу или, к примеру, саламанты. Впрочем, пожалуй, он был даже более сложен. Как уже успел объяснить Потрясателю Фремлин, от тональности, в которой произносилось то или иное слово, всецело зависел и его смысл, иными словами, в языке этих поразительных птиц существовала сложнейшая грамматика, причем не только слоговая, но и мелодическая.
Но вот птицы закончили "доклад" и теперь ворковали уже друг с дружкой и со своими товарищами, все еще томящимися в вынужденном заточении.
- В высшей степени странное донесение, - пробормотал Фремлин, насупив брови.
- То есть?
- Мои детки утверждают, будто эти джунгли имеют форму идеального круга...
- Идеального круга? Полно, да существует ли в птичьем языке понятие, хотя бы отдаленно близкое...
- Конечно же, а вы как думали? Правда, употребляют они совсем иное слово, но будьте уверены: джунгли эти действительно круглые! Можете считать, что мы с вами видели это собственными глазами. Кстати, зрение у них куда острее человеческого...
Сердце Сэндоу дрогнуло и заколотилось, а по спине побежали мурашки - он уже предвкушал встречу с тем, что ожидало их впереди. Надо лишь отыскать ключи, чтобы отомкнуть дверь в Неведомое...
- Все это лишь подтверждает то, о чем я совсем недавно - как раз тогда, когда вы к нам подошли, - говорил с главнокомандующим. Теперь я совершенно уверен: джунгли эти искусственного происхождения. Но с какой целью это сделано и кем, я даже предположить пока не могу. Ваши пернатые питомцы полностью подтвердили мои подозрения.
- Но это еще не все, - сказал Фремлин. Птицы хором заворковали.
- Они утверждают, будто часть джунглей кристаллизовалась. Рассказывают о деревьях с листвой словно зеленые леденцы и с алмазными стволами... А еще о растениях, у которых вместо листьев - изумруды, а вместо цветов - рубины. Говорят, что эти джунгли пять миль в диаметре и северные полторы мили представляют собой фантастический мир кристаллов. Что более дивных драгоценностей мы никогда прежде даже не мечтали увидеть...
- А они не лгут? - недоверчиво произнес Потрясатель.
Фремлин не ответил, лишь взглянул на него с видом смертельно оскорбленного человека.
- О, простите меня! - поспешил извиниться Сэндоу. - Я глупец. Конечно же они не лгут. С какой стати им это делать? Надо немедленно доложить обо всем главнокомандующему. И как можно скорее двигаться вперед. Я хочу увидеть это диво сегодня же, не дожидаясь завтрашнего рассвета!

Глава 16

Они продвигались вперед несколько необычным способом, но сделано это было с умыслом. Вместо того чтобы прорубать себе дорогу в чаще при помощи двух мачете одновременно, отряд разделился на пять групп, которые двигались параллельно на расстоянии футов шести друг от друга. Люди перелезали через извивающиеся лианы, пробирались сквозь густые заросли папоротников. Порой солдаты запутывались в хитросплетении стеблей и корней, и им требовалось некоторое время, чтобы, помогая друг другу, освободиться. С неимоверными усилиями они преодолели какую-то жалкую тысячу футов пути. Тогда Рихтер созвал всех и выстроил отряд в одну шеренгу, - тут в ход пошли мачете, а люди вздохнули с облегчением. Однако, пройдя еще тысячу футов, отряд вновь остановился, и старый офицер снова приказал солдатам разделиться на пять групп и так продолжать путь. Люди терпели досадные неудобства, понимая, чем это вызвано, - все это делалось, чтобы не оставлять следов. Даже если патруль уже выследил их, то вряд ли сможет отыскать в этих дебрях.
Но вот, когда Рихтер уже готов был отдать своим людям приказ снова идти голова в голову, прорубая в джунглях дорогу, прямо над их головами послышалось негромкое жужжание. Все инстинктивно подняли головы, но, конечно же, ничего не увидели - древесные кроны плотно смыкались, закрывая небо.
Отряд остановился. Люди напряженно вслушивались. Лица солдат побледнели, а руки легли на рукояти кинжалов.
- Должно быть, один из летающих аппаратов, - сказал Рихтер, собрав вокруг себя перепуганных соратников. - Такой же, как тот, про который докладывали наши шпионы. Одно из таких чудес периодически облетает замок Джерри Мэтабейна.
- Не годится такой штуке летать в небесах! - содрогнувшись, выпалил один из горцев.
- Вот и не правда, - возразил Потрясатель Сэндоу. - Оно для того и сделано, чтобы летать по небу. В небе ему самое место. Когда-то, еще до Великого Небытия, существовали тысячи и тысячи подобных аппаратов, и любой человек мог приобрести такой, чтобы на нем путешествовать.
Страх у солдат постепенно стал сменяться любопытством. Но вот жужжание стихло вдали, и не оставалось ничего иного, как брести все дальше и дальше к обещанным птицами кристальным зарослям.
Окружающий пейзаж мало-помалу стал меняться. Деревья и травы покрывались каким-то влажным с виду налетом, который посверкивал, отражая свет.
Однако на ощупь растения были совершенно обыкновенными. Но вот между стволами заклубился странный туман, и путникам то и дело стали попадаться друзы кристаллов, выраставших, казалось, прямо из стволов. Они были невелики - не крупнее большого пальца - и походили на диковинные грибы.
Солдаты отламывали их, на ходу рассматривали и прятали в карманы.
- Как думаете, это и вправду драгоценные камни? - спросил у Потрясателя Даборот, покидая свое место в шеренге и показывая Сэндоу яркий рубиновый нарост в форме гриба.
- Возможно, - рассеянно произнес Сэндоу. - Впрочем, я не специалист по этой части. Но даже если они бесценны, с какой стати вам набивать ими карманы здесь? Как утверждают птицы, впереди нас ждут вещи куда более потрясающие.
- Все равно, - упрямо сказал раскрасневшийся Даборот, утирая пот со лба. - Я оставлю себе эти штуковины. Когда побываешь в зубах у самой смертушки, забавные безделушки согревают душу. Ну.., вы понимаете?
- Разумеется, - с улыбкой ответил Сэндоу. Вскоре даже звук людских шагов сделался иным: эхо звучало дольше, чем прежде - заросли поглощали его не сразу. Чудилось, будто люди ступают по битому стеклу, по мириадам крошечных осколков... Рихтер дал команду остановиться, и солдаты тотчас же принялись обследовать почву. Раздвинув густые папоротники, они обнаружили землю - но нет, это была вовсе не земля! Странная алмазная пыль переливалась в скупых солнечных лучах всеми цветами радуги.
- Что вы думаете по этому поводу, Потрясатель? - спросил Рихтер.
Он нагнулся, набрал пригоршню песка, потом слегка разжал пальцы, и алмазная пыль заструилась сквозь них.
- Полагаю, что некогда диковинная кристальная болезнь - если, конечно, это болезнь - поразила здешние джунгли, но почему-то сладила лишь с их небольшой частью. Какова причина, утверждать не берусь: либо таково уж ее свойство, либо неведомый вирус почему-то утратил силу, но некоторое время он обращал растения в кристаллы, поражая, однако, лишь простейшие формы растительности. Ну, а когда эпидемия миновала, обычные растения стали брать свое - к примеру, живые папоротники вырастали бок о бок со своими каменными собратьями, лианы обвивались вокруг окаменевших ветвей...
- Послушайте, почему бы под завязку не набить этими штуками наши рюкзаки и не возвратиться в Даркленд? - неожиданно спросил Кроулер. - Тогда нам не пришлось бы воевать с Орагонией - мы просто купили бы эту проклятую страну со всеми потрохами!
- Ну да, а возвратившись, обнаружить, что мы протащили на своем горбу через Заоблачный хребет битое стекло! - крикнул кто-то, и смех, вызванный словами сержанта, тотчас стих.
- Что скажете, Потрясатель? - спросил Рихтер. -Мы с вами шагаем по стеклу или по настоящим камням?
- Камни настоящие, - ответил Фремлин, прежде чем Сэндоу успел сознаться в своем полнейшем невежестве в области минералогии.
- А ты откуда знаешь? - изумился Рихтер.
- Прежде я немного интересовался камушками, командир, - сказал голубятник. - Мой брат - ювелир, у него лавка в Дансаморе. Я какое-то время жил у него, обучаясь ремеслу. Когда я состарюсь и не смогу больше лазать по горам, то, возможно, возьму моих милых деток и открою свой маленький ювелирный магазинчик.
- Ага, - заулыбался Кроулер, - твои детки будут летать по богатым кварталам и тибрить для тебя побрякушки! Чудный способ сколотить состояние!
Потрясателю Сэндоу отчаянно хотелось оборвать этот пустой разговор или чтобы он прекратился сам собой как можно скорее. Но он видел, как сразу воодушевились солдаты - это была первая и очень желанная вспышка всеобщего веселья со времен трагических событий в горах. Всем им требовалась разрядка, даже ему самому, не говоря уже о Мэйсе и Грегоре. Но солнце вскоре скроется за горами, а алмазный лес так близко...
- Так они настоящие? - уточнил Рихтер, глядя на Фремлина.
- Да. По крайней мере, я не могу уловить разницы. Скорее всего камни настоящие.
- Ну, тогда слушайте все! - Рихтер обвел солдат твердым взором. - Я разрешаю каждому из вас набрать по два фунта этих камушков - однако не более! Все вы проделали тяжелый путь, многое выпало на вашу долю, и самое меньшее, чего вы заслуживаете - это по возвращении в Даркленд позабыть о том, что такое нужда!
Слова главнокомандующего встречены были всеобщим одобрением. В воздух взметнулся лес рук, сжатых в кулаки в традиционном воинском салюте, коим солдаты пожелали почтить любимого командира. Теперь все буквально сияли от восторга.
- Но помните: никак не более двух фунтов на каждого! Тому две причины. Первая: изобилие драгоценных камней неизбежно привело бы к резкому падению цен на них во всем Даркленде. Вторая: возвращение домой через Заоблачный хребет, а затем и Банибалы и само по себе дело нелегкое, даже без оттягивающих плечи мешков с бриллиантами и изумрудами.
- Оно, конечно, так, но вдруг возвращаться домой мы будем по воздуху? - заявил Кроулер.
Сержант вовсе не собирался оспаривать приказ командира, просто позволил себе дружескую шутку. Порой он виртуозно исполнял роль шута. Однако шутка эта была встречена солдатами с великим энтузиазмом.
- Но, возможно, и своим ходом, - отрезвил всех Рихтер.
"Интересно, импровизация это или расхожий трюк", - подумал Сэндоу. Но что бы то ни было, сработано великолепно: один взбадривал людей, другой же усмирял буйство веселья, но ровно настолько, чтобы слегка отрезвить солдат и вернуть им необходимую меру осмотрительности.
- В любом случае, - холодно продолжал Рихтер, - два фунта, и ни камушком больше! Также советую вам обождать со "сбором урожая", покуда мы не доберемся до того сказочного места, про которое говорили птицы. Там камни могут быть куда более ценными.
Солдаты тотчас же принялись опустошать ранцы и карманы, и вскоре отряд снова шел вперед, правда, куда быстрее и веселее.
Заросли, обступавшие людей, пестрели яркими и сочными цветными пятнами - так на обрыве после оползня обнажаются золотые жилы или залежи угля. Друзы драгоценных кристаллов сверкали, солнечный свет дробился в них на мириады частиц, отбрасывая то ярко-янтарные, словно драгоценные шелка, сполохи, то алые, словно свежая кровь... А вот синева, сродни загадочным морским глубинам... Вот небесная лазурь... В гранях кристаллов отражались лица солдат, причудливо дробясь на тысячи - нет, миллионы крошечных отражений... Кристаллы, холодные на ощупь, на ладонях играли и переливались разноцветными лучиками, отраженными гладкой поверхностью. Если постучать ногтем по поверхности, кристаллы пели, словно малиновые колокольчики. Но королевой всего этого буйства цветов оставалась сочная зелень джунглей, не пораженных еще диковинной кристальной болезнью...
- Теперь уже скоро, - сказал Даборот, оборачиваясь к Потрясателю. И широкое лицо его расплылось в улыбке.
- Скоро, - согласился Сэндоу.
"...Собственно, что скоро? Что вообще происходит, куда все мы идем, словно сомнамбулы?.."
Наконец отряд вошел в невиданный кристаллический лес, про который рассказывали крикуны. Постепенно живых растений вокруг становилось все меньше - и вот их не стало вовсе. Здесь вообще не было ничего живого. Всюду - ослепительная игра красок. Всюду - бесчисленные отражения изумленных солдатских лиц. Всюду несметные богатства...
Огромные пальмы тянулись ввысь во всем великолепии царственной красоты, сверкая миллиардами крошечных граней. Перистые их листья, нежнейшие и тонкие, состояли тем не менее из сверкающих кристаллов. Солнце пронизывало их насквозь, отбрасывая на землю радужные отблески, и людям чудилось, будто они внезапно попали под своды величественного собора с самыми большими в мире цветными витражами. А где-то там, над верхушками деревьев, выл ветер и хлестал дождь, под натиском которых чудесные кристаллы разбивались, осыпаясь вниз алмазной пылью. Но тут, под сенью дивной чащи, они оставались нетронутыми, и людям вскоре захотелось зажмуриться от невыносимого блеска...
А под ногами у них раскинули изящные листья сверкающие изумрудные папоротники, на внутренней стороне которых, словно капельки застывшего сладкого меда, застыли крошечные споры. Когда чья-то нога невзначай наступала на растения, они с таинственным звоном ломались, и звук этот, многократно повторенный эхом, походил на детский смех - или на ворчанье злых лесных духов?..
Орхидеи и другие цветы тоже преобразились: их прозрачные лепестки теперь не закрывались на ночь, были вечно свежи и отливали нежнейшим пурпуром. Пестики и тычинки казались произведением часовщика-виртуоза - причудливые, совершенные, вырезанные из цельных алмазов неким безумцем со зрением сокола и глазомером волшебника. Кое-кто из солдат осторожно отламывал дивные цветы и засовывал их в петлички, и на подбородках у них тотчас же загорались крохотные радуги...
Но вскоре Потрясатель Сэндоу сделал ужасающее открытие.
Он осторожно шел по узенькой тропке, обрамленной дивными растениями, внимательно рассматривая причудливые их формы, навечно застывшие по чьей-то неведомой воле. Маг отметил, что болезнь пощадила почву и камни, поразив лишь растения. Заметил он еще и матово поблескивающие кое-где бесформенные с виду куски металла. Проржавевшие, но порой весьма внушительных размеров, они походили на обломки стропил, примерно такого же размера, что и те, деревянные, что поддерживали кровлю жилища Потрясателя в Фердайне. Да, это определенно были останки некоего строения, возведенного еще до эпохи Великого Небытия, в темные века... Сердце Сэндоу гулко забилось, он зачарованно касался этих древних обломков.
Нет, вовсе не эти куски металла заставили его обмереть и застыть на месте.
То, что предстало его изумленному взору, было похоже на...
Это был тигр.
Прозрачный.
Обратившийся в причудливый кристалл.
Потрясатель Сэндоу сделал шаг назад, не спуская глаз со зверя, который никогда уже не сможет броситься на свою жертву.
Тигр стоял на трех лапах, четвертая касалась древесного ствола, прозрачные когти глубоко вонзились в прозрачную кору. На морде зверя написаны были одновременно ярость и мука. Казалось, недуг настиг его внезапно и стремительно, не дав тигру даже упасть на землю в корчах, но все же позволив ему в последний миг осознать, что происходит нечто ужасное...
Зверь был полосатым, как и подобает тигру. Его светло-рыжее тело сплошь покрывали коричневатые полосы, однако сквозь него просвечивали солнечные лучи.
Мэйс, который, как и всегда, находился поблизости - юноша ни на секунду не оставлял учителя, - первым заметил изумление на его лице. Он стремительно и грациозно скользнул по тропинке и встал подле Сэндоу.
- В чем дело? - спросил он.
Сэндоу молча указал рукой на явившееся ему диво.
Мэйс хмыкнул, потом склонился и осторожно дотронулся до недвижного лесного исполина.
- А это не может таким же манером разделаться и с нами? - спросил он у Потрясателя.
- Именно этот вопрос меня сейчас более всего волнует, - признался Сэндоу. - Сдается мне, все мы можем навечно остаться в компании этого тигра, ежели не выберемся отсюда как можно скорее...

Глава 17

...Волосы его отливали янтарем, тело - сочной зеленью, малиновые руки выражали чувства яснее всяких слов. Главнокомандующий Рихтер напряженно обдумывал положение: он уже осознал опасность, которой все они подвергались, и теперь пытался все трезво взвесить и обдумать следующий шаг, дабы таковой, вместо того чтобы оказаться спасительным, не погубил бы их всех...
Солдаты внимательно слушали и смотрели, залитые потоками радужного цвета.
Все они были по-прежнему живы, и тела их состояли из плоти и крови, но в глубине сознания каждого зашевелился червячок сомнения: всем казалось, будто кристальная чума уже проникла в их кровь и, возможно, по венам их в этот самый миг разбегаются мириады микроскопических кристалликов...
- Но разве мы не должны были уже перемениться? - вопрошал главнокомандующий, глядя на Потрясателя.
- Этого я не знаю, да и не могу знать. Но факт остается фактом: некоторое время назад мы полагали, будто кристаллическая болезнь поражает лишь растения, а теперь нам известно, что она не щадит и живых существ.
Они отыскали уже с десяток птичек, навеки замерших на сверкающих ветвях. Яркое оперение сделалось теперь совершенно ослепительным, каким никогда не было, покуда они летали и щебетали. Невидящие мерцающие глазки пичужек словно устремлены были на людей с каким-то загадочным выражением.
Обнаружилась тут и змея. Ее нашли на краю поляны, где сейчас расположился отряд. С виду пресмыкающееся напоминало алмазный посох...
- Если мы, прихватив с собою камушки, ускользнем отсюда невредимыми, - вслух размышлял Рихтер, - кто сможет поручиться, что в рюкзаках у нас не таится неумолимая смерть? Вдруг эти проклятые камни - переносчики заразы, которая со временем поразит и нас самих, и нашу землю? Уж не несем ли мы за плечами смертный приговор всему Даркленду?
- И опять-таки мы можем лишь гадать... - заметил Потрясатель Сэндоу.
- Тогда не станем рисковать, - сказал Рихтер, в Душе отчаянно жалея, что приходится нарушать обещание, данное прежде солдатам, притом после того, как они уже свыклись с мыслью, что по возвращении домой разбогатеют.
В этом нет необходимости...
Люди вздрогнули и завертели головами - все глядели в разные стороны, гадая, откуда доносится неведомый голос, но в фантасмагорическом буйстве красок не видели ничего, кроме отражений собственных изумленных физиономий.
- Кто это говорил?! - воскликнул Мэйс, и его рука метнулась к рукояти кинжала.
Имени своего я не могу вам назвать... Видите ли, за долгие тысячи лет надобность в имени отпадает начисто - забываешь даже, кто ты такой на самом деле...
- Это не галлюцинация, а самый настоящий голос! - твердо сказал Рихтер. - В мозгу у нас звучит голос какого-то Потрясателя...
- Нет, это не Потрясатель, - убежденно сказал Сэндоу. - Такого рода телепатия даже для Потрясателя чересчур: слишком уж уверенно и легко это проделывается... Увы, мы не столь одарены, как наш неведомый гость.
- Если у тебя нет ни голоса, ни имени, - заговорил Рихтер, обращаясь к пустоте, - то, вероятно, нет и тела. Впрочем, если я не прав, покажись нам, чтобы мы сразу поняли, что говорим не с демоном. Так было бы куда легче...
Взгляните наверх...
Все солдаты одновременно задрали головы и с изумлением увидели, как прямо поверх мерцающих листьев пальм возникает абрис человеческого лица - огромного, не менее шести футов величиной. Это словно был лик неведомого бога, глядящий с неведомых небес... Лицо это выглядело несколько странно, поскольку структура его, подобно всему в этом удивительном месте, была кристаллической. Но все же это не мешало разглядеть его черты: ярко-синие, глубоко посаженные глаза, широкий лоб, благородной формы нос, мощный подбородок с трогательной ямочкой, тонкие губы, без малейших признаков чувственности... Мужчина, молодой мужчина с густой шапкой вьющихся льняных волос, скрывавших уши.
Когда он заговорил, губы его даже не шевельнулись.
Надеюсь, вам стало легче. Я успел позабыть, что люди, состоящие из плоти и крови, привыкли видеть собеседника...
- Ты что-то говорил о камнях, которые нас окружают, - напомнил таинственному незнакомцу Рихтер. - Не таят ли они в себе опасности, не постигнет ли нас вскоре судьба тигра или твоя горькая участь?
Трансформация этой части леса давным-давно завершена. Сейчас все пребывает неизменным, и ничто более никогда уже меняться не будет. Вы в полной безопасности. А камни стоят того, чтобы взять их с собой.
По рядам солдат пробежал вздох облегчения. Все тотчас повеселели. Некоторые сразу же принялись собирать камушки, которые успели приглядеть во время речи странного существа, словно заверения в безопасности послужили сигналом к действию. Но остальные завороженно не спускали глаз с мерцающего у них над головами лица.
- Что за таинственные события послужили причиной столь странных перемен в джунглях? - спросил Потрясатель Сэндоу.
Сперва вам следует понять природу этих джунглей, раз уж вы оказались тут.
- Они имеют форму идеального круга, - ответил Потрясатель. - Под землей здесь скрывается некий искусственный источник тепла.
Вы прозорливы. А что еще вам известно?
- Решительно ничего. У нас не было времени исследовать сей занятный уголок природы.
Странное лицо бесстрастно наблюдало за людьми, словно явившись лишь для того, чтобы привлечь их внимание. А в мозгу у всех присутствующих вновь зазвучал голос.
Некогда здесь располагался огромный парк развлечений. Он окружен был защитным силовым щитом, созданным для того, чтобы звери не разбежались, а посетители раскатывали по парку в защитных капсулах, любуясь обитателями джунглей в их естественной природной среде и диковинными существами из некоторых других миров. Вам известно, что такое силовые щиты?
- Нет, - печально вздохнул Сэндоу. - Все эти чудеса сгинули вместе с миром, канувшим в Небытие...
Однако некоторые - о, очень немногие! - все же пережили катастрофу. Это случилось восемь или девять столетий тому назад. Они рассказывали странные истории о космических войнах, об изменниках, затесавшихся в верховные советы планеты, о том, как содрогалась земля... Горы выросли там, где прежде были равнины, говорили они, земля разверзлась и поглотила города, а на их месте разлились моря... А те из нас, кто жил тут, внутри кристаллов, ничего не ведали об этом. Наши джунгли оставались неизменными, и с нами ничего не происходило. Нам же не дано было покинуть места нашего пребывания, чтобы взглянуть на происходящее своими глазами. Потом люди перестали приходить к нам, мы встречались с существами, подобными нам, лишь раз в несколько столетий...
- А вы? - спросил Потрясатель Сэндоу. - Как стали вы такими, какие есть - как тела ваши обратились в драгоценные кристаллы?
Владельцы парка развлечений увлеченно отыскивали все новые и новые диковинные образчики фауны, чтобы привлечь новых и новых посетителей. Примерно в дне пути отсюда было некогда три города с огромным населением. Жили там и богачи, заинтересованные в процветании парка. Так вот, на одной из далеких планет, вращающихся вокруг чужого солнца, найдено было крохотное пернатое существо, но не птица, а животное, более всего похожее на мангуста. Этот мангуст жил в хрустальном гнезде, которое строил сам, причем эта кристальная сфера была тверже любого из известных металлов. Одно такое существо удалось усыпить и доставить сюда, стоило это целого состояния. Придя в себя, звездный мангуст стал постепенно привыкать к новому месту. Владельцы парка предполагали, что, когда хрустальная сфера будет достроена, это привлечет еще больше любопытных в знаменитый парк. Но оказалось, что они не вполне поняли природу этого чужого нам существа. (Ох уж эта чума, имя которой невежество! Впрочем, это обычное дело, ведь и в космос мы летали, гонимые более жаждой наживы, нежели жаждой знания!) Этот мангуст, как оказалось, способен был преображать структуры самого времени, а также живой материи. Обуреваемый паникой, напуганный зверек принялся за чуждый ему ландшафт... Прежде чем его удалось выследить и умертвить, добрый кусок джунглей стал таким, каким вы теперь его видите, - и останется таким навеки.
- Но ведь ты жив, невзирая на то, что с тобой приключилось!
Я был смотрителем здешнего парка. Жертвой кристальной болезни стали еще четверо людей, и все мы еще живем, хотя и весьма странным образом, как и окружающие нас растения, как эти тигр и змея, но жизнь эта невидима для человеческого глаза. Это жизнь бесконечная, причем бесконечность простирается в обе стороны. Мы жили тогда, когда родилась эта Вселенная. Мы доживем и до ее гибели - это случится через сто миллионов лет... Наша жизненная энергия ныне словно размазана по карте бесконечности, наподобие того, как люди намазывают масло на ломоть хлеба. Мы населяем кристаллы, но пребываем также везде и всюду - ив прошлом, и в будущем...
- Вы сказали "космос", - задумчиво проговорил Потрясатель. - Космос... Это то пространство, где сияют небесные светила?
Разве люди не летают более в космос?
- Люди не летают даже над собственными городами, а об иных мирах и говорить нечего...
Видение надолго умолкло.
Да, теперь я это вижу... Если я фокусирую внимание на недалеком будущем, то ясно вижу, как человечество изо всех сил пытается вновь обрести утраченную цивилизацию. Простите меня за такую оплошность, но поймите: когда у тебя перед глазами вечность, пара-другая тысячелетий кажется мигом и может ускользнуть от внимания...
- А можно вас кое о чем попросить? - подал вдруг голос главнокомандующий Рихтер. О чем же?
- Вы, верно, видите наше будущее? Не соблаговолите ли сказать, завершится ли успешно наша миссия?
Это не в моей компетенции. Понимаете, когда пребываешь в бесконечности и видишь вечность, невозможно из хитросплетения событий вычленить судьбу отдельного человека, даже если это могущественнейший из королей...
- Да, разумеется, - склонил голову Рихтер. Но он явно был разочарован. Да и не он один, - всем казалось, что они вот-вот узнают, на их ли стороне боги небесные... Ведь даже человек неверующий со вниманием отнесся бы к голосу, вещающему с небес о том, что он избран богами...
Потрясатель Сэндоу возвратился к столь внезапно прерванному разговору с видением:
- А достигнут ли люди звезд вновь? Не видишь ли ты этого, заглядывая в грядущее?
Да, это будет. И человечество сделается великим, как никогда прежде.
- И вновь прошу извинить меня, - снова вклинился в разговор Рихтер. - Солнце вот-вот скроется. Пора разбивать лагерь, великий Потрясатель. Ну, а потом можете хоть до утра беседовать с вашим новым другом, если будет на то ваша воля.
- Именно этого я и хочу, - сказал Сэндоу. - Но желает ли этого наш новый друг?
У меня времени в избытке. Ведь поговорить с человеком мне удается лишь тогда, когда он сам приходит сюда, в этот дивный мир кристаллов. Время от времени такое случается, и я этому рад. Полезно и весьма приятно отвлечься на время от вечного и вкусить бренного...
- Сомнительный, надо сказать, комплимент! - оглушительно захохотал Мэйс.
Но остальным вовсе не было весело.
- Пошли, пошли, гиппопотам! - сказал Грегор. - Нам нужно еще вещи разложить да по два фунта камушков собрать. А Потрясателя следует оставить наедине с этим призраком.
- А я думал, что ты заинтересовался этим видением не меньше учителя!
- Так оно и есть. Но боюсь, что мое присутствие может отвлечь Потрясателя. Бывают моменты, когда человек должен остаться один, даже если ему хочется чьего-то общества. Потрясатель это прекрасно понимает. Он расскажет мне обо всем позднее, притом не только со всеми подробностями, но и с такими прикрасами, от которых рассказ сделается еще более захватывающим.
...Когда все крепко уснули, чтобы набраться сил перед завтрашним переходом, Потрясатель все еще продолжал беседовать с диковинным кристаллическим образом, который переместился ниже, на один из пальмовых стволов, и странное лицо находилось теперь на уровне лица самого Сэндоу.
Настала ночь.
Сэндоу держал в руках алмазную змею, поглаживая тонкими пальцами твердые чешуйки, окрашенные в самые нежнейшие цвета спектра.
И слушал.
Утром Потрясатель, бодрый и свежий, словно после полноценного ночного отдыха, позавтракал, не прерывая беседы с новым своим знакомцем, а когда настало время трогаться в путь, задал ему еще один вопрос. Последний. Он приберег его напоследок не без умысла.
- Добрый друг мой! Хотелось бы узнать, что для вас ваше заточение: благословение или проклятие? Может быть, вы захотите, чтобы я в меру слабых сил моих попытался вам помочь? Все эти кристаллические конструкции - вплоть до тончайших листьев пальм и папоротников - тверды как камень. Но возможно, если я сокрушу кристаллы, в которые заключено ваше тело, я освобожу вас?
Нет... Если речь моя и звучит порой мрачно, то вовсе не потому, что я страдаю. Поначалу это и впрямь было мукой. Разум мой бился в тисках неведомого, душа изнемогала... Нелегко было свыкнуться с тем, что никогда более не прильнешь к теплой и мягкой женской груди, не изведаешь вкуса яств и вина... Вы ведь понимаете, каково со всем этим смириться. Но с течением времени приходит и мудрость - ибо нельзя пребывать нетленным, жить в бесконечности и вечности, не приобретя мудрости. А с мудростью приходит и смирение. Мудрый человек никогда не станет сражаться с тем, что необратимо и незыблемо. Ну, а смирение приносит радость. Правда, радость эта совершенно не походит на обыкновенную человеческую, но боюсь, вы не сможете понять меня вполне, добрый Потрясатель...
- Подозреваю, что вы правы, - вздохнул Сэндоу. - Однако меня в первую очередь влечет Знание - все остальное малозначительно. И поэтому я понимаю, о какой радости вы говорите. Это сродни утолению голода - так любопытный алчно насыщается информацией, жаждет постичь неизведанное... Возможно, чувства мои в сравнении с вашими мелки и ничтожны, и все же...
Искренне желаю тебе утолить свой голод...
- А я тебе - не насытиться никогда! - торжественно произнес Потрясатель Сэндоу, обнаруживая таким образом полнейшее понимание хотя бы одного аспекта того странного существования, на которое обречен был его собеседник.
- Мы отправляемся, Потрясатель Сэндоу! - объявил главнокомандующий Рихтер.
И Сэндоу направился на свое место в шеренге, подле Мэйса.
Они уходили прочь из этого сверкающего леса, где обитали кристаллические люди и тигры, устремляясь вперед, к новым чудесам, затаившимся в сердце этой забытой земли...

Глава 18

В течение трех последующих дней они повидали много необыкновенного, однако и натерпелись немало. Потрясатель, пожалуй, был единственным, кто не обнаруживал робости при ошеломляющих открытиях. Более того, он походил на ребенка, всецело захваченного жаждой открытий, и, подобно ребенку, начисто забывал о страхе погибнуть или покалечиться. Некоторое время спустя многие решили, будто старый маг недаром столь бесстрашен, ибо, невзирая на страх перед неизведанными землями никто еще не расстался с жизнью и даже не был ранен. В сердцах солдат крепла уверенность в том, что черная полоса их жизни осталась позади, а впереди их поджидает удача.
Хотя некоторые из них и попадали в серьезные переделки, но благополучно выходили сухими из воды и потом от души хохотали, вспоминая свое чудесное избавление, вовсю подшучивая друг над дружкой. Все это казалось сущим праздником, особенно в сравнении с тем, что случилось во время покорения Заоблачного хребта...
Они вышли из джунглей и оказались в степи, поросшей чахлой травой и низкорослыми уродливыми деревьями, чьи измученные корни из последних сил цеплялись за камни, припорошенные тонким слоем земли. Все деревья клонились в сторону гор - туда, куда дул ветер, и были единственным убежищем для людей в случае необходимости укрыться от патрульных летающих машин.
Уже дважды в небе над их головами плавно проплывали сверкающие тарелки, издавая негромкое жужжание. Но путешественникам крупно посчастливилось - оба раза они находились вблизи деревьев, и, лишь заслышав странный звук, нырнули под кроны и остались незамеченными.
Но вот степь сменилась пустыней. Песок тут был странного пепельного цвета. Все вокруг казалось серым и безжизненным. Некоторое время отряд обследовал границы песков, пройдя около восьмидесяти миль на юг, но вскоре стало ясно, что пустыня поистине огромна. Впрочем, здесь можно было уже не опасаться воздушных патрулей, которые если и искали их, то гораздо ближе к горам, и, когда люди ступили наконец на похрустывающий серый песок и двинулись на север, единственным утешением для них было то, что коварный Заоблачный хребет остается все дальше и дальше позади.
Хотя пустынные просторы были мертвы, но именно здесь подстерегала их первая серьезная опасность. То и дело с пугающей внезапностью и, как казалось людям, без всякой причины в воздух взлетали струи песка - эти песчаные фонтаны достигали в высоту от сотни до трехсот футов. Земля под их ногами угрожающе сотрясалась, словно под нею таилось нечто огромное и живое, солнце меркло, а мельчайшие песчинки, проникая в легкие, обжигали их. Вскоре кожа людей покрылась темно-серым налетом. Несколько раз жуткие песчаные смерчи вырывались прямо из-под ног путников, заставляя их отпрянуть в ужасе. Неведомая сила, казалось, норовила вместе с песком унести их высоко в небо, а там содрать плоть с костей - мощь неведомых взрывов была такова, что это неминуемо случилось бы. Но покуда всем везло, и отряд продвигался вперед без проволочек.
Наутро четвертого дня пустыня кончилась столь же внезапно, как и началась, сменившись, равниной, поросшей чахлым кустарником, из последних сил борющимся за жизнь. Тут их поджидала новая напасть - огромные скорпионы, величиной с руку взрослого мужчины. Однако шуршание лапок по земле вовремя предупреждало людей об опасности, и ни один солдат не был укушен, если не брать в расчет Кроулера, которому ползучая тварь прокусила башмак...
Здесь, в царстве скорпионов и уродливого кустарника, путешественники обнаружили первые признаки погибшей цивилизации. Поначалу стали попадаться торчащие из земли куски металла, напоминавшие обломки лезвий колоссальных ножей. Металл сплошь был покрыт ржавчиной - с первого взгляда можно было понять, что железяки очень древние, как и те, что Потрясатель Сэндоу заприметил в джунглях. Появление этих обломков несказанно обрадовало Потрясателя, усмотревшего в них свидетельство того, что их экспедиция на верном пути к неведомой сокровищнице, которую пощадило Великое Небытие...
Но вот они набрели на останки некоей необъятных размеров летающей машины, формой напоминающей патрульные тарелочки, но раз в сто больше. В корпусе виднелись отверстия, а внутри, во тьме, что-то таинственно посверкивало. Это явление неудержимо влекло Потрясателя, и спустя некоторое время, в течение которого он одолевал Рихтера неотступными просьбами, ему наконец позволено было зажечь факел и войти внутрь. Мэйс отправился с учителем, и Грегор тоже, хотя никто более не отважился их сопровождать. Внутри разбитой машины оказалось огромное количество разнообразнейших грибов. Они густо облепили стены и то, в чем при ближайшем рассмотрении удалось распознать сиденья. Тщательно пересчитав их, смельчаки пришли к выводу, что неведомая летающая машина перевозила сразу около девятисот пассажиров. Это открытие их буквально ошеломило, но спорить с очевидным было бы глупо...
В пассажирском отсеке обнаружилось два скелета; к обглоданным временем костям одного из них намертво присосались безобразные, зловещего вида грибы, которые колыхались всякий раз, когда кто-нибудь из троих исследователей пробовал приблизиться. У другого скелета череп был раскроен чем-то тяжелым, - таким образом, причина смерти не вызывала сомнений. Большинству пассажиров, по-видимому, удалось избежать смерти.
В пилотской кабине, размером с весь первый этаж фердайнского жилища Потрясателя, обнаружилось сразу четырнадцать скелетов. Похоже, ни одному из членов экипажа не удалось уцелеть во время катастрофы. Все стены здесь были искорежены, а местами пробиты острыми скалами, на которые рухнула машина. Нос ее был изуродован до неузнаваемости, а пол возле левой стены вздыбился, едва не касаясь потолка. Некоторые из членов команды оказались, видимо, заживо раздавлены, а другие пали жертвой осколков металла, разлетевшихся во все стороны при взрыве. Кое-кого при ударе выбросило из кресел и швырнуло на пол, где образовалась куча, до странности походящая на ту, что получается во время развеселой детской игры "куча мала" - вот только если бы не страшные голые кости... Другие пилоты так навечно и остались сидеть в своих креслах, устремив пустые глазницы на приборы. У людей мороз пробежал по коже: казалось, мертвая команда в любой момент готова к взлету...
Потрясатель и его ученики вернулись к своим, так ни в чем и не разобравшись, правда, теперь восхищения перед ушедшей в небытие цивилизацией у них изрядно поприбавилось. Конечно, и дома, за горами, сохранились кое-какие реликвии далекого прошлого, но ничего подобного там не было и в помине. Говорили, будто Даркленд и Орагонию захлестнули некогда циклопические морские волны, посланные богами, и волны эти стерли с лица земли всю память о прошлом. Поскольку останки морских существ находили в сотнях миль от морского побережья, в правдивость этой теории верилось без особого труда...
Немного дальше путешественники обнаружили изуродованные остовы, по-видимому, неких колесных средств передвижения. Коррозия и ржавчина потрудились тут на славу, и теперь первоначальная форма механизмов угадывалась с огромным трудом.
Но вот груды металла, разрушенные каменные строения и бесформенные, спекшиеся куски пластика стали попадаться все чаще и чаще, становясь все крупнее. И наконец отряд вступил на улицы мертвого города, усеянные мусором, покореженным металлом и обломками камня - все это, казалось, намертво въелось в землю.
Дальше дорога круто обрывалась. Перед путниками открылся кратер более мили в диаметре. Дно кратера представляло собой гладкое черное стекло, на которое местами ветер нанес груды сухой травы. Чудилось, что некогда палящий жар заставил саму землю закипеть, - теперь под ногами солдат с хрустом лопались застывшие пузыри.
К вечеру четвертого дня отряд пересек кратер, во второй раз прошел по городским развалинам и снова оказался на равнине. Похоже, здесь некогда простирались поля, потому что то и дело попадались ирригационные рвы, выложенные камнем, валялись ржавые трубы, составлявшие некогда весьма хитроумные оросительные системы. Но единственное, что теперь росло тут, - это высокий, футов двадцати, тростник, походящий на бамбук. Пройти сквозь эти заросли, густые, как трава, было практически невозможно. Потрясатель обнаружил, что земля тут тоже подогревалась изнутри, как и в джунглях, однако это место вовсе не походило на парк развлечений, да и буйный тростник сельскохозяйственную культуру не слишком напоминал.
- К чему бы им выращивать эту мерзость, да еще пускаясь при этом на такие хитрости? - спросил сбитый с толку Рихтер.
- Кто знает? Возможно, эта травка была тут в большой цене. Посудите сами: человек, никогда и в глаза не видавший золота, запросто может с презрением отбросить ценнейший самородок.
- Ну что ж, если уж мы наткнулись на эту чащобу, то в этом есть и свои плюсы, - сказал Рихтер. - Похоже, мы приближаемся к цели нашего путешествия, и я предпочту быть уверенным, что нам есть где укрыться от врага.
- Может, послать крикунов на разведку? - спросил Фремлин, ставя на землю клетки, которые он тащил на плечах.
- Пожалуй, время сейчас самое подходящее, - кивнул Рихтер.
И вот пернатые разведчики выпущены на свободу - на сей раз другая пара. Птицы взвились в воздух в порыве сумасшедшей радости, немного покружились в воздухе, разминая крылышки, и, устремившись на северо-восток, исчезли из виду.
Даборот устроил королевский ужин. С тех пор как путешественники спустились с гор, они ничего подобного не едали. Это был настоящий пир в честь их несомненной победы. Однако вскоре праздничное настроение стало постепенно улетучиваться и совершенно пропало час спустя, когда ни одна птица не возвратилась.
За полчаса до наступления темноты и почти через два часа после того как Фремлин выпустил голубей, Рихтер предложил голубятнику выпустить еще одну птицу, дабы узнать, какая судьба постигла ее сородичей.
Фремлин был мрачен, плотно сжатые губы его побелели. Он о чем-то тихо говорил с птицей, нежно держа ее в ладонях. Его воркование было одновременно и безмерно ласковым, и очень серьезным. Птица слушала со всем вниманием, не издавая ни звука в ответ, хотя в другое время курлыкала бы от счастья, предвкушая воздушную прогулку.
Но вот Фремлин подбросил голубя в воздух. Крикун не стал кувыркаться в воздухе, а устремился к цели, словно метко пущенная стрела.
Стремительно стемнело.
В бархатном небе замерцали звезды.
И тут с неба камнем упал крикун. Очутившись на земле, птица забилась, пытаясь встать на ноги. Наконец ей это удалось, но она захромала, издавая хриплые жалобные звуки.
Фремлин кинулся к питомцу, что-то приговаривая на диковинном птичьем наречии, осторожно взял голубя в ладони и поднес к свету костра.
- Что с ним приключилось? - спросил Рихтер. Лицо главнокомандующего, озаренное оранжевыми сполохами пламени, казалось маской, высеченной из камня.
- У него крыло пробито стрелой! Она прошла насквозь и сильно оцарапала спину, - объяснил Фремлин.
- Он выживет?
- Возможно, - ответил голубятник. Однако было не похоже, что Фремлин в состоянии оказать своему питомцу необходимую первую помощь, ибо его самого трясло словно в лихорадке.
- Спроси птицу про других, - приказал голубятнику Рихтер.
Тотчас Фремлин и птица заговорили между собой. Все хранили гробовое молчание, замерев в ожидании.
- Голубь утверждает, что милях в трех отсюда находится город, обнесенный каменной стеной... Полуразрушенный город... Крепостные стены охраняют солдаты в мундирах армии Джерри Мэтабейна. Стало быть, мы у цели.
Фремлин говорил стремительно, глотая окончания слов. Он понимал, что если сделает хоть малейший перерыв, то чувства возьмут верх над разумом, и не намеревался этого допускать.
- А остальные крикуны?
- Мертвы.
- А почему птица так в этом уверена?
- Крикун видел солдат, которые подстрелили его и, как он считает, убили остальных. Да я и сам пришел к тому же выводу, прежде чем он заговорил. - Он прижал птицу к груди, нежно согревая ее дыханием. Голубь то и дело вздрагивал, тычась клювом в свое окровавленное крыло. - Но самое худшее вовсе не это... - вдруг произнес Фремлин.
- А что? - кратко спросил Рихтер.
- Птица полагает, что люди на крепостных стенах, заметив его, вскоре пошлют вдогонку патрульную летающую машину. Голубь поначалу намеревался сделать отвлекающий маневр, чтобы сбить их со следа, но сил ему хватило лишь на то, чтобы добраться сюда напрямик и предупредить нас об опасности...
А в темном небе уже слышалось странное жужжание - с северо-востока неумолимо приближалась летающая тарелка, омываемая потоками ночного ветра...

Глава 19

- Тушить огонь! - рявкнул главнокомандующий Рихтер, вернув к действительности ошеломленных солдат, которые, казалось, были слегка загипнотизированы монотонным жужжанием.
Мэйс метнулся к огню, вполголоса бранясь, и вылил в костер кастрюлю супа. Угли яростно зашипели, в воздух взметнулись клубы пахучего пара, и молодой великан едва успел отпрянуть. Подоспевший ему на помощь рыжеволосый юноша по имени Тук принялся быстро затаптывать мерцающие красные головешки.
Тут над их головами в бархатной синеве неба появился темный круг, заслонивший звезды. Тарелса! Ее тихое жужжание сводило людей с ума, хотя ровным счетом ничего зловещего в нем не было.
- Может, они нас не видят? - шепотом спросил Грегор.
Тихий голос его показался окружающим оглушительным.
- Черта с два... - ответил Мэйс.
Отлетев футов на пятьсот, тарелка поднялась выше, развернулась - и ринулась прямо на них. И ночь взорвалась грохотом! Казалось, одновременно по твердому дереву застучали тысячи молотков. Нет, это напоминало скорее оглушительную барабанную дробь, правда, без присущего ей ритма и гармонии.
- Это выстрелы! - сдавленно прошептал Потрясатель Сэндоу.
Прежде ему никогда не приходилось слышать ружейных выстрелов. Но вот кое-какое оружие, пережившее Великое Небытие, он видывал и отчего-1то был уверен, что оно стреляет именно с таким звуком.
Прямо под ногами солдат, там, куда угодила первая очередь, взметнулись фонтанчики пыли. Жужжание срикошетивших от камней пуль походило на голоса злобных насекомых. Солдаты, стоявшие дальше всех от тростниковых зарослей, опрометью кинулись к чаще, - их пули и настигли в первую очередь. Многие из них даже не успели вскрикнуть от боли, прежде чем сердца их остановились навеки. Во все стороны брызнула горячая кровь, орошая лица их еще живых и невредимых, но оцепеневших от ужаса товарищей...
Через мгновение все они, повинуясь какому-то идущему изнутри импульсу, не задумываясь ничком упали наземь и покатились к бамбуковым зарослям. Там они быстро встали на четвереньки и поползли вперед, продираясь сквозь, жесткие стебли, царапающие лица. По щекам их текла кровь, лбы тоже были окровавлены - они почти ослепли от крови... Когда же не стало сил ползти дальше, они ничком упали на камни и прильнули к ним, моля богов о спасении, как еще недавно молили их там, в страшных заснеженных горах...
Стрелок выпустил очередь по зарослям, но твердые стебли помешали многим пулям достичь цели. Однако пули пробили котелки и миски, раскиданные возле костра, те со звоном покатились по земле и замерли.
Теперь слышалось лишь жужжание тарелки.
Люди вдыхали запах земли. И тошнотворный запах страха.
Пилот, однако, не удовольствовался достигнутым. Сделав круг, он возвратился. Теперь летающая машина шла гораздо ниже, едва не задевая верхушки стеблей тростника, которые сильно раскачивались от воздушных струй. Он летал над зарослями, словно поджидая, пока кто-либо из уцелевших покажется по неосторожности. Звук двигателя был негромок, но отчетливо слышен.
Потрясатель Сэндоу осмотрелся и никого подле себя не увидел. Впрочем, просматривалась территория всего футов на шесть во все стороны. То, что никого не оказалось рядом, даже отчасти обрадовало Сэндоу, ведь чем меньше людей рядом с ним, тем меньше вероятность быть замеченным...
Вокруг было неестественно тихо, словно весь мир в одночасье умер. Стих даже ветер. Потрясатель слышал лишь заунывное неумолчное жужжание двигателя летающей тарелки.
Но вот Сэндоу понял, что тишина эта очень обманчива. Ему казалось, будто вокруг царит безмолвие, лишь оттого, что он всецело сосредоточился на этом жужжании, дожидаясь очередной вражеской атаки. Теперь же он расслышал хрипы умирающих и стоны раненых. Слева от него кто-то захлебывался собственной кровью. И этот предсмертный хрип, который наверняка слышал и пилот, был вернейшим доказательством тому, что враг вскоре повторит нападение. Справа от Сэндоу тихо переговаривались двое. Один из них был ранен - это чувствовалось по голосу, полному боли. Другой, похоже, пытался как-то помочь своему незадачливому другу. Слов Потрясатель разобрать не мог. Чуть поодаль кто-то глухо всхлипывал от боли и ужаса.
Сэндоу внезапно подумал о Грегоре и Мэйсе. Неужели они мертвы? Или умирают? Потрясатель точно знал, что мальчиков не было среди тех, кого неприятель подстрелил первыми. Так, может, пули достали их уже тут, в густых зарослях?
- Мэйс! - тихонько позвал он.
Голос его сейчас дребезжал совершенно по-стариковски. Какого дурака он свалял! Какой же он идиот, если рискнул всем на свете, слепо устремившись в неведомое, где не действуют привычные ему правила! Рискнул и двумя юными жизнями, не только своей, и теперь отчетливо понимал, что старик не имеет никакого права вовлекать в свои игры молодых, загребая жар чужими руками!
- Учитель! Где вы?
Это голос Мэйса! Сэндоу был в этом уверен, а с этой уверенностью мгновенно помолодел лет на двадцать.
- Оставайся на месте! - хрипло выкрикнул Потрясатель. - Если ты шелохнешься, верхушки стеблей тростника зашелестят, и у врага появится возможность вновь прицелиться!
- Я уже это понял, - ответил Мэйс.
"Как же иначе?" - подумал Сэндоу и спросил:
- Где Грегор, Мэйс? Ты его видел?
- Рядом со мною, - успокоил учителя великан. - Он все время был подле меня, я и притащил его сюда.
- И чуть было душу из меня не вытряс! - раздался слабый голос Грегора.
Только тут Потрясатель обнаружил, что плачет, и поспешно отер глаза рукавом. Подумать только, он давным-давно считал, что слишком стар для того, чтобы так расчувствоваться! Больше всего его обрадовало даже не то, что Мэйс и Грегор живы и невредимы, хотя это было щедрым подарком богов. Сердце его согрелось оттого, что мальчики не утратили присутствия духа и способности шутить.
"Когда плоть умирает прежде духа, - подумал Сэндоу, - это великая печаль. Но когда дух умирает, а плоть продолжает жить, томимая чувством безысходности и апатией, - вот подлинная трагедия!"
Внезапно тарелка нырнула вниз, и пилот вновь открыл огонь.
По стеблям тростника застучали пули.
Прямо впереди кто-то отчаянно вскрикнул - стебли заколыхались, и показался бледный долговязый юнец. Лицо его и грудь были обагрены кровью, глаза с мольбой устремились на Сэндоу, и старик протянул ему руку. Юноша вцепился в ладонь Потрясателя, прополз на коленях еще немного и упал ничком, уткнувшись лицом в мягкую землю. Он был мертв.
Тишину теперь нарушали лишь крики и стоны раненых и умирающих. Надсадного жужжания не было более слышно - летающая тарелка оставила их в покое, хотя бы на краткое время.
- Слушайте меня все! - крикнул Рихтер откуда-то с самого края поляны. - У нас, скорее всего, совсем мало времени, так что слушайте внимательно! Мы соберемся в том самом месте, где вошли в заросли. Обнаружив по дороге раненых, попытайтесь вынести их на себе. Увидев мертвых, непременно опознайте, чтобы потом доложить мне о наших потерях. А теперь торопитесь! Этот летучий дьявол может воротиться с подкреплением!
Потрясатель с трудом встал на ноги, раздвинул стебли тростника и вышел на поляну, где поджидал Рихтер. Сам главнокомандующий не встретил на пути раненых, остальным повезло меньше, и через пять минут список убитых был готов. Путешествие закончилось для шестнадцати солдат. Из двадцати шести уцелевших пятеро были ранены. Кроулеру пуля навылет прошила плечо, и на ране уже запеклась темная кровь. Ранения различной степени тяжести получили трое рядовых. Дабороту пуля слегка задела голову, но рана была неглубока, хотя и обильно кровоточила. Юноша по имени Холсбери расстался с большим пальцем на руке, однако ему ловко наложили жгут, и кровотечение уже остановилось. Барристер - тот самый скалолаз, чудом уцелевший в горах, - пострадал серьезнее прочих: в теле его застряли сразу три пули: одна в правом бедре, вторая в правом боку, вырвав по пути изрядный кусок мяса, а третья в правом плече. Все раны сочились кровью и выглядели серьезными. К счастью, Барристер был без сознания. Последним из пятерых раненых оказался Грегор. Пуля прошла сквозь его левую ступню, и юноша не мог встать на ногу.
Но Мэйсу было, пожалуй, похуже, чем будущему Потрясателю.
- Я был бессилен что-либо сделать, учитель! - в отчаянии повторял он.
Его широкое лицо исказила гримаса искреннего горя, он скрежетал зубами в бессильной ярости.
- Я знаю, Мэйс...
- Может, мне надо было закрыть его собой...
- И задавить насмерть... Хрен редьки не слаще... - из последних сил улыбнулся брату Грегор.
Да, теперь оба они чувствовали себя родными братьями - не назваными, а кровными. Если бы их выносила в утробе одна и та же мать, то и тогда они не были бы друг другу ближе, чем сейчас.
- Как ты себя чувствуешь? - спросил Потрясатель своего ученика.
- Замечательно. Вот только... Из-за меня отряд теперь замедлит движение, а в остальном все в полном порядке...
- Тебе больно?
- Удивительно, но нога почти.., не болит, - ответил Грегор, которого поддерживал за талию Мэйс.
Сэндоу знал, что юноша лжет. Ему было больно, очень больно, хотя юное лицо его оставалось бесстрастным. Но старый маг не произнес ни слова. Все равно ничего нельзя было сделать, чтобы унять боль, разве что дать Грегору глотнуть бренди, чтобы затуманить рассудок. Если же сам Потрясатель обнаружит волнение и страх за ученика, то усугубит страдания и самого Грегора, и Мэйса, который и без того отчаянно себя казнит...
- Потрясатель! - окликнул его главнокомандующий Рихтер, кладя на плечо мага руку, чтобы привлечь его внимание и одновременно желая выразить жестом искренние дружеские чувства, уже давно возникшие в его сердце. - Хочу перемолвиться с вами с глазу на глаз.
- Мальчик... - только и вымолвил Сэндоу, указывая на Грегора.
- Всего минута! - настаивал Рихтер. Потрясатель послушно отошел туда, где распростерлись безжизненные тела тех, кто так и не успел укрыться в зарослях. Рихтер помешкал подле одного тела, которое лежало как-то странно - человек стоял на коленях, безвольно уронив руки перед собой. Одежда на его спине была изрешечена пулями и залита кровью.
- Кто? - выдохнул Потрясатель.
Рихтер осторожно перевернул убитого вверх лицом. Это был Фремлин, голубятник. В теле его зияло около полудюжины пулевых отверстий, бледное безжизненное лицо одновременно казалось странно спокойным. Под ним обнаружилась полураздавленная клетка, в которой лежали бесформенные теперь пернатые комочки - последние два крикуна.
- Он заслонил собой клетку, пытаясь спасти питомцев, но пули, прошив тело, достали и птиц...
- Я не успел глубоко понять взаимоотношений этого человека и его питомцев, - сказал Сэндоу. - Но они были для него не просто птичками...
- Легенда гласит, будто душа того, кто искренне любит этих птиц, после смерти обращается черной птицей...
- Будем уповать на правдивость легенды, - горестно вздохнул Сэндоу. - Это было бы ему достойной наградой...
- Теперь понимаете, Сэндоу, что вы - последняя наша надежда? Коль скоро нас уже выследили, то непременно пошлют пехоту, чтобы перебить всех до единого! Теперь ваши сверхъестественные способности поистине бесценны, только они могут помочь нам ускользнуть от охотников за нашими жизнями! Без вас мы пропадем, как пить дать пропадем...
- Я это уже понял. И сделаю все, что в моих силах.
- Но ведь ваш ученик Грегор вряд ли теперь сможет...
- Я справлюсь и без него, ибо чувствую в себе силы, много превосходящие мои прежние. Возможно, перед угрозой смерти магические силы удесятеряются. Такого со мною раньше никогда не случалось. Годы тренировок не дали подобных результатов...
- Я отряжу двоих в помощь Грегору.
- Не нужно. Полагаю, Мэйс взбунтуется. Он все захочет сделать для него сам. Рихтер кивнул, соглашаясь.
- Нам надо двигаться, и побыстрее. С ранеными будет трудно. Я уже подумывал было о том, чтобы прекратить страдания молодого Барристера, но в последний момент подумал, что даже с ним мы достигнем города. А там, вполне возможно, обнаружится нечто такое, ну, знаете, из области забытой медицины, что поможет спасти ему жизнь. Уж если там есть чудеса вроде этих летающих машин...
- Двое с носилками могут идти довольно быстро, - кивнул Сэндоу, понимая, что Рихтер нуждается сейчас в его поддержке. - Вы приняли верное решение. Убийство из милосердия может обратиться в банальное убийство, если вскоре обнаружится, что спасение было близко...
- Большинство припасов в полной сохранности, правда, все фляги с водой буквально изрешечены пулями. Остается надеяться, что по пути обнаружим хотя бы ручеек.
- Чем скорее мы тронемся в путь, тем лучше, - сказал Сэндоу. - К тому же вид мертвых тел неизбежно отразится на боевом духе солдат.
- Простите за излишнее многословие, - склонил голову Рихтер. И тотчас же громовым голосом принялся отдавать приказания.
Вскоре отряд уже двигался вперед по тростниковым зарослям. Ночная тьма была теперь их союзником.
В течение ночи над ними трижды пролетали тарелки.
- Это поисковые отряды, - уверенно сказал Мэйс. - Они пошлют за нами пешую погоню.
- Возможно, - односложно отозвался Потрясатель. И они прибавили шагу.

Глава 20

К утру люди совсем выбились из сил и, как только рассвело, сделали краткий привал. Дорога была нелегка. Всего через какой-нибудь час, проделав около трети мили, они обессилели вновь. Через два часа все уже валились с ног. Через три никто, казалось, и шагу не мог ступить, но вопреки всему люди передвигали ноги. Через четыре часа они обратились в зомби - машинально поднимали ноги, машинально опускали, словно совершая неведомый ритуал поклонения некоему неведомому божеству. Никто уже ничего не соображал. Рихтер вовремя решил, что марш-бросок при свете дня слишком опасен: стоит лишь потревожить верхушки стеблей тростника - и всем готов смертный приговор. Одного слова главнокомандующего оказалось достаточно, чтобы люди как подкошенные рухнули на землю, точно желая впитать из нее силы, которые она же высосала из них по капле... Но хуже всего оказалось то, что они так и не обнаружили воды. Внутри тростниковых стеблей они отыскали лишь какую-то влажную гниль, вовсе не утолявшую мучившей их жажды. И сколько ни выкапывали они ямок в земле, ни капли воды не показалось... К счастью, среди съестных припасов нашлись сушеные фрукты, содержавшие немного влаги. Солдаты жевали их на ходу, и рты их наполнялись слюной, создавая иллюзию глотка воды. Но долго продержаться так было немыслимо.
Грегор к тому времени лишился чувств. Раненая нога юноши сильно распухла - пришлось даже разрезать башмак, чтобы его стащить. Ступня стремительно синела, и все знали, чего ждать: гниение заживо, а затем смерть. Для ампутации у них не было никаких приспособлений. Значит, неминуемая, мучительная смерть...
Мэйс огромными своими ручищами выжал в чашку из пригоршни сушеных фруктов пару глотков мутного сока, но Грегор, на мгновение придя в себя, не обнаружил ни малейшего интереса к этому напитку.
Потрясатель усердно воодушевлял людей, убеждая их в том, что, как только они дойдут до города, все волшебно переменится. Однако душу Сэндоу терзали сомнения. Перво-наперво им придется выбить из города врага. Но ведь в отряде всего двадцать один боец! Раненые не в счет... А сколько в городе орагонцев? Несколько сот? Несколько тысяч? Впрочем, в любом случае дело худо... Но даже если им каким-то чудом удалось бы завладеть городом, там может вовсе не найтись медицинского оборудования. А если даже оно обнаружится, то в каком виде? Вдруг оно насквозь проржавело и пришло в негодность? Но даже окажись оно в прекрасном состоянии, с какого, черт возьми, боку к нему подойти? А времени изучать диковинные механизмы у них явно не будет...
Не будет времени и у Грегора.
Рихтер присел подле бесчувственного юноши, рядом с Потрясателем.
- Как он?
- Зараза делает свое дело, - сказал Потрясатель. Он закатал штанину Грегора, обнажив вздутую иссиня-черную плоть.
- Но город совсем близко...
- И все же недостаточно близко.
- Нет! Город близко! - Рихтер не желал поддаваться пессимистическим настроениям. - Послушайте, Сэндоу, не могли бы вы устроить сеанс магии?
- Что вам нужно отыскать?
- Несколько вещей разом...
Рихтер провел ладонью по лицу, словно пытаясь стереть усталость. За время путешествия он сбросил фунтов десять веса, впрочем, главнокомандующий и прежде не отличался полнотой. Выглядел он утомленным, измотанным, но все еще боролся, не желая гнуться под ударами судьбы. Голос его, бесстрастный и чистый, звучал уверенно - казалось даже, что принадлежит он человеку совсем молодому.
- Сперва нам следует точно узнать, послана ли за нами погоня, и если послана, то насколько она близка. Нам следует знать, не сбились ли мы с пути: в этих чертовых зарослях заплутать легче легкого. Также необходимо выяснить, где именно выйдем мы из зарослей, чтобы получить тактическое преимущество.
- Хорошо, - кивнул Сэндоу. - Я приступлю к делу немедленно, вот только немного перекушу и приведу мысли в порядок...
Поскольку Потрясатель Сэндоу не намеревался на сей раз читать людские мысли, магической пластины ему не требовалось - в отличие от заклинаний. Он нараспев произносил слова на всех таинственных языках древних магов до тех пор, пока не оказался вполне готов незримо воспарить над зарослями бамбука, чтобы с высоты оглядеть окрестности...
Глаза его были широко распахнуты, но ничего не видели...
Нижняя челюсть безвольно отвисла...
Руки бессильно упали вдоль тела.
С нижней губы стекала тягучая слюна...
Казалось, душа Потрясателя покинула тело.
И это было именно так.
Но вот она возвратилась. Сэндоу заморгал и отер рукавом влажный рот. Потом глубоко вздохнул и принялся произносить последние заклинания, призванные успокоить нервы. Странный напев, начавшись с высоких нот, постепенно звучал все ниже и глуше, и вот совсем стих...
Когда последние звуки смолкли, главнокомандующий Рихтер подался к нему всем телом и взволнованно спросил:
- Ну? Что вам удалось увидеть?
- До города не больше мили, мы и впрямь совсем близко. Но это огромная черная крепость - со стенами высотою футов восемьдесят. Я нигде не увидел швов между кирпичами, похоже, стена, окружающая город, представляет собой монолит, что само по себе очень странно. На стенах выставлены дозорные в традиционной форме Орагонской империи, но вооружены они устройствами, которые, несомненно, позаимствовали из арсенала мертвого города. Я не вижу способа перебраться через эти стены - нас слишком мало, да и вооружены мы жалкими луками и стрелами... В довершение всего я обнаружил, что враг избрал куда более хитроумный способ с нами разделаться, нежели вульгарная погоня...
- И что же это за способ? - спросил Рихтер.
- Тростниковые заросли окружены кольцом людей. У каждого в руках - зажженный факел. Орагонцы уже запалили сухой тростник по всему периметру. Огонь устремился к нам со всех сторон, оставляя на своем пути лишь пепел и головешки. Вскоре мы почуем запах дыма, потом станет жарко, очень жарко...
- Но ведь все мы сгорим заживо! - хрипло выдохнул Рихтер. - Когда огонь завершит свое дело, от нас останутся лишь обгоревшие косточки!
- Подозреваю, большего им и не надо, - мрачно усмехнулся Потрясатель Сэндоу.
Главнокомандующий Рихтер раскрыл было рот, но вдруг на лице его ярость и смятение сменились хитрой ухмылкой:
- Как же! Сидели бы вы тут сложа ручки, ежели бы нам грозила неминуемая гибель! А ну-ка выкладывайте все начистоту, дружище! Что еще вам удалось обнаружить?
- Путь к спасению, - ответил Сэндоу. - И, возможно, способ проникнуть в город. Недалеко отсюда, всего футах в двадцати впереди нас, высятся руины древнего строения, полузасыпанные песком и сором. Но в одном месте земля осела, обнажив нечто напоминающее тоннель. Тоннель этот не один, их несколько, и все они, словно длинные темные пальцы, тянутся под землей к городским стенам. Если будет на то воля бессмертных богов, мы сможем пройти под землей и выйти с той стороны черных стен, миновав кордоны орагонцев!
Рихтер блаженно ухмылялся:
- Я надеялся, что нас ждет удача, друг мой! И оказался прав!
- Не исключено, но прошу вас, сдержите эмоции! Удача - барышня жестокая, и ей всего милее глядеть, как человек, влекомый призрачной надеждой, преодолев все препоны, оказывается в западне...
Людей быстро подняли на ноги и вкратце обрисовали им ситуацию. И они, не думая уже о том, сколько тысяч миль преодолели благополучно, устремились вперед в поисках развалин древнего здания, подвалы которого сулили надежду на спасение.
Лицо Барристера заметно посинело, когда же двое солдат вскинули на плечи его носилки, оно потемнело еще сильнее, а на лбу раненого угрожающе вздулись жилы, грозя вот-вот лопнуть.
Мэйс легко перекинул Грегора через плечо и двинулся вперед с присущей ему звериной грацией и легкостью. Раненая нога юноши, видимо, болела все сильней: Грегор то и дело глухо постанывал, не приходя в сознание.
"Не дай ему умереть, - твердил про себя Сэндоу. - Делай что хочешь, Мэйс, только не дай ему умереть!"
Он и сам не понимал, почему всецело возлагает на Мэйса ответственность за жизнь и здоровье Грегора. Возможно, долгое время любуясь этим всемогущим великаном, Сэндоу воспринимал его уже не просто как человека, а как некоего мистического полубога...
Между тем сквозь заросли уже пробивались первые струйки дыма, хотя жар еще не чувствовался, но это было делом нескольких минут.
- Вот оно! - закричал идущий впереди огненноволосый Тук, указывая вперед своим изогнутым мачете.
Развалины тоже поросли тростником, однако заросли тут были не такими густыми, как вокруг. Вдоль северной стены строения земля местами обвалилась, обнажив зияющую пустоту.
- Туда! - коротко приказал Потрясатель Сэндоу. Рихтер повел отряд вниз, к изъеденным временем каменным ступеням. Люди спустились по винтовой лестнице и вскоре оказались в помещении, где воздух был чист и свеж. Ветерок тотчас растрепал волосы. В свете факелов серые каменные стены казались мрачными, местами на них сохранились странные панели, из материала, с виду напоминавшего дерево, хотя при ближайшем рассмотрении стало ясно, что это вовсе не дерево, а некий неведомый материал. Тут не было ни мебели, ни украшений. Впрочем, никого особенно не огорчал аскетический вид этого странного прибежища.
К тому времени, когда последний солдат спустился под землю, жар снаружи сделался невыносимым и, как ни тянул жадные свои пальцы следом за ускользнувшими жертвами, не в силах был проникнуть под толщу земли и камней в мрачные подземелья. Снаружи отчетливо слышался рев пламени. Яростный пожар в бессильной злобе неумолимо пожирал все на своем пути, а беглецы обнаружили, наконец, вход в тоннель, ведущий к городу.
- Построиться голова в голову! - приказал Рихтер. - Два факела впереди, два сзади, еще один - посередине! Идти тихо - нас могут поджидать орагонцы. Как только забрезжит свет, Тук, гаси факел и осторожно двигайся вперед, - остальные пойдут за тобою, след в след...
Сжимая в здоровой руке кинжал, приземистый сержант Кроулер облизнул потрескавшиеся губы.
- Город будет наш, а домой мы полетим по воздуху! Печенками чую! - решительно заявил он.
- Печенки твои - никуда не годный оракул! - охладил его пыл Рихтер.
Они вновь отменно сыграли в паре: один - роль безудержного оптимиста, другой - осмотрительного пессимиста. И эффект этот мини-спектакль произвел ошеломляющий: люди заметно повеселели, но не утратили бдительности, чего и требовалось офицерам.
"Может быть, все и не так уж безнадежно, - подумал Сэндоу. - Возможно, госпожа Удача решила повернуться к нам лицом, а задницей к тем, кто поджидает нас наверху? Может, это их она обведет вокруг пальца? Боги справедливы, они не допустят, чтобы эти мерзавцы одержали верх!"
Сейчас он ощущал жгучее желание как можно скорее оказаться в городе, поскорее увидеть древние книги и механизмы. Наверняка найдутся там вещи куда более интересные, нежели орудия убийства! Подумал он и о том, сколько диковин, от которых у него захватит дух, орагонцы отбросили за ненадобностью - наверняка от них у него захватит дух!
Он позволил себе помечтать и о том, что, возможно, отыщет в городе объяснение причин смерти своей матери. Ведь даже Грегор, которому мать оставила свой дневник, наверняка все еще чувствует себя виновным в том, что из-за него она лишилась жизни. Наверняка мальчик и сам жаждет отыскать ответ на мучающий его вопрос...
К тому же, возможно, в городе есть средство, способное спасти жизнь юноше. Но.., возможно, и нет.
А они все шли и шли по темному тоннелю...

КНИГА ТРЕТЬЯ

ГОРОД И ДРАКОН...

Глава 21

В самой середине тоннеля обнаружились рельсы, также несущие на себе печать неумолимого времени, - они тянулись вперед по заросшему мхом камню. Похоже было, что некогда, много веков тому назад, тут ездил поезд, хотя предположить, для чего понадобилось упрятывать его под землю, не мог никто из путешественников. Дважды им попадались ступени, ведущие вверх, на платформу, но обе платформы оказались завалены булыжниками. Впрочем, поскольку отряд не преодолел еще и мили, не было времени останавливаться и обследовать эти завалы.
Чуть погодя обнаружился и поезд. Он лежал на боку, упираясь колесами в левую стену тоннеля. Кабина машиниста расплющилась о противоположную стену, стекла были выбиты, а внутри виднелся белый скелет. Пустые глазницы, казалось, уставились на людей заинтересованно и пристально. Процессия подошла к голове поезда, там солдаты бережно опустили на землю носилки, на которых лежал Барристер. Мэйс осторожно усадил на землю Грегора, привалив юношу спиной к стене, и принялся разминать затекшие мускулы, словно собрался в одиночку приподнять эту махину и поставить ее на колеса.
- Нам идти еще около полумили, - тихо заметил Рихтер, поворачиваясь к Сэндоу.
- Возможно, удастся пройти по стенке состава, - сказал Потрясатель. - Между ней и потолком тоннеля около четырех-пяти футов...
Рихтер тотчас приказал Туку разведать обстановку, чтобы решить, стоит или нет загонять людей на опрокинутый поезд. Тук, сжимая в руках палку, конец которой был обмотан просмоленной веревкой, - это сооружение служило факелом, - легко вскочил на огромное колесо, белкой перепрыгнул на другое и двинулся в путь. Тук не испытывал особых неудобств, лишь слегка сгибался, дабы не стукнуться макушкой об потолок тоннеля, и вскоре скрылся из глаз. Даже свет его факела, превратившись в мерцающую точку, погас...
- Как Грегор? - спросил Рихтер.
- Все еще без чувств, а чернота поднялась уже выше лодыжки. Дело худо...
- А Мэйс? Все мы давным-давно были бы мертвы, если бы этого малыша с нами не было...
- Думаю, он продержится, - сказал Потрясатель и посмотрел на молодого гиганта, который сидел подле Грегора и нежно баюкал брата, хотя ничем не мог помочь.
- Хотя.., не знаю, - задумчиво проговорил Сэндоу. - Физически он способен выдержать невероятные нагрузки. Все это ровным счетом ничего для него не значит - он силен как бык. Но никогда еще я не видел его таким эмоционально вымотанным... Честно говоря, я прежде и не подозревал, что он способен на столь глубокие чувства...
- Мы узнали друг о друге много нового за время странствия, - заметил Рихтер. - К примеру, я понял, что ваша сила духа огромна, заподозрить такую, глядя на довольно хрупкое ваше тело, просто невозможно при первом знакомстве.
Потрясатель помолчал, размышляя о только что услышанном. Прежде ему в голову не приходило, сколь измученным он выглядит на самом деле. Потом кивнул:
- Ну, а я обнаружил, что вы - нечто большее, нежели просто безупречный служака и мудрый человек. Все мы совершаем в жизни промахи, порукой тому история с возлюбленной генерала. Поверьте, Солвон, - Потрясатель впервые назвал главнокомандующего по имени, - я стал спать гораздо спокойнее с тех самых пор, как узнал тогда ночью, в горах, что у вас есть незаконнорожденный сын. До той поры вы казались мне.., чересчур совершенным, что ли, чересчур холодным, каким-то идеальным и оттого страдающим самомнением. Я даже полагал, что вы один из убийц, а если нет, то отъявленный солдафон, и, когда мы достигнем города, станете совершенно бесполезным...
- С чего это вдруг отъявленный солдафон будет бесполезен в городе? - искренне изумился офицер.
Он, как ни силился, не мог понять всего, что наговорил ему старый маг.
- Ведь нам предстоит встретиться лицом к лицу с вещами, которые прежде и во сне не снились - нас ждет череда чудес, одно из которых затмит другое. Если бы у вас не было слабостей, присущих простому смертному, ваш разум просто спасовал бы перед всем этим. Вы не сумели бы понять и принять чуждое и неведомое, и все закончилось бы трагедией. Но под этой непроницаемой оболочкой, как оказалось, бьется сердце сродни моему. Это так, старик!
- Эй, вы, там!
Сверху свесилась рыжая башка Тука. Рихтер затряс головой, словно желая освободиться от чувств, нахлынувших на него после разговора с Потрясателем.
- Что там, парень?
- Впереди завал. Два вагона разбиты в лепешку, огромные стальные листы развернулись во все стороны, словно лепестки, и уперлись в пол, потолок и стены. Я кое-как прополз в щелочку и обнаружил еще один вагон. Тот заткнул тоннель плотно, словно пробка горлышко винной бутылки.
- Стало быть, возвращаемся?
- Нельзя нам возвращаться, - сказал Потрясатель Сэндоу. - Когда выгорит весь тростник, а зола остынет, орагонцы отправятся на поиски наших обгорелых костей. Не найдя их, они вскоре обнаружат старинный фундамент, подземный ход, и устремятся за нами в погоню.
- Вовсе и не надо возвращаться, - прервал его Тук. - Если сможем поднять людей, то легко войдем в поезд через кабину машиниста - боковая дверца почти сложилась пополам от удара, ее легко открыть. Ну, а потом мы без труда доберемся до конца состава, переходя из вагона в вагон.
- Хорошо сработано, Тук, рыжий ты дьявол! У тебя гораздо лучше варит голова, если поблизости нет розовощеких девах!
Тук хихикнул, заливаясь краской, а солдаты, сидящие на полу тоннеля, оглушительно захохотали. Несомненно, этот рыжик прослыл прожженным сердцеедом, заключил Потрясатель Сэндоу.
И внезапно ощутил горчайшее раскаяние, ведь ему так и не удалось узнать всех этих парней поближе. А между тем каждый из них - личность. Да, все эти люди не просто банибальские горцы, что на службе у генерала Дарка, а личности, причем не менее занятные, чем Мэйс или даже Грегор. Зайти с ними бок о бок так далеко и узнать столь позорно мало - самое настоящее преступление. Но позднее, когда они вступят в город, если, разумеется, это им удастся, он, возможно, сумеет восполнить этот пробел и узнает, наконец, рядом с кем прошел через весь этот ад...
Через четверть часа все благополучно забрались внутрь состава. Впереди идущему приходилось разбрасывать побелевшие от времени кости. Состав был битком набит пассажирами, которые во время катастрофы, естественно, погибли да так и остались похороненными в вагонах. Идти было не так-то просто, ведь солдатам приходилось ступать не по полу вагона, а по его стенке, причем именно по той, которая более всего пострадала при ударе. Дойдя до конца вагона, они проползали по наружной его стене через выбитые окна, ибо лишь таким образом можно было проникнуть в следующий вагон.
Но все же менее чем через час они достигли хвостового вагона, а затем вновь ступили на осклизлые камни - в тоннеле было довольно-таки сыро. И замерли, озаряемые зловещим синеватым светом. Он лился из какой-то трубки, кольцом окаймлявшей вход в странное помещение длиной около двухсот футов.
Носилки с раненым опустили на землю. Никто не знал, что ждет их впереди, однако то, что им открылось, более всего походило на святилище неведомых здешних богов, которым принесены были в жертву многие их товарищи...
- Командир! - раздался вдруг отчаянный вопль Тука. - Глядите - там, у стены!
Неведомо откуда явилось вдруг по меньшей мере шесть гориллоподобных существ. Росту в них было не менее семи футов, тела покрывал жесткий мех, в этом странном свете казавшийся совершенно голубым. Глаза, зеленые, словно молодая листва, мерцали в полумраке, будто внутри черепов у этих чудовищ теплились свечи-...
Люди схватились за ножи, а лучники вскинули свое оружие, торопливо извлекая из колчанов стрелы.
Тук издал какой-то странный звук и упал. Он лежал молча и не шевелясь.
Повисла мертвая тишина.
Только теперь Потрясатель увидел, что пол усеян телами поверженных солдат.
В руках странных существ Сэндоу заметил длинные, зловещего вида ружья, дула их направлены были прямо на людей.
Рихтер осел на пол, застонал, потом глубоко вздохнул - и стих.
- Учитель! Скорее! - Мэйс одной рукой сграбастал Потрясателя, другой он прижимал к себе Грегора, явно намереваясь затащить обоих назад, в вагон. - Скорее в поезд - там они...
Тут на лице великана появилось странное выражение. Юноша схватился за грудь и нащупал нечто, более всего напоминающее длинную иглу. Она вонзилась в тело не более чем на полдюйма. Он выдернул ее, поднес к свету - острие ярко сверкнуло. Мгновение Мэйс смотрел на иглу, потом моргнул раз, другой и потерял сознание. Могучее тело его мешком осело на пол, увлекая за собой Потрясателя и Грегора.
Сэндоу чудом удалось высвободиться из-под обмякшего тела ученика. Он силился подняться.
Вокруг него лежали безжизненные тела банибальцев. Они мертвы? Да, мертвы. В этом не было сомнений. Вот уж не предполагал он, что какие-то обезьяны сыграют с ними столь злую шутку...
Кто-то грозно заворчал совсем рядом. Потрясатель повернул голову и увидел зловещую мохнатую фигуру всего футах в десяти от себя. Раз они перестреляли всех, то чем он лучше? А существо медленно поднимало оружие, мохнатый палец уже лежал на курке...
Потрясатель стоял очень близко, потому и услышал звук выстрела. Странный это был звук - так человек в ярости шипит сквозь стиснутые зубы...
И ничего более.
В тело Сэндоу вонзилось сразу несколько тончайших игл, он упал на пол, распростершись подле товарищей. Тьма распахнула ему свои объятия...

Глава 22

Старшее из диковинных существ, белых и мохнатых, носило не менее диковинное имя Берларак. Этот самый Берларак сидел теперь в кресле, которое явно не подходило ему по размерам, сжимая в мохнатых лапах стакан, слишком уж тонкий и явно не предназначенный для таких ручищ. Он всячески пытался расшевелить Сэндоу и главнокомандующего Рихтера, заставить их расслабиться. Голос его был гулок и громоподобен, - трудненько же расслабиться под такой аккомпанемент! Да и вид этого странного вытянутого лица - или, если угодно, морды, окаймленной густыми зарослями белоснежного меха, - был откровенно зловещ. Опасным же люди считают все неведомое, и даже Потрясатель Сэндоу, более других готовый к встрече с неизведанным, чувствовал себя в обществе огромного обезьяноподобного существа немного не в своей тарелке.
- Увы, необходимо было сперва усыпить вас, а уж потом расспрашивать, - сказало существо. - Мы ведь не знали наверняка, друзья вы или недруги тем, кто господствует на верхних уровнях...
- Могу заверить вас, что мы им вовсе не друзья... - начал Рихтер.
Но Берларак поднял огромную лапищу, призывая главнокомандующего к молчанию.
- Как я уже говорил, нам прекрасно известно, в чем состоят ваши намерения. Мы знаем каждого из вас, знаем обо всем, что случилось с вами по пути сюда...
- Стало быть, этот.., сканнер, про который вы говорили, помог вам все это разузнать? - спросил Потрясатель.
Лишь сейчас он начал понемногу осмысливать то немногое, что после его пробуждения успели сообщить ему обезьяноподобные существа.
- Да, - кивнул Берларак. - Этот прибор поведал нам все, что мы пожелали узнать о вас и ваших людях. Он немного сродни вашей силе, добрый Потрясатель. Разница лишь в том, что прибор этот надобно надеть на голову, чтобы он начал функционировать, а ваша сила действует на расстоянии.
- Значит, при помощи этих сканнеров вы выучились нашему языку? - спросил Потрясатель Сэндоу.
- Мы обучились ему много раньше, - ответил Берларак, нахмурившись. Лицо его теперь сделалось по-настоящему страшным. - Нам помог в этом один из орагонцев, которого мы захватили в плен несколько недель тому назад. Да мы и сами общаемся между собой на том же языке, правда, грамматика у нас несколько отличается от вашей, есть также множество слов, которые неизвестны вам, да и в вашем наречии мы обнаружили слова, до недавних пор нам неведомые. Но в общих чертах язык у нас с вами тот же самый. При помощи пленного орагонца мы записали пленку для обучения языку во сне и легко постигли вашу заковыристую грамматику.
Они сидели в небольшой отделанной деревом комнате. На полках вдоль стен стояло нечто вроде книг, завернутых в мягкий пластик. Впрочем, Потрясатель не вполне уверен был в том, что это книги... В дальнем правом углу комнаты высилось какое-то необыкновенное кресло, с укрепленным прямо над ним странным колпаком, о назначении которого невозможно было догадаться. На столе, за которым восседал внушительный Берларак, виднелись какие-то кнопки и пуговки. Когда Берларак нажал на несколько кнопочек, неведомо откуда послышались голоса его собратьев, расположившихся в других помещениях нижнего уровня. Он спокойно поговорил с ними и отключил устройство. Да, прав оказался Потрясатель: чудо на чуде и чудом погоняет...
- Ну что же, намерения наши вам известны, - сказал Сэндоу. - И в этом состоит ваше несомненное преимущество перед нами.
Он отхлебнул приятного на вкус темно-пурпурного напитка, пристально глядя на странное лицо в обрамлении белой шерсти, еще не вполне уверенный в том, что каждому слову этого диковинного Берларака можно верить. Гориллоподобное существо определенно не видело никакой разницы между обитателями земель, лежащих за Заоблачным хребтом, - дарклендцы ли, орагонцы ли, для него все едино. Впрочем, не исключено, что Берларак считал всех их до ужаса примитивными, испытывая к ним скорее снисходительное презрение, нежели ненависть. Как бы то ни было, первое дело сейчас - осторожность...
Берларак некоторое время поразмышлял, прежде чем заговорить:
- Я прекрасно понимаю, что лучший способ нажить себе в вашем лице врага - это и далее держать вас в неведении. А поскольку нам нужна ваша помощь в деле, суть которого я изложу позднее, лучше сразу выложить вам все начистоту. Впрочем, местами в моем повествовании будут пробелы, поскольку мы, подобно вам, многого не знаем о происходившем в эпоху Великого Небытия.
- Несомненно, - заговорил Рихтер, - вы все же знаете об этой эпохе куда больше нашего. В ваших землях доселе сохранились диковины тех времен и даже целые города.
- Порой обретение непонятного предмета лишь сбивает археолога с пути, - сказал Берларак, затем вновь наполнил стаканы гостей, налил и себе загадочного пурпурного напитка и продолжил:
- Более восьми тысяч лет тому назад человечество совершало путешествия в космос. Человек достиг тысяч звездных систем и основал свои колонии во множестве иных миров. Он перемещался в пространстве быстрее света, поэтому долетал до самой дальней звезды всего за несколько часов.
Главнокомандующий Рихтер всем видом своим изобразил недоверие и покосился на Потрясателя, гадая, поверил ли тот этим россказням или же понимает, что над ним насмехаются. Но Сэндоу, похоже, безоговорочно верил каждому слову Берларака.
- Помните, - сказал он Рихтеру, - наша единственная надежда на победу - это наш разум, который должен быть настежь распахнут для всего нового. В вас пробудился замшелый ретроград - помните, я вас об этом предупреждал заранее? - и он отказывается принимать на веру то, что вы слышите, хотя, уверен, умом вы прекрасно сознаете, что это вполне может быть правдой.
- А я вовсе и не просил давать мне оценку как личности. - В голосе Рихтера сквозило легкое Раздражение.
Он повернулся к Берлараку и заявил:
- Продолжайте. Расскажите все, что можете. Старый офицер явно хотел узнать все, что могло сообщить им необыкновенное мохнатое существо, однако все еще не мог смириться с мыслью, что некогда люди перепархивали от солнца к солнцу в мгновение ока.
Рассказ Берларака сначала казался сущим вымыслом, в котором таилось зерно истины, но вскоре оба слушателя совершенно уверились в правдивости рассказчика, преодолев первоначальное недоверие и скептицизм. А Берларак говорил об экспериментах по преодолению земного притяжения, которые стали приносить плоды как раз перед самым падением цивилизации. Он рассказывал об удивительных хирургических операциях по пересадке человеку искусственного сердца взамен живого, отслужившего свой срок, или искусственной пластиковой печени... Утверждал, будто в течение нескольких недель человеку с ампутированной конечностью удавалось отрастить новую посредством стимулирования механизма регенерации...
Стаканы наполнялись вновь и вновь. И вновь и вновь осушались.
А Берларак не умолкал.
В мире, существовавшем до эпохи Великого Небытия, как удалось обнаружить Берлараку и его сородичам, возможно, было практически все. Если женщина почему-либо не могла вынести тягот беременности или не желала давать себе труда произвести на свет младенца, к ее услугам всегда была суррогатная матка, где мог вызреть желанный плод. Те же, кого заворожила красота обитателей иных миров, обнаруженных человечеством в бескрайних просторах Вселенной, могли прибегнуть к уникальным хирургическим операциям и всяческим ухищрениям генной инженерии, при помощи которых они изменялись до неузнаваемости, становясь внешне похожими на полюбившихся инопланетян. Существовал способ воздействовать на генные структуры и таким образом, чтобы потомки их совершенно не походили на людей, сохранив лишь разум землян. Сородичи Берларака пришли к выводу, что, скорее всего, их предки и были подобными энтузиастами, они чудом пережили катастрофу и произвели на свет потомство, которое и заселило брошенный город.
- Однако почему же человечеству, обладавшему столь невероятной мощью, способностью творить истинные чудеса, не удалось предотвратить гибель цивилизации? - спросил Потрясатель Сэндоу. - Что именно произошло? И почему небожители и небожительницы, населявшие некогда этот мир, не сумели обратить великие достижения на службу себе и своему благосостоянию?
Он безоговорочно поверил во все, о чем только что рассказал Берларак, в душе его не было и тени скептицизма, а в голосе явственно слышалась боль - боль за великую цивилизацию, которая, достигнув поистине заоблачных высот, сгинула без следа.
Тогда Берларак поведал им о войне, разгоревшейся между человечеством и инопланетной расой, именуемой скопта-мима, из звездной системы под названием "Лагерь Крамера", которая на языке скопта-мимов именовалась совершенно неудобопроизносимо. Война распространялась постепенно, захватывая одну планету за другой, пока наконец не достигла Земли. Скопта-мимы обладали неким мощнейшим энергетическим оружием, принцип работы которого был землянам совершенно непонятен, и инопланетянам в конце концов удалось сдвинуть Землю с ее орбиты. Земная кора местами вспучилась, а местами в ней появились глубочайшие впадины. Моря возникли там, где их никогда прежде не было, на равнинах воздвиглись высочайшие горы. В этой катастрофе пострадала не только земная твердь, - цивилизация тоже рассыпалась, в прах, подобно хрустальной вазе, со всей силы брошенной о каменный пол. После этого скопта-мимы удалились с сознанием исполненного долга, предоставив человечеству право восстать из пепла.
В тех очень немногих городах, которым удалось уцелеть во время светопреставления, даже слова "пришелец" и "чужой", как и все, хотя бы отдаленно с ними связанное, вызывали бурю негодования и взрывы праведного гнева. Все те, кто подвергся хирургическим операциям и генетическим манипуляциям с целью изменения внешности, превратились в настоящих козлов отпущения для "нормальных" землян. Этих "нормальных" совершенно не волновало то обстоятельство, что с землянами враждовала лишь одна-единственная инопланетная раса. Любое существо, внешне отличное от человека, они готовы были растерзать заживо.
Отщепенцев убивали прямо в постелях, публично вешали, десятками тысяч сбрасывали в бездонные шахты и сжигали на глазах ревущих толп "нормальных" землян.
Но в этом городе оказалось очень много "отщепенцев" - белых, мохнатых, огромных и наделенных необыкновенной физической силой. Большинство из них были прямыми потомками тех, кто подверг себя сложнейшим генетическим манипуляциям, и поскольку уже родились мутантами, то значительно превосходили родителей в силе, в уверенности в себе и лучше могли распорядиться силой, таящейся в их чудовищных мускулах. Сбылось все, что когда-то обещали их родителям специалисты-генетики - они стали в своем роде совершенством. И они отчаянно боролись.
Более нежные образчики "отщепенцев", с виду напоминавшие эфемерных фей и эльфов, первыми пали жертвой ярости "нормальных" и сгинули в одночасье, а тех немногих, кому чудом удалось ускользнуть, с наслаждением отыскивали и умерщвляли с особой жестокостью.
Но белые гиганты сопротивлялись поистине как звери - отчаянно и яростно. Вскоре они отвоевали себе полуразрушенный город. Им удалось в конце концов выдворить вон так называемых "нормальных", их прогнали в бесплодные пустоши, где земная твердь все еще сотрясалась, и можно было прожить лишь недолго... Даже вполне полагаясь на то, что сама Земля расправится с обидчиками, белые гиганты обнесли город стеной из непроницаемо-черного оникса, чтобы никто ни силой, ни хитростью не мог в него проникнуть.
Но вот минули долгие века.
Желтое небо, ставшее таким из-за бесчисленных мельчайших частичек пыли, постепенно делалось зеленым, затем засияло прежней голубизной.
Вновь появились на Земле звери и птицы, правда, немного отличные от тех, которые прежде ее населяли.
Белым мохнатым мутантам было отпущено примерно по полтораста лет жизни, но и они постепенно стали забывать все то, чего достигла земная цивилизация в области науки. Система жизнеобеспечения города, расположенная глубоко под землей, не нуждающаяся в заботе и обслуживании, стала постепенно объектом всевозможных суеверий, о ней принялись слагать легенды. Знание умирало, пока от него не остались лишь смутные воспоминания. Только в последнее десятилетие мутанты стали предпринимать серьезные попытки вновь обрести утраченную мудрость.
Мутанты редко производили на свет потомство, да и то, что появлялось, зачастую было нежизнеспособным, видно, в генетическом механизме что-то разладилось. Численность их колебалась в пределах тридцати особей плюс минус пять, - десятилетие на десятилетие не приходилось. Этого явно недоставало для решения поставленной задачи, но мутанты оставались непоколебимы в своем стремлении вновь овладеть утерянными знаниями и пусть медленно, но делали успехи.
Но вот явились орагонцы. Местные жители приняли гостей с распростертыми объятиями - в этом и состояла их фатальная ошибка. Их безжалостно перебили меткие орагонские лучники, а тех восьмерых мутантов, кому посчастливилось уцелеть, оттеснили на самый нижний уровень города, куда им удалось ускользнуть от преследователей по запутанному лабиринту подземных коммуникаций. Этот уровень был совершенно отрезан от внешнего мира каменными завалами, даже шахты лифтов не функционировали, и мутанты могли не опасаться, что орагонцы потревожат их здесь, если чудом не обнаружат тайных ходов. Они жили тут вот уже несколько месяцев, лелея планы мести, невзирая на то, что орагонцы увеличили свой гарнизон в городе до четырехсот человек.
- Четыреста человек! - ахнул Рихтер.
- Вот почему нам необходима ваша помощь, - сказал Берларак.
- Вы, верно, что-то напутали, - сказал Рихтер. - Видите ли, нас всего-то двадцать один человек, причем пятеро серьезно ранены и будут бесполезны в бою!
- Как я уже говорил, - продолжал невозмутимый Берларак, - ваших раненых излечат автоматические доктора. Мы уже перенесли пациентов в специальные палаты.
- Даже если и так, - не сдавался Рихтер, - нас вместе с вами будет всего сорок человек, то есть в десять раз меньше, чем орагонцев. А чертовы орагонцы многое уже успели узнать о городе и хранящемся тут всевозможном смертоносном оружии...
- Но этого все же недостаточно, - улыбнулся Берларак.
Улыбка его поистине внушала ужас, походя на злобный оскал.
- Им удалось завладеть лишь тем, что валялось буквально под ногами: летательными аппаратами, ружьями, - продолжал мутант. - Но в этом городе таятся куда более мощные виды вооружения, и об их существовании орагонцы даже не подозревают. Не забывайте: моим собратьям пришлось десять лет поневоле бродить по этим коридорам, и мы обошли все уровни города. Верхние этажи куда просторнее, чем этот. Там находится оружие стократ более мощное, чем даже то, которым тут располагаем мы.
- Н-ну.., не знаю, - нерешительно промямлил Рихтер.
- Полагаю, разумно будет принять это предложение, - сказал Потрясатель Сэндоу.
- Это мудро, - кивнул Берларак.
- Послушайте, что я предлагаю, - сказал Рихтер, подаваясь вперед. - Несколько моих солдат возвращаются в Даркленд и докладывают генералу Дарку о нашей находке. Сюда немедленно отправляется войско численностью в пару тысяч человек - и мы без труда освобождаем город.
- Но в таком случае ваше войско перебьют по пути, - спокойно возразил Берларак. - Среди солдат будет множество хитроумных шпионов, впрочем, вы уже на собственной шкуре испытали, что это такое. Ну а летательные аппараты расправятся с уцелевшими, прежде чем те достигнут городских стен, кстати, неприступных. А орагонцы тем временем как следует освоятся в городе, и, возможно, к тому времени они даже обнаружат то самое оружие, про которое я только что говорил...
Рихтер сплел тонкие пальцы и покачал головой:
- Да, дурной смертью погибли многие мои солдаты... Еще не так давно из столицы Даркленда выступил отряд численностью сто два человека. А теперь нас всего двадцать восемь... Мы потеряли почти три четверти отряда...
- Я прекрасно понимаю вас, - сказал Берларак, - и избавлю от необходимости принимать решение, сообщив вам одно известие, о котором до сих пор умалчивал, приберегая напоследок в качестве сильнодействующего средства. После этого вы тотчас примкнете к моим собратьям и осуществите мой план захвата верхних уровней. - Он переводил взгляд с одного дарклендца на другого, словно прикидывая, готовы ли они услышать то, что ему предстояло им сообщить. - Выбора у вас нет: вам надо захватить город быстро, всего за день. Нам стало известно, что орагонцы объявили войну вашей родной стране и в течение четырех дней заняли половину территории Даркленда.

Глава 23

- Вы лжете! - выкрикнул главнокомандующий Рихтер, вскакивая на ноги.
Лицо его угрожающе побагровело, а кулаки яростно сжались.
Потрясатель Сэндоу лишь чуть подался вперед и крепче стиснул в руке стакан. За долгие годы занятий своим ремеслом на службе у властей предержащих и состоятельных людей он привык воспринимать любого рода новости с ледяным спокойствием, которым одни искренне восхищались, а другие считали признаком флегматичности. Сэндоу уже давно уяснил для себя: как для тела, так и для души много благотворнее воспринимать новости как некую абстракцию. К примеру, если узнаешь, что какой-то злодей ныне торжествует, назавтра следует ожидать новостей о триумфальной победе неких героев, пусть даже совершенно в другом месте... Этот мир много благосклоннее к тому, кто отказывается видеть в нем лишь источник бедствий и зла.
- С какой стати мне лгать? - спокойно спросил Берларак.
- Да откуда вам известно, что творится в сотнях миль отсюда, позади Заоблачного хребта и Банибальских гор?
Наблюдательный Потрясатель видел, что Рихтер поверил мутанту, хотя все в нем бунтовало. Старый офицер напряженно ожидал ответа мохнатого существа.
- Вы уже видели мой радиопередатчик. Диапазон его действия невелик - прибор действует лишь в черте города. Есть, однако, и другие, куда более мощные, они принимают сигналы от спутников, находящихся на земной орбите. Летательные аппараты, которые орагонцы используют в войне против Даркленда, периодически передают последние новости с поля боя, а враги, засевшие в нашем городе, принимают эти сообщения. Мы же их просто перехватили.
- Тогда у нас и вправду нет выбора... - упавшим голосом произнес Рихтер.
- И у вас нет надобности принимать ответственное решение, - докончил за него Берларак. - Ну, а теперь дело за малым - вашим людям, группами по четыре человека, надо пройти курс на гипнообучающих устройствах. Там они получат необходимые инструкции по пользованию новым для них оружием, которое понадобится им на верхних уровнях. Я приготовил также пленку с детальной записью моего плана захвата города.
- Значит, вскоре мы многих недосчитаемся... Плечи Рихтера поникли, лицо тотчас утратило всякое выражение. Он казался мертвым.
- Некоторых, - поправил его Берларак. - Но потери окажутся невелики, ибо на нашей стороне преимущество внезапности. К тому же у нас будет оружие, назначения которого орагонцы пока не понимают.
- Насчет преимущества внезапности у меня есть серьезные сомнения, - сказал Потрясатель Сэндоу. Тростниковое поле, должно быть, уже давно выгорело дотла, и орагонцы наверняка обнаружили, что мы выбрались невредимыми из пекла... Берларак ухмыльнулся:
- Мы предусмотрительно разложили там кости, взятые из подземного поезда, причем успели закончить дело еще до того, как рассеялся дым. Никто нас не заметил. Потом раскидали кое-что из ваших вещей, подпалили, затушили, а после присыпали все пеплом. Выглядит очень естественно. Орагонцы останутся довольны.
Эта блестящая военная хитрость несколько воодушевила павшего духом Рихтера:
- Похоже, добрый Потрясатель, мы принимаем сторону будущего победителя" но поначалу я, признаться, так не думал...
- Всех вас тоже ждет победа, - сказал Берларак. - Вскоре все мы разбогатеем, причем не только в прямом смысле.
- А после.., ну, когда все закончится, вы позволите дарклендцам исследовать сокровища, спрятанные в городе? Я получу доступ к здешним тайнам? - с надеждой спросил Потрясатель Сэндоу.
- Для вас, Потрясатель, будет открыто все. Кстати, на вопрос, который вас более всего мучит, я могу ответить уже теперь. Ваша таинственная сила вовсе не волшебная. Все куда проще и одновременно сложнее. Сила, подобная вашей, таится в каждом из людей, но лишь немногие приходят в этот мир, уже наделенные умением ею пользоваться. Способности ваши именовались некогда "экстрасенсорной перцепцией", то есть сверхчувственным восприятием, и изучались во множестве научно-исследовательских институтов как на Земле, так и за ее пределами. За многие тысячи лет до катастрофы, когда люди не летали еще к далеким звездам, задолго до фатального знакомства со скопта-мимами на Земле разыгралась кровавая и страшная ядерная война. Вследствие повышения уровня радиации на планете стали рождаться мутанты. Многие появлялись на свет изуродованными физически - прямо-таки чудовищами, и их тотчас же из милосердия усыпляли, но вот другие внешне были совершенно нормальны, но разум их существенно отличался от обыкновенного человеческого. Вы хотя и дальний, но прямой потомок такого мутанта, чей разум был освобожден от оков, видоизменен. Ваши способности наследственные, и это заключение справедливо для подавляющего большинства ваших коллег. Гибель вашей матери - вовсе не ваша вина, а результат сложнейшего взаимодействия ее собственных генов и генного аппарата вашего отца, а потому она была столь же неизбежна и неотвратима, как, например, закат солнца. А смерть ее, как вы справедливо предположили, явилась следствием прямой передачи ваших страданий во время рождения в ее мозг.
Хотя смысл многих слов был не вполне понятен Сэндоу, Потрясатель уловил суть сказанного Берлараком. Подумать только, вот так, сидя за столом со стаканчиком доброго вина в руке, без всякой помпы и торжественности он получает ответ на самый насущный свой вопрос! Теперь у Сэндоу отпали последние сомнения в том, стоило ли пускаться в это опасное странствие, пересекать, рискуя жизнью. Заоблачный хребет, подвергать риску жизнь дорогих ему мальчиков. Да, теперь он ни в чем более не сомневался! А ведь для этого мутанта вожделенное Сэндоу Знание было вовсе не тайной за семью печатями, а просто делом жизни.
Потрясателя обуревали одновременно и жгучая радость, и пронзительная грусть - даже голова у него пошла кругом...
- О ком вы плачете? - спросил главнокомандующий Рихтер.
Он снова сел и даже подвинул свой стул ближе к стулу Потрясателя. Старый офицер дружески сжал руку мага, искренне сопереживая.
- Я оплакиваю себя самого, - ответил Сэндоу. - Оплакиваю все те долгие, мучительные годы, на протяжении которых терзался я ночной бессонницей. Известно ли вам, что стоило булавке упасть на пол, как я тотчас пробуждался? А причиной тому - пусть сам я не желал себе в этом признаться - был страх. Я боялся увидеть во сне свою мать! В детстве меня мучили кошмары: она являлась мне, обвиняла меня в том, что я убил ее.., говорила, будто это из-за меня демоны поволокли в преисподнюю ее бедную душу, якобы в наказание за то, что она подарила миру Потрясателя! И вот я узнаю, что все страдания мои были напрасны... Что я ни в чем перед нею не повинен...
- Но ведь теперь все кончилось, - горячо заговорил Рихтер. - Настало время осмыслить правду и возрадоваться!
- Да, это так, - согласился Сэндоу, утирая рукавом глаза и усилием воли заставляя себя позабыть шестидесятилетний кошмар.
- У нас многое еще впереди, - продолжал Рихтер, не выпуская его руки. - У всех нас! И это куда больше, чем все мы ожидали!
Но Сэндоу уже не нуждался в утешениях, ибо уже вполне овладел собой.
- Помните, - сказал он, - как я говорил вам, что все мы многое узнали друг о друге за время странствия? Так вот, я узнал кое-что и о себе самом. Я всегда полагал, будто свободен от суеверий, не в пример другим Потрясателям, и детские эти страхи не для меня... Но где-то в глубине души моей гнездились и страхи, и суеверия, они питались моей энергией, моей кровью... Втайне от себя самого я верил, что душу несчастной матери моей или похитили демоны, или вознесли на небеса ангелы... И в то время, как я во всеуслышание проповедовал идеи просвещения, я лелеял в сердце позорные страхи! Но этому настал конец. Нить оборвана. Благодаря нашему путешествию я теперь знай себя лучше, чем когда-либо прежде.
Берларак налил еще вина. Все с наслаждением осушили стаканы.
- Ну, а теперь, - сказал белый мохнатый гигант, - нам надлежит хорошенько приготовиться к предстоящей битве. Этот день мы посвятим отдыху, знакомству друг с другом и разработке детального плана атаки. Когда на верхние уровни города спустится ночная тьма, а во всех коридорах автоматически померкнет электрический свет, настанет время напасть на противника и одолеть его.
- За грядущую ночь! - провозгласил Рихтер, поднимая стакан, в котором еще сверкали темным пурпуром последние капли.
Все присоединились к тосту, а затем занялись делами куда более серьезными.

Глава 24

Берларак легко открыл массивную решетчатую дверь, закрывающую проход в воздухоочистительную систему самого нижнего уровня огромного подземного мегаполиса. Внутри было темно, еле слышно гудели какие-то мощные механизмы. Странно, но здесь, подле машин, воздух был спертый, хотя именно они охлаждали его на всем уровне. Отряд вошел в темный тоннель, освещая его электрическими аккумуляторными фонариками, предварительно заряженными от стенных розеток. Темные загадочные механизмы то и дело загораживали проход, словно диковинные гигантские звери, - впрочем, нет, они больше походили на загадочных улиток... Со всех сторон поблескивали бесконечные серебристые трубы со множеством ответвлений, и выглядели они так, словно их установили неделю назад. Толстые трубы воздухопровода, несущие прохладный и свежий воздух в те помещения, которые люди только что покинули, гулко звенели, когда кто-нибудь нечаянно спотыкался и задевал их, а такое случалось сплошь и рядом, ведь приходилось протискиваться в узкие, явно не предназначенные для пешеходов коридорчики. Единственным живым существом, встреченным ими здесь, был паук. Он висел на тончайшей своей паутинке. Трудяга уже наполовину сплел новую паутину и теперь уставился на свет. Круглое толстенькое тельце его покачивалось в воздухе. Некоторое время поразмыслив, он быстро-быстро заскользил вверх и скрылся в тени.
- Архитекторы не предполагали, что тут будут ходить люди, посему не предусмотрели для них никаких удобств, ведь машины должны функционировать сами по себе практически вечно. И они оказались правы. Механизмы работают нормально, как и долгие века тому назад, правда, есть некоторые исключения...
Берларак говорил тихо, почти шепотом, но даже шепот этот таил в себе всю мощь его необыкновенного голоса.
Вскоре они обнаружили ступеньки, про которые уже говорил Берларак. Это был не эскалатор, подобный установленным в главных коридорах, а простая лестница, немногим отличавшаяся от той, что вела с этажа на этаж в фердайнском доме Потрясателя Сэндоу, только сооружена была из кирпича, а не из дерева. Ступени находились в самом темном углу, в тупиковом конце тоннеля - очередное доказательство тому, что архитекторы, проектировавшие подземные коммуникации, не предполагали, что здесь когда-либо станут ходить люди. Здесь, впервые за все время подземных странствий, они обнаружили слой пыли примерно полдюйма толщиной. Вероятно, она накопилась за все эти долгие века. Ноги людей оставляли следы поверх огромных отпечатков лап мохнатых мутантов, которые именно этим путем спасались недавно от вторгшихся в город орагонцев.
Поднявшись по лестнице на два марша, они пошли по коридору следующего уровня воздухоочистительной системы и тут наткнулись еще на двух паучков. Вскоре отряд оказался перед очередной решеткой, за которой находился другой коридор. С начала их путешествия по подземелью минуло всего полчаса.
Берларак включил радиопередатчик, укрепленный у него на поясе, и произнес свое имя.
- Чисто, - ответили по радио с нижнего уровня. Это был голос Корстанула, другого мутанта, в задачу которого входило тщательно просматривать город при помощи скрытых телекамер, - в бывшем полицейском участке, где расположился наблюдатель, был большой монитор. Корстанул доложил, что и на втором уровне не видно ни единого орагонца.
- Резак сюда! - шепотом скомандовал Берларак. Двое мутантов послушно выкатили вперед емкость, наполненную каким-то горючим газом, природы которого Потрясатель не ведал. Синим огоньком загорелся кончик продолговатого инструмента - и решетка была в мгновение ока вырезана по периметру без всякого шума. Все быстро прошли внутрь и устремились прямиком к оружейному складу, местоположение которого знали заранее. Гипнообучающая машина поистине сотворила чудо, и люди теперь работали слаженно, словно хорошо притертые части единого механизма.
Дверь склада тоже вырезали. На пол дождем летели капельки расплавленного металла, которые тотчас же застывали, мерцая, словно драгоценные камушки. Люди быстро выбрали из всех приспособлений самые эффективные. Теперь каждый был вооружен устройством странного вида - наследием далекого прошлого. Оружие это предназначалось для истребления скопта-мимов, но было смертельно опасно и для землян. Через десять минут все уже вновь собрались в коридоре воздухоочистительной коммуникации, а вырезанная решетка была аккуратно вставлена на прежнее место. Вполне можно было пройти мимо, ровным счетом ничего не заметив, хотя при ближайшем рассмотрении следы тайного преступления легко обнаружились бы.
Но люди всецело полагались на то, что у орагонцев не найдется времени пристально осматривать что бы то ни было...
Под тяжестью диковинного вооружения все двигались с трудом, но вскоре достигли ступеней, ведущих вверх, и стали подниматься. Преодолев четыре этажа, они оказались на шестом этаже подземного города - он же был и первым, возвышавшимся над поверхностью земли. Одно подразделение отправилось к очередной решетке, пройдя сквозь которую предстояло внезапно напасть на ни о чем не подозревающих орагонцев.
В подразделение это входили Потрясатель Сэндоу, Грегор, Мэйс и сержант Кроулер. Сопровождавшие их двое мутантов легко, словно ножом, срезали петли решетки своим аппаратом, потом пожелали четверым смельчакам удачи и возвратились туда, где поджидали остальные их товарищи, готовящиеся отправиться на верхние уровни. Поскольку в первом подразделении опытным бойцом был только сержант Кроулер, группе поручили очистить тот уровень, где при помощи телекамер было обнаружено меньше всего орагонцев - лишь около пятнадцати, а для четверых мужчин, столь прекрасно вооруженных, расправиться с ними не составляло большого труда.
Им велено было ждать радиосообщения от Берларака. Теперь у Кроулера к поясу тоже прикреплен был радиопередатчик. Всем подразделениям предстояло изготовиться к бою и нанести удар одновременно. С начала операции минул час. Некоторое время бойцам отряда следовало ждать молча, чтобы не обнаружить себя, иначе они утратили бы преимущество внезапности и, возможно, провалили всю операцию, поэтому Потрясатель Сэндоу получил шанс поразмышлять обо всех тех, кто находился сейчас рядом, в свете всего нового, что узнал он о них за время путешествия.
Грегор был исцелен. Автоматический доктор, эта удивительная машина, наделенная искусственным интеллектом, проглотила серебряный щит с распростертым на нем почти безжизненным телом юноши, потрудилась над ним часа три и выплюнула Грегора уже совершенно здоровым. На ноге юноши не осталось даже послеоперационного шва, и Грегор божился, что во время операции совершенно не ощущал боли. Но невзирая на то, что физически он был здоров, душа его оставалась тяжело раненной. Мальчик еще никогда в жизни не испытывал таких страданий, даже тогда, когда в детстве за ним гнался разъяренный отец, помышляя об убийстве. Возможно, за все те годы, что провел в тишине и покое деревенского дома Потрясателя, он привык думать о себе как о некоем особенном существе. Может статься, он втайне полагал, будто ученик мага, а в недалеком будущем и сам маг, неуязвим? Не исключено. Ну, а теперь, когда мальчик едва не расстался с жизнью, мировоззрение его резко переменилось. Похоже, он утратил мальчишескую наивность, получив взамен зачатки будущей мужественности, а это ему лишь на пользу. Потрясатель-недоучка никуда не годится, разве что фокусы показывать на потеху обывателям. Сэндоу знавал немало таких...
Он перевел взгляд с Грегора на смутно обрисовывавшуюся в полутьме внушительную фигуру Мэйса.
Еще недавно Потрясатель Сэндоу, хотя и утверждал, что любит обоих юношей совершенно одинаково, в глубине души со стыдом ощущал, что младший ученик дороже его сердцу. Эта постыдная тайна заставляла Сэндоу страдать, но с самим собой он должен был быть предельно честен. Теперь же все переменилось. Потрясатель Сэндоу почувствовал, что любит гиганта Мэйса всем сердцем, точно так же, как и Грегора, а может, даже немного сильнее... Во время путешествия клоунские ужимки Мэйса отошли на задний план, и миру явился вполне зрелый, серьезный мужчина, наделенный не только фантастической силой, но и недюжинным умом. Однако не только беспримерные подвиги юноши заставили раскрыться ему навстречу сердце Потрясателя. Главным было другое. Мэйс впервые обнаружил всю глубину и всю силу своей любви к названому брату и учителю. Хотя сила Мэйса и была нечеловеческой, но, спасая там, в горах, Грегора, бессильно повисшего над пропастью, гигант рисковал жизнью. А сколько времени он нес бесчувственного брата на руках - нес молча, без жалоб и стенаний! Ну, а когда Берларак клятвенно заверил молодого великана, что автоматические доктора вернут им Грегора живым и здоровым, Мэйс все же наотрез отказался лечь спать, покуда своими глазами не увидел брата в добром здравии, готового начать привычную словесную перепалку. В результате гигант заснул последним, а пробудился раньше всех, поскольку отчаянно рвался в бой.
Сейчас юный великан выглядел усталым. Он тяжело привалился спиной к стене подле самой решетки, а до атаки оставались считанные минуты... И Потрясатель Сэндоу впервые осознал, что Мэйс давным-давно понимает, что это за штука - смерть, и знает цену жизни в отличие от юного Грегора. Юноша не узнал о себе ровным счетом ничего нового за время путешествия, разве что познал пределы своей физической силы и выносливости. Мэйс - он и есть Мэйс, и таковым останется при любых обстоятельствах - верным защитником для них обоих в бою и добрым ангелом в часы отдыха...
Плечо Кроулера словно никогда и не было прострелено, коренастый сержант чуть ли не прыгал на одной ножке, с нетерпением ожидая предстоящей схватки. Его не мучили сомнения в исходе битвы, он верил в их полную и окончательную победу тверже, чем сам Берларак. Во время краткого периода подготовки и обсуждения деталей этот приземистый человек живчиком сновал среди солдат - то подбодрит одного, то другого похвалит... Казалось даже, что он тут главнокомандующий, а вовсе не Рихтер. А ведь когда-нибудь так оно и будет, понял вдруг Потрясатель. Ведь Кроулер - человек того же типа, что и главнокомандующий, только моложе. Когда настанет время Рихтеру удалиться на покой, лучшей замены ему не сыскать.
Они терпеливо ждали.
Ожидание длилось целую вечность.
И тут внутри радиопередатчика на поясе у Кроулера что-то затрещало. Все тотчас же выпрямились, напряженно вслушиваясь.
- По местам! - раздался голос. - Вперед!

Глава 25

Они действовали в полном соответствии с планом Берларака. Сперва распахнули настежь решетку. Она отлетела в сторону и, громко лязгнув, ударилась о каменную стену. По гулким коридорам тотчас же разнеслось эхо, словно кто-то ударил в звонкий колокол. Едва эхо стихло, в коридоре послышались голоса. Они приближались. Подпустив врага как можно ближе, сержант Кроулер проворно выкатился из темноты коридора и взял оружие наперевес.
На нем было теперь нечто вроде черной кожаной сбруи - ремешки, пропущенные под мышками, перекрещивались на спине, груди и плотно обхватывали талию. Два легких металлических бруска, укрепленные на ремешках, лежали на плечах. К ним присоединен был странный на вид полуколпак из металла, напоминающего медь, - закрытый спереди, но оставляющий открытым затылок. Впереди виднелись три конических выступа длиной в несколько дюймов. Со шлема вниз спускался гибкий металлический провод, тянущийся к странной коробочке, которую сержант сжимал в левой руке. На верхней панели этого приборчика было две кнопки.
При нажатии на первую странное оружие начинало стрелять и стреляло до тех пор, покуда кнопку не отпускали, вторая западала после нажатия - и оружие стреляло автоматически, покуда стрелок не касался первой кнопки. Это высвобождало руки бойца для ближнего боя, во время которого оружие продолжало палить по более удаленным целям.
Кроулер нажал на первую кнопку, одновременно делая движения головой, чтобы нацелить укрепленное на плечах оружие на противника. Не появилось ни огня, ни летящих пуль. Берларак назвал это приспособление виброружьем. Звуковое оружие распространяло вокруг себя волны звуков, которые не воспринимало человеческое ухо. Однако выстрел свалил с ног сразу четверых орагонцев. Казалось, их сшибла с ног ударная волна огромной силы.
Остальные трое солдат первого подразделения последовали за Кроулером в коридор, но стрелять не стали. В этом не было никакой надобности.
Упавшие орагонцы зажимали руками уши, но все было тщетно. Виброружье воздействовало не только на барабанные перепонки, а на все клеточки тела вместе взятые, поражая центральную нервную систему. Это вскоре стало совершенно очевидно - враги катались по полу, судорожно двигая руками и ногами, словно марионетки, которых дергал за ниточки невидимый кукольник.
А виброружье Кроулера продолжало свое смертоносное дело.
- О боги, почему они не умирают? - прошептал Грегор, выразив изустно всеобщее отвращение к этому жесточайшему средству уничтожения, мгновенно превратившему здоровых мужчин в подергивающиеся полутрупы.
И словно в ответ на его молитву тела поверженных перестали сотрясать судороги, и все четверо замертво простерлись на каменном полу в неестественных позах, точно их поразила молния. Они были мертвы...
Только пузыри кишечных газов вырвались на волю из утробы одного мертвеца, тело его слегка дернулось напоследок. Звук был ужасен, будто квакнула гигантская отвратительная лягушка.
Кроулер поднялся с колен. При виде жертв от лица его отхлынула вся кровь. Ноздри сержанта раздувались. Глаза расширились.
- Прошу вас, - голосом, полным отчаяния, сказал он, поворачиваясь к товарищам, - если это, конечно, возможно... Небом и всеми богами, обитающими там, заклинаю вас при очередной встрече с противником воспользоваться вашим оружием, чтобы мне вновь не пришлось применить эту дьявольскую штуку!
Все согласно закивали.
Кроулер стер с побелевшего лба крупные бисеринки пота.
В помещении стояла мертвая тишина. Никто из орагонцев не спешил узнать, отчего громко хлопнула вентиляционная решетка, никого не привлекли и хрипы умирающих. О, это была тихая, тихая смерть...
- Пора двигаться дальше! - сказал Мэйс, мгновенно заметивший растерянность Кроулера и потому принявший командование.
Но коренастый сержант тотчас же опамятовался и снова стал прежним - хладнокровным и решительным.
- Верно, пора, - сказал он. - Мы уложили четверых, остается еще одиннадцать, и их надо отыскать. Если верить последним данным, полученным от системы скрытых телекамер, пятеро находятся в самом большом помещении в дальнем конце этой части коридора. Они следующие у нас на очереди...
Дарклендцы шли вперед, перешагивая через трупы, пока не ступили на широкую движущуюся резиновую ленту, протянутую в самой середине коридора и предназначенную для транспортировки грузов как по этому коридору, так и по всем остальным.
Несколько мгновений спустя лента уже уносила их со скоростью около двух миль в час все дальше и дальше от мертвых тел, навстречу новым схваткам.
Потрясатель Сэндоу чувствовал себя с ружьем в руках не вполне уютно, словно шлюха на воскресной службе или епископ в борделе. Убийство, мягко говоря, не было его коньком. Впрочем, он надеялся, что в решительный момент ему удастся преодолеть внутреннее сопротивление, подобно тому, как во время долгого путешествия удавалось заставлять старое свое тело совершать чудеса.
Они сошли с движущейся ленты с правой стороны и крадучись направились к тому самому помещению, где находились пятеро орагонцев. Это был небольшой магазинчик. Надпись над входом гласила:
"Средства персональной защиты от Кольдермейссера". Солдаты отбирали внутри магазина ружья, чтобы вооружить своих собратьев, которым предстояло воевать с армией Даркленда.
Мэйс вошел в двери, загородив внушительным своим телом дверной проем. Позади него стоял Кроулер, на случай, если в его ужасающем оружии все-таки возникнет необходимость. Гигант выстрелил из легкого, почти невесомого оружия, которое держал у бедра. Трое орагонцев едва успели обернуться, как были сбиты с ног и опрокинуты на штабеля сложенных ружей. Тела их взорвались, как лопаются перезрелые плоды. Во все стороны брызнула кровь и еще что-то непонятное, а оземь грянулись опустевшие оболочки с легкими косточками внутри. Эффект был, пожалуй, пострашнее, чем от виброружья Кроулера. В троих поверженных орагонцах лишь с величайшим трудом можно было признать теперь людей...
Итак, тремя врагами стало меньше.
Только тут до Потрясателя дошло, что в комнате недостает еще двоих вражеских солдат, которые согласно последнему сообщению Корстанула должны быть здесь. И тут слева, из дверей расположенного рядом магазинчика, показалась парочка орагонцев. Они увлеченно беседовали, не замечая дарклендцев.
Мэйс и сержант Кроулер были еще внутри оружейной лавки, посему не поспели бы ко времени.
И Потрясатель Сэндоу понял: настало время действовать им с Грегором, и чем скорее, тем лучше.
...А время внезапно замедлилось - оно текло, словно вязкий густой сироп...
Потрясатель никогда не был жестоким и не допускал насилия. Правда, существовало правило, дозволявшее Потрясателю убивать на большом расстоянии, если таково будет его решение, а также если у него хватит энергии на столь многотрудное дело. Сэндоу даже был лично знаком с Потрясательницей по имени Силбонна - женщиной, наделенной как - красотой, так и необыкновенным умом, чьими услугами воспользовался мятежный принц из островной империи Саламанте, чтобы устранить соперника, мешающего ему завладеть троном. Силбонне пришлось очень долгое время поститься, чтобы изнурить тело свое и высвободить дух, который таким образом обрел способность действовать самостоятельно и во много раз быстрее, нежели при обычных обстоятельствах. Потрясательница не вкушала ничего, кроме ничтожного количества сыра, запивая его глотком вина, и усердно творила ритуальные заклинания, мысленно представляя себе иглу, на кончике которой сосредоточена была вся ее сила. Потом она пустила незримую эту иглу в полет, и та вонзилась в лоб сопернику мятежного принца. Затем в течение трех дней, практически не смыкая глаз, сотрясательница трудилась, ввинчивая эту иглу все глубже в мозг своей жертвы. Наконец у принца произошло обширное кровоизлияние в мозг, от которого он в одночасье скончался. Какова была награда за сей поистине беспримерный труд, Сэндоу не помнил. Он знал лишь, что сам никогда бы не позволил себе ничего подобного, какие бы сокровища ему ни посулили... Лишь однажды он изменил своему обычаю. Лишь однажды за всю свою долгую жизнь применил он силу свою с целью лишить человека жизни, когда "помог" разгоряченному вином отцу Грегора свалиться в пропасть. Но впоследствии позволил благословенному доктору-времени обвести себя самого вокруг пальца и подсластить пилюлю... Полно, да причастен ли он к гибели этого пропойцы? Да наверняка нет! Сила Потрясателя просто не может воздействовать на человека столь внезапно, да еще без предварительных подготовительных заклинаний... Не сила же его ненависти, в самом деле, толкнула в спину этого человека! И все же... Ведь Сэндоу никогда не считал свою силу всецело магической, подозревая, что существуют куда более материалистические объяснения необычайным его способностям... Он обернулся и взглянул в лицо Грегору. Может, стоит обождать, ведь Грегор уже поднимает оружие? Да-да, пусть Грегор выстрелит и уложит наповал этих двоих! Пусть это сделает Грегор, возможно, тогда он окончательно превратится в зрелого мужчину...
А двое солдат тем временем - о как медленно течет время, как медленно! - только начинают осознавать, что лицом к лицу с ними стоит неумолимый враг...
Нет! Потрясатель Сэндоу внезапно понял: Грегор не должен принять на душу грех убийства! Это должен сделать он, мудрый Сэндоу, ведь ему будет куда легче потом с этим справиться. Им с Мэйсом, совершив убийство, удастся потом оправиться. Но этот хрупкий и бледный юноша, почти еще подросток, с этим не сладит! Нет, эта ноша ему пока не по плечу. Грегор лишь недавно понял, что за штука - смерть, лишь недавно осознал, что и сам смертен... А к тому, чтобы лишить жизни другого человека, он не готов! Это может сломить дух мальчика навсегда...
Время внезапно ускорило свой бег, и вот у Потрясателя уже перехватывает дыхание...
Он вскинул оружие.
И выстрелил.
Орагонцев отбросило назад, потом они рухнули на каменный пол. Несколько мгновений их тела еще конвульсивно подрагивали, но вот затихли. От них поднимался еле заметный дымок...
"Ну что ж, - подумал Потрясатель Сэндоу, - вот круговорот моей жизни и завершен. Я вошел в этот мир, умертвив родную мать, теперь снова на руках моих кровь. Крови матери своей я не видел, а эту кровь вижу ясно, даже чересчур ясно. Но и то, и другое - смерть... Разница лишь в том, что сейчас я вполне понимаю, ради чего убил. Человеку под силу с этим справиться, причем куда легче, нежели победить демонов и черную магию..."
- Девять, - будничным тоном произнес Кроулер. - Осталось всего-навсего шестеро. Давайте поторопимся, покуда эта шестерка не набралась ума-разума...
И маленький отряд двинулся вперед. Стали они мудрее? Нет. Устали? О да...

Глава 26

Грегор так никого и не убил.
В этом Потрясатель Сэндоу и нашел единственное утешение... Руки Грегора так и не обагрила кровь...
Вверенный им уровень они отвоевали у орагонцев минут через двадцать после того, как с шумом проникли сквозь железную решетку и расстреляли из виброружья первую четверку ненавистных вражеских солдат. Последнюю шестерку они тоже застали врасплох и благодарили небо за то, что достигли этой маленькой победы столь легко.
На верхних этажах уже часа два кипела битва. Похоже, отряды их товарищей встретились куда с большим числом орагонцев, нежели предполагали. Или же этот косматый Берларак знал все заранее, но скрывал от дарклендцев горькую правду, дабы убедить их принять участие в битве? Откуда-то сверху доносились глухие раскаты взрывов, от которых стены сотрясались даже здесь. А несколько раз они отчетливо услышали даже крики раненых. Возможно, звук проникал через шахту мертвого лифта. Но уверенности в этом не было....
Корстанул связался с ними спустя час, к тому времени их уровень был уже свободен от орагонцев. Мутант сообщил, что подразделение орагонцев спускается по эскалаторам (лифты полностью блокированы) и вскоре достигнет отважной четверки, если другим отрядам не удастся их перехватить. К счастью, орагонскому подкреплению так и не суждено было достичь шестого этажа...
Радиопередатчик принес дарклендцам радостную весть. Победа! Полная победа! Город освобожден от захватчиков при помощи сверхнауки далекого прошлого, возрожденной белыми мохнатыми мутантами. Вскоре после этого Берларак, Рихтер и остальные возвратились в помещение полицейского участка, где их уже поджидал первый отряд. Им предстояло отпраздновать победу, а что еще, собственно, делать после столь короткой и триумфальной битвы?
- Нам так и не удалось перебить их всех, - сказал возвратившийся Берларак, - хотя я ничего против этого не имел, ибо слишком хорошо помню, что сделали они с моими собратьями...
В левом плече его торчала стрела, и алая кровь, стекая по белоснежному меху, прочертила на нем яркую полоску. Впрочем, белоснежный мутант никоим образом не обнаруживал, что страдает от боли, и во время разговора жестикулировал обеими руками совершенно свободно.
- Неужели кому-то из орагонцев удалось ускользнуть? - спросил Потрясатель Сэндоу.
- Да, - кивнул Рихтер. - Около пятидесяти орагонских дьяволов ускользнули на летающих машинах и улепетывают теперь на запад. Они дуют во все лопатки, если можно так выразиться... Нынче же вечером они угостят Джерри Мэтабейна страшными сказками, а то и раньше, при помощи своих чахлых радиопередатчиков. Еще полсотни удирают на своих двоих, во весь дух мчась прямо к сосняку, что растет к северу от города. Верно, они надеются, что Орагония пошлет войска, чтобы вновь захватить мятежный город. Но я всерьез подозреваю, что они недооценивают наше вооружение, хотя вволю им наелись. Нас отсюда так просто не выбьешь, доложу я вам!
- Да, сделать это не так-то легко, - согласился Берларак.
- И что же теперь? - спросил Потрясатель Сэндоу. - Чем можем помочь родному Даркленду? Ведь именно ради этого вы и отправились сюда, главнокомандующий Рихтер!
- Сущая правда. И я об этом не позабыл. Я уже переговорил с Берлараком и просил его предоставить в наше пользование летательные аппараты, оснащенные оружием вроде того, которым мы пользовались во время недавнего боя. Но он говорит, что может предложить нам нечто куда более эффективное, нежели летающие тарелки...
- И что же это такое? - спросил Сэндоу, адресуясь непосредственно к белому мутанту.
Потрясателем овладело странное чувство: ему чудилось, будто он беседует со снежной бабой, слепленной фердайнскими ребятишками. За все время, что он общался с мутантами, такая дикая мысль возникла у него впервые. "Возможно, - рассуждал он про себя, - разум мой, освободившись от непосильного бремени, таким образом развлекается... Ведь мы так многого достигли в последние дни, что не грех и передохнуть".
- Лучше уж сразу показать, чем попусту расточать красноречие, - усмехнулся Берларак. - Так будет много лучше...
- Ну, тогда покажите, - попросил Сэндоу.
- Нам понадобится спуститься, - сказал Берларак. - Внизу есть уровни, до которых можно добраться только по лестницам.
Мэйс, Грегор, Кроулер, Рихтер и Потрясатель Сэндоу двинулись вслед за Берлараком по хитросплетению подземных коридоров и вскоре очутились в небольшой комнатке полицейского участка. Стены тут завешаны были полками, уставленными кассетами с отчетами о древних преступлениях - ограблениях, убийствах и тому подобном. На дальней стене выстроились в ряд тяжелые массивные ящики, которые, казалось, просто немыслимо сдвинуть с места. Берларак легко выдвинул верхний левый ящик, запустил в него руку, словно пытаясь что-то отыскать. Вот он нашарил искомое, какой-то рычажок... И верхний правый ящик вдруг пополз вверх, а позади него обнаружился ход, за ним ступеньки...
Берларак прямиком туда и направился, посоветовав остальным глядеть под ноги, ибо ступеньки тут были влажны и поросли лишайником. Пахло влажной землей и водой. Судя по запаху, где-то поблизости был довольно большой водоем. В каменный потолок на расстоянии футов десяти друг от друга вделаны были светильники, впрочем, до такой степени потускневшие от времени, что почти не давали света. Путники едва видели друг друга...
Спустившись вниз футов на сто, они достигли цели своего путешествия. Это была скальная полка, явно устроенная человеческими руками и неким неведомым способом отполированная так, что по ней могли ездить небольшие машины, которые во множестве располагались в нишах, вырубленных в стене. Все эти механизмы заросли грибами и насквозь проржавели. В одной их таких машин, где могли уместиться всего четверо, расположились три скелета, словно направляющиеся прямиком на свидание с демонами и призраками. Путники шли все вперед и вперед и наконец очутились у кромки воды. Это было подземное озеро. Располагалось оно в пещере, высота которой составляла около двадцати футов, а местами даже и того меньше.
- Осталось совсем чуть-чуть, - заверил спутников Берларак.
Люди послушно следовали за мутантом, спускаясь все ниже и ниже, и вот увидали нечто неведомое, плавающее под водой. И это нечто словно поджидало их.
Оно было около четырехсот футов длиной, посему едва умещалось в подземном озере, и походило на громадную сигару, причем с шеей, которая росла прямо из серого округлого тела. Однако на шее отсутствовала голова, вместо нее во все стороны тянулись провода, назначение которых было покрыто мраком тайны. Совсем близко от ошеломленных людей, у самой поверхности воды, мерцали два огромных глаза - выходит, это все-таки была голова. Но на ней - ни ноздрей, ни пасти, лишь два янтарных глаза, каждый около четырех футов в диаметре. Глаза эти, казалось, с грустью взирали на людей.
- Дракон! - хрипло ахнул Кроулер, испуганно отпрянув.
Бедняга чуть было не сверзился прямо в воду. Он произнес то самое слово, что пришло на ум всем при виде этого существа, за исключением разве что Берларака. Никто не желал приближаться к зловещему созданию, хотя оно не шевелилось и, казалось, само было напугано. Возможно, готовилось взлететь.., или нырнуть?..
- Это вовсе не дракон, - мягко поправил человека Берларак.
- А что еще может так вот лежать под водой, словно поджидая...
- Подводная лодка, - прервал Берларак бормотание сержанта Кроулера. - Это не что иное, как подводная лодка.
- Это что еще за штука? - спросил Кроулер, уже не столь опасливо взирая на огромную сигару.
- Я знаю, что это такое, - сказал Потрясатель. - Я читал о подводных лодках в старинных книгах и если считал что-либо вымыслом, даже после всего того, что привелось мне повидать, то именно эти машины. Неужели она действует?
- Еще как" - " утвердительно кивнул Берларак. И принялся рассказывать дарклендцам, на что способен этот изумительный механизм.
Его то и дело прерывали, задавая вопросы, а несколько раз люди выказали откровенное недоверие к его словам. Но мутанту довольно скоро удалось заставить людей поверить во все, что он говорил. Впрочем, позицию скептиков существенно ослабляло присутствие безмолвного чудовища, поджидавшего их под толщей темной воды...
- Но почему она тут плавает? - спросил Рихтер, пристально рассматривая корпус подводной лодки и даже отваживаясь его коснуться.
Пальцы его нащупали холодный металл, ничуть не походящий на чешуйчатую драконью кожу...
- Мы предполагаем, что члены городского совета, или, возможно, городские богачи подготовили себе таким образом путь к отступлению из города на случай внезапного вторжения скопта-мимов...
Рихтер нахмурился:
- Но почему тогда они им не воспользовались?
- Вы сами по пути видели кости, - ответил Берларак. - И подводная лодка, когда мы ее обнаружили, тоже полна была скелетов - мы их просто выбросили. Судя по всему, тут не обошлось без интриг. Видите ли, в те давние времена умирающая культура землян порождала массу внутренних конфликтов: раса ополчалась против другой расы, дети воевали с отцами, а представители одной религии - с представителями другой... Нечто в этом роде произошло и здесь, в этом городе, а в результате никому так и не удалось уцелеть...
Рихтер повернулся к Потрясателю Сэндоу и двоим его приемным сыновьям:
- Цель ваша изначально существенно отличалась от моей, добрый маг. Вы достигли всего, чего желали: вот оно, вожделенное ваше Знание, у вас в руках. Вы будете вполне счастливы здесь, в этой сокровищнице древней мудрости. Я не желаю вас принуждать, если вы не пожелаете добровольно сопровождать нас. Да в этом, собственно, и нет необходимости...
- Еще как есть! - воскликнул Сэндоу. - Причем насущнейшая необходимость! Правда, она напрямую не касается ни ваших интересов, ни нужд Даркленда. Это мое личное и горячее желание. Я никогда не плавал на подводной лодке, хотя давным-давно об этом мечтаю. Летающие тарелки подобны обыкновенным птицам, посему они меня не привлекают. Конечно, и обыкновенные рыбы плавают под водой и плавали там еще тогда, когда на Земле не было людей, однако субмарина движется куда быстрее любой рыбы. И плавает глубже большинства из них. Если я поплыву на подводной лодке, то многое сумею рассмотреть по пути. И я не намереваюсь упускать столь потрясающий шанс!
- Но как мы научимся ею управлять? - поинтересовался Кроулер.
- А при помощи все тех же гипнообучающих машин. Впрочем, подводная лодка практически полностью автоматизирована и почти не нуждается в помощи человека. Правда, мы подготовили кое-какие пленки для себя, но с радостью представим вам право первыми ступить в чрево дракона.
- Тогда давайте-ка поторопимся, - проявил нетерпение Рихтер. - Уже около половины территории Даркленда стонет под игом жадного до наживы Джерри Мэтабейна...

Глава 27

Спустя тридцать шесть часов после отбытия из города члены дарклендской экспедиции были уже неподалеку от границ вражеской Орагонии...
Они стартовали из подземного озера, таившегося в недрах заброшенного города, в три часа пополудни, тотчас после окончательной победы над захватившими его орагонцами. Спали они по очереди, чтобы кто-нибудь все время бодрствовал, готовый ко всякого рода неожиданностям. На борт субмарины погрузили множество ружей и другого вооружения, чтобы в случае внезапного столкновения с армией орагонцев не пришлось бы противостоять им с жалкими луками и стрелами в руках. Впрочем, и сам подводный дракон был на многое способен... Он снабжал пищей своих пассажиров, всасывая в свои недра рыбу и водоросли, богатые белком, а в его чреве находился настоящий миниатюрный завод по переработке этого сырья: там оно расщеплялось на молекулы, из которых извлекались полезные протеины и витамины, а ненужное извергалось вон. Конечный продукт - прессованные съедобные кубики были очень питательны, хотя на вкус оставляли желать лучшего. Впрочем, этот недостаток путники восполняли, употребляя в пищу сохранившиеся с древних времен консервы в жестяных банках, все еще вполне пригодные для еды. Тратить же время на приготовление пищи они считали непозволительной роскошью. Да банибальцы, впрочем, привыкли питаться черствым хлебом, закусывая его сушеным мясом, поэтому им вовсе не требовался изысканный стол. Семь емкостей были доверху наполнены чистой питьевой водой.
Перед отплытием они тепло простились с мутантами, выразив надежду на скорую встречу.
Таинственный дракон погрузился в воды подземного озера и скрылся из глаз...
Необходимо было все время следить за курсом корабля, поскольку встроенный компьютерный автопилот запрограммирован был в полном соответствии с древней картой мира, а мир с тех пор в значительной степени переменился. Форма континентов стала совсем другой. Появились новые моря и реки, а не водные пути, по которым прежде с легкостью могла пройти субмарина, были начисто стерты с лица Земли. Те, кто некогда выстроил подводную лодку, предполагали пройти на ней по подземной реке, преодолев таким образом Заоблачный хребет. Река эта брала начало в том самом подземном озере, где была обнаружена субмарина. Оттуда они намеревались попасть в реку Шатогу, затем - в фьорд у самого подножия Банибальских гор, затем плыть на юг, в Тихий океан, ныне именовавшийся морем Саламанте. Но вот незадача: Заоблачного хребта тогда не было и в помине! А Банибалы были много ниже, чем теперь... Словом, этого пути более не существовало. Но дарклендцам удалось отыскать путь из подземного озера в Великое Внутреннее море, где уже побывали путешественники-саламанты и довольно сносно обследовали его берега. Оттуда дарклендцы проследовали через пролив Бортелло в Северное море, и попасть в море Саламанте оказалось уж совсем пустяковым делом. Резко свернув на юг, они вскоре достигли побережья Орагонии. Подводный дракон двигался стремительно, и ни одна рыба из тех, что во множестве повидали они за время плавания, не смогла бы за ним угнаться. Люди управляли огромным судном с игривой легкостью - гипнообучающие машины в кратчайшие сроки сделали их заправскими мореплавателями.
С того самого момента, как ступил на борт, Потрясатель Сэндоу неустанно бродил по субмарине. Он почти не спал, просто не мог заснуть, окруженный такими чудесами. Маг подолгу простаивал перед янтарными иллюминаторами, завороженно взирая на красоты подводных пейзажей, наблюдая за странными созданиями с восемью ногами, размером почти в половину субмарины, и за стаями мелкой рыбешки. Он восхищенно любовался зарослями морских водорослей, которые лениво колыхались, словно лес на ветру...
Тридцать шесть часов спустя после отплытия, в три часа ночи, Потрясатель увлеченно изучал устройство по выбрасыванию мусора в воду, что располагалось неподалеку от "кухни", где приготовлялись питательные белковые кубики. Устройство это, казалось, было величайшим достижением мудрости неведомых создателей подводного дракона. Подумать только, сколько времени, сил и научной смекалки потребовалось, чтобы создать приспособление для столь будничной надобности! Разум Потрясателя никак не мог с этим смириться...
Бронзовая труба десяти - двенадцати дюймов в диаметре поднималась футов на пять над палубой субмарины. Она была очень плотно закрыта тяжелой крышкой с задвижками. Поскольку подводный дракон мог провести под водой несколько месяцев кряду, труба эта была жизненно необходима. Нижний ее конец находился в чреве морского чудовища и был плотно закрыт точно такой же крышкой во избежание внезапной разгерметизации, способной привести к гибели судна. Имелась тут и сложнейшая система электронного контроля, которая вовремя предупредила бы экипаж об опасности. Мусор же в специальных мусоросборниках утрамбовывался и упаковывался в пластиковые пакеты, к которым привязывались камни в качестве груза, единственно ради этого и хранящиеся на борту. Затем автомат помещал несколько брикетов в трубу и под давлением "выплевывал" их в воду, после чего крышка вновь плотно закрывалась. Груз же необходим был для того, чтобы мусорные брикеты случайно не всплыли, обнаружив местоположение субмарины.
Потрясатель ради эксперимента запихал в трубу пластиковый пакет, наполненный мелкими камушками, и завороженно следил за мерцанием красных и зеленых огней на наружном конце трубы, когда внезапно появился юный Тук.
- Ах, вот вы где, Потрясатель! - воскликнул рыжеволосый юнец.
- Вот он я, - подтвердил Сэндоу. - А вот он ты... Послушай, неужто ты развлекаешься тем, что по ночам крадешься по темным коридорам и до смерти пугаешь стариков вроде меня?
Тук ухмыльнулся:
- Угу... Но только если старики вроде вас по ночам вылезают из тепленькой постельки и шляются неведомо где...
- Да лежал я, лежал в постельке! - воскликнул Сэндоу. - Но мне там не понравилось...
- Все потому, что подле вас не лежало мягкое тельце, сочное и душистое, - с ухмылкой произнес Тук.
- Ну и что бы, по-твоему, стал я делать, ежели бы оно там лежало? Я давным-давно утратил интерес к такого рода вещам...
Тук захохотал, но тотчас посерьезнел - похоже, он внезапно припомнил, ради чего разыскивал Потрясателя:
- Командир послал меня сообщить вам кое о чем, а я не нашел вас в постели, вот и стал шарить по всему кораблю.
- Так что же он хотел мне сообщить?
- Мы приближаемся к побережью Орагонии в районе столицы. Огни гавани Блэкмауса хорошо видны, но город скрывает ночная тьма.
- Полагаю, законы войны жестоки... - задумчиво произнес Сэндоу.
- Да, и я такого же мнения.
- Тогда давай пойдем и поглядим, как наш дракон изрыгает пламя.
И они направились в нос диковинного судна, оставив позади потрясающий механизм, столь завороживший Сэндоу.
Рихтер, Кроулер, Мэйс, Грегор и еще человек шесть дарклендцев поджидали их в рулевой рубке, подле двух огромных янтарных глаз-иллюминаторов. Субмарина медленно поднималась на поверхность, и в иллюминаторы уже видна была бархатная темнота ночи. Свет в рубке погасили, чтобы его ненароком не заметила стража, патрулирующая гавань, лишь матово светилась приборная панель. На лицах людей играли серебристо-синие блики, и Потрясатель Сэндоу вспомнил вдруг фантастический кристальный лес и тамошнюю игру света...
- И что теперь? - спросил Потрясатель, пристально глядя на мерцающие невдалеке огни вражеской столицы.
- Перво-наперво, - заговорил главнокомандующий Рихтер, - я решил обстрелять город ракетами. Нет, не ядерными! Искренне надеюсь, что этой крайности удастся избежать. Однако теперь полагаю, что палить по городу вовсе не надобно. Над городом, выше по склону, расположен замок Джерри Мэтабейна, и цель эта мне куда более интересна...
Там, куда указал Рихтер, мерцали огоньки и вырисовывался смутный абрис высоченных башен и неприступных стен обиталища безумного императора. Дворец казался таким далеким, таким нереальным, что Сэндоу на мгновение показалось, будто они намереваются воевать-с призраком. И он понял вдруг, почему воители прошлого, люди несомненно куда более цивилизованные, нежели они сами, с такой легкостью относились к разрушениям, производимым во время военных действий. С борта летательного аппарата или сквозь прицел субмарины цель казалась совершенно игрушечной. И убийца вовсе не считал себя убийцей - нет, он был просто стрелком в тире, увлеченно палящим по мишени, крошечным винтиком в мощнейшем механизме войны...
- И вы намереваетесь обстрелять непосредственно дворец Джерри в надежде, что без него армия дрогнет и разбежится? Помните: другой диктатор тотчас же примет бразды правления! Гибель диктатора-одиночки не властна переменить государственную политику!
- Дело не только во дворце, - сказал Рихтер. - Там на склонах выстроилось в ряд около полусотни летающих тарелок, а также какие-то самоходки во множестве. Вполне возможно, перед нами львиная часть вражеского арсенала.
Сэндоу пригляделся.
- Я ничего не вижу! - признался он наконец. - Откуда вы это взяли?
Рихтер протянул Потрясателю тяжеленный бинокль:
- Поглядите через эту штуку. Говорил же я вам, дружище: госпожа Удача явно повернулась к нам лицом!
Потрясатель Сэндоу поднес бинокль к глазам и изумленно ахнул. Это оптическое приспособление было поистине магическим - сквозь него ландшафт можно было видеть столь же ясно, как при ярком свете дня. Сэндоу даже отнял от глаз бинокль - единственно ради того, чтобы убедиться, что среди ночи внезапно не взошло солнце. Но на бархатно-черном небе все так же мерцали звезды. Он вновь взглянул в бинокль и под самыми стенами дворца увидел выстроенные в ряд летающие тарелки. Был тут и широчайший выбор разнообразной наземной военной техники - грузовики, самоходки, танки...
- Но это наверняка не все запасы Джерри, - заметил Сэндоу.
- Разумеется, - согласился Рихтер. - Нам достоверно известно, что немалое число летающих тарелочек и наземной техники орудует сейчас на территории Даркленда. Это, разумеется, не все, но определенно большая часть вооружения проклятых орагонцев. Утрата такого богатства станет для них тяжелым ударом.
- Судя по вашим словам, вы знаете последние новости из Даркленда.
- Час тому назад, - объяснил Рихтер, - мы перехватили радиосообщения. Кто-то из пилотов, находящихся в южных графствах Даркленда, переговаривался с дворцом Джерри. Подлец говорил, что держат оборону лишь графства Лингомаббо, Дженнингсли и Саммердаун, а остальные двадцать семь уже сдались на милость Джерри Мэтабейна. Он взахлеб рассказывал о концлагерях, где содержат будущих рабов, о наших женщинах, которых насильно превратили в проституток... Генерал Дарк со своими женами сейчас находятся в Саммердауне, у самого фьорда, и им некуда будет деться в случае, если падет их последний оплот. Джерри Мэтабейн приказал казнить генерала, как только тот будет схвачен, а затем перевезти его тело в Блэкмаус для публичного глумления и предания огню. Генералу сперва выпустят кишки, говорил он...
Рихтер поперхнулся, побагровел и умолк. Казалось, он вот-вот задохнется.
- Стало быть, они играют по-крупному...
- Ставки, как никогда, высоки.
Тогда нам следует поторапливаться, - сказал Потрясатель Сэндоу. - Судьбу нашего повелителя может решить какой-нибудь час.
Рихтер повернулся к Кроулеру, который колдовал над орудием:
- Определили расстояние, сержант?
- Вот показания радара: до дворца три с четвертью мили.
- Прекрасно. Чтобы нанести минимальный урон зданиям, расположенным ниже по склону, воспользуемся ракетами с регулируемой силой взрыва. Они разнесут дворец изнутри, почти не тронув крепостных стен.
Слушаюсь, командир!
Когда будете готовы, сделайте три выстрела один за другим.
Все, кроме Кроулера, прильнули к янтарным иллюминаторам. И вскоре услышали слабое шипение. Траекторию первой ракеты в ночном небе можно было проследить - черноту неба прочертила тонкая струйка дыма, которая вскоре рассеялась. Странный звук раздавался еще дважды, и дважды из жерла орудия вылетала неумолимая смерть.
Люди напряженно ждали.
Время вновь замедлило ход, совсем как тогда, в подземном мегаполисе, когда Потрясатель осознал, что обязан убить, дабы спасти юного Грегора от тяжкого бремени вины...
Ночь была непроницаемо-черна.
Ночь была безмолвна.
Но вот она взорвалась белыми и алыми сполохами, и послышался звук, словно огромное стадо перепуганного скота бежало по огромному барабану.
Склоны горы чуть ниже дворца озарились ярко-оранжевым сиянием - это внутри стен обители тирана Джерри взорвались ракеты. Затем в центре каждой вспышки расцвел роскошный угольно-черный цветок. Он расправлял лепестки, рос, съедая огонь, но потом постепенно стал увядать, и вот исчез, оставив после себя лишь изуродованные останки механизмов. Дома же, расположенные ниже, даже не загорелись и казались нетронутыми.
- Еще три снаряда! - приказал неумолимый Рихтер. - Теперь стреляйте чуть повыше.
- Слушаюсь, командир.
И все повторилось вновь: тишина в рулевой рубке, затем еле слышное шипение, струйки дыма во тьме, огонь и грохот, диковинные черные цветы, всепожирающее пламя, руины...
- Поднимите орудие еще немного вверх! - приказал Кроулеру Рихтер. - Мы дадим три залпа, по три снаряда за раз, потом еще и еще. И так до тех пор, покуда не сравняем с землей все, что находится на этом чертовом склоне!
Тринадцатый, четырнадцатый и пятнадцатый снаряды угодили прямо во дворец Джерри Мэтабейна, вдребезги разбив крепостную стену и обратив гранит в облака пара. По развалинам уже бегали люди, вооруженные ружьями и гранатами, но не могли отыскать коварного врага, как ни старались. Следующие три снаряда испепелили всех этих людей заживо, и теперь вершина холма была голой и безжизненной, словно в первый день творения. Если Джерри Мэтабейн находился во дворце, что, скорее всего, так и было, ему не удалось уцелеть в этом пекле.
В рулевой рубке царило безудержное веселье. Солдаты принялись распевать во все горло патриотические песни, изо всех сил хлопая друг друга по спинам. Они не просто веселились - они наслаждались, упивались тем, что тиран Джерри Мэтабейн, ненавистный им чуть ли не с пеленок, отправился к праотцам.
И Потрясатель радовался вместе со всеми, хотя далеко не так бурно. До людей, не в пример магу, похоже, пока не доходило, что на их глазах только что погибли сотни людей. Причем не только солдаты, находившиеся во дворце, но и жены их, и детишки, ровным счетом ни в чем не повинные...
А Рихтер приказал откупоривать вино, и вскоре кубки наполнила до краев пенящаяся пурпурная жидкость...
Но Потрясатель Сэндоу неотступно размышлял об этой странной "безликой" войне и о том, что принесет она в этот мир. Убийство на большом расстоянии казалось.., не совсем убийством, что ли? Противник на таком расстоянии представлялся сборищем безликих и крошечных существ. Это были в первую очередь мишени, а уж потом - мужчины, женщины, дети... Лишь теперь Потрясатель осознал, почему орагонский пилот, безжалостно расстрелявший их отряд подле тростниковой рощи, даже после этого продолжал считать себя достойным человеком и добрым солдатом. С борта своей летающей тарелки он палил вовсе не по людям, а по крошечным копошащимся насекомым. Ах, насколько благотворнее для Вселенной была война врукопашную, когда противники, орудуя лишь мечами да кинжалами, видят искаженные болью лица друг друга и потоки льющейся крови! Если бы люди всегда видели, как вываливаются из чрева противника внутренности, как раскалывается надвое от удара его череп - о, насколько меньше стало бы желающих взять в руки оружие! Причем с обеих сторон! Но вот они, сами того не желая, воскресили страшный способ массового убийства на большом расстоянии, и мир вскоре овладеет им в совершенстве. Вскоре война вновь сделается "безликой", человечество начнет играть с новыми игрушками и через некоторое время доиграется: мир вновь погубит сам себя, ведь в этой битве победителей не бывает... Лучше уж мучиться всю жизнь призрачной виной в гибели родной матери, нежели лишить жизни сотни тысяч людей и не подозревать о глубине собственного падения!
- А теперь на юг! - прозвучал ликующий голос Рихтера. - Поглядим, что сможем поделать в портовых городах Даркленда, захваченных орагонцами. Но самое главное - это войти во фьорд и подойти к гавани Саммердауна. Там мы сможем протянуть руку помощи генералу, а потом и помочь ему вернуть земли, которые искони принадлежали нам, дарклендцам, и только нам!
- Ах, вот и вы, Сэндоу! - Рихтер сграбастал за плечи Мэйса и Грегора, блестящими глазами глядя в лицо Потрясателя. - Трое моих новых и дорогих друзей - и все благодаря этому адову путешествию! Обещайте, что мы не расстанемся, когда все закончится! Обещаете?
- Обещаю, - рассеянно кивнул Сэндоу. Старый маг уже размышлял о том, что, возможно, в древних городах на востоке сохранились крупицы Знания, которое может помочь усмирить ярость войны. Но в ближайшем будущем - и Сэндоу был в этом уверен - война не утихнет, и, может статься, вскоре настанет очередная эпоха Великого Небытия, которая сотрет с лица земли человечество вкупе с его культурой, наукой и историей, и людям вновь придется воскрешать цивилизацию с каменными топорами в руках... Но Сэндоу уже некоторое время назад решительно отринул былой пессимизм. Возможно, на этот раз людям все-таки удастся сладить с неумолимым роком. Ведь он, Сэндоу, в конце концов, обладает великой силой! Возможно, он сумеет найти ей применение, многократно усилить ее... А если все маги объединят свои усилия во имя мира на Земле, цивилизацию можно будет спасти! И что бы ни сулило им будущее, Солвон Рихтер будет поистине бесценным союзником. Да, это правда - главнокомандующий пока не осознает всего ужаса "безликого" убийства. Но однажды он все поймет. И вспомнит про Потрясателя Сэндоу, и явится к нему, и спросит, что он, старый вояка, может сделать, чтобы спасти мир...
- Когда мы возьмем верх над врагом и изгоним орагонцев из пределов Даркленда, я прослежу, чтобы вы возвратились на восток. Там вы без помех и вволю будете постигать древнее тайное Знание. Это будет скоро, очень скоро! Полагаю, войну мы выиграем в течение нескольких недель, ведь теперь проклятые орагонцы лишились своей великолепной техники, наворованной на востоке!
- Я предпочту несколько месяцев провести дома, ибо мне надо передохнуть и о многом подумать, - ответил Рихтеру Сэндоу.
- Что-о-о?! Вы-ы?! Вы, колдун, обуреваемый жаждой знания, жертвовавший ради этого жизнью? Теперь, когда можно спокойно, ничего не опасаясь, заняться исследованиями, будете сидеть дома и греться у камелька?
Сэндоу блаженно улыбнулся, вспомнив Фердайн:
- Зимы в горах изумительны, командир Рихтер. Домишки заметает снегом по самые крыши, и все деревенские жители вынуждены сидеть по домам, чтобы не замерзнуть заживо на ледяном пронизывающем ветру. Нам только и остается, что играть с нашими домашними в карты, мастерить долгими вечерами затейливые украшения - словом, развлекаться кто как умеет. Впрочем, об этом невозможно рассказать при помощи простых и грубых слов, это нечто волшебное. Вам надо прожить зиму в Фердайне, Рихтер, чтобы это понять... - Сэндоу помолчал, а потом словно с неохотой промолвил:
- Впрочем, боюсь, что таких волшебных зим впереди совсем немного... Вскоре отыщется способ легко расчищать снежные завалы, а также бороться с холодом и непогодой. И все мы примем новшества с распростертыми объятьями, восславим прогресс и сделаем вид, что ровным счетом ничего не теряем...
Рихтер был потрясен. Но Мэйс грустно улыбался. Молодой великан прекрасно понял, о чем говорит учитель. А учитель, взглянув на него, отчетливо осознал, что Мэйс почувствовал весь ужас того, что случилось этой ночью. Лицо Грегора выражало легкое недоумение. Впрочем, мальчик уже начинает понимать, что сулит всем им будущее, хотя ему потребуется еще несколько недель, чтобы вполне осмыслить все случившееся с ними за время этого долгого путешествия.
Во тьме невежества блеснул долгожданный свет. Впереди их поджидало Знание. Но в колеблющихся тенях затаились тьма и смерть. Они копили силы, чтобы в решающий момент нанести сокрушительный удар. И тщедушному пожилому магу предстояло в одиночку ополчиться против войны и невежества. А когда силы его иссякнут, его место займет возмужавший Грегор.
- Ну, а теперь, - сказал Потрясатель Сэндоу, беря за руки обоих своих сыновей, - всем нам надо немного вздремнуть.


далее: 62 >>

Дин Кунц. Ясновидящий
   62